Евгения Пименова

Перед уходом на летние каникулы правительство Германии намерено рассмотреть и утвердить новую редакцию «Белой книги» национальной безопасности, разработанную министерством обороны совместно  с рядом других силовых ведомств. Этот документ, призванный определять основные вехи и роль ФРГ в архитектуре европейской оборонной политики, сразу же привлек пристальное внимание международной общественности и СМИ.  Ведь  в нем Россия называется основной опасностью для Европы, наряду с международным терроризмом, киберпреступностью и миграцией.

Такая постановка вопроса отнюдь не нова – в 2014 году президент США Барак Обама с трибуны Генеральной ассамблеи ООН обозначил три главные угрозы человечеству, среди них – вирус Эбола, Россия и ИГИЛ1. По всей видимости, именно в русле данного стратегического вектора была переработана  «Белая книга» ФРГ. Редакция этого 80-страничного документа осуществляется впервые с 2006 года. Бесспорно, за 10 лет мир изменился, и в этой связи ключевые внешнеполитические государственные доктрины нуждаются в переработке. Однако  в этом контексте важно отметить, какие изменения произошли за последние годы с самой Германией.

За относительно недолгий период  международная самопрезентация ФРГ претерпела заметные метаморфозы. Мир привык видеть в Германии ответственного и сильного игрока, выстраивающего свою внешнеполитическую линию в русле принципиального пацифизма и антимилитаризма. Однако сегодня начинает казаться, что страна постепенно оставляет в прошлом свой болезненный комплекс исторической вины, отходя от декларируемого в течении семи послевоенных десятилетий «принципа военной сдержанности». И вот, в небе над странами Балтии на боевое дежурство заступают немецкие истребители с полным боекомплектом на борту, на полях 70-ой Генассамблеи ООН канцлер Ангела Меркель заявляет, что ФРГ должна войти в состав постоянных членов Совета безопасности, а на закрытом военном объекте на западе страны планируется поэтапная модернизация размещенного там ядерного оружия США. Кроме того, стремительно расширяется присутствие Бундесвера в рамках военных миссий и маневров НАТО.

Так, например,  министерство обороны планирует направить на предстоящие учения НАТО в Литве от 150 до 200 солдат. Всего на территории Литвы в рамках данной операции, по оценкам журнала «Zeit», расположится воинский контингент около 1000 человек, командование которым возьмут на себя офицеры Бундесвера (окончательное решение на этот счет будет принято после Варшавского  саммита НАТО в начале июля). А ведь еще пять лет назад тогдашний министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле говорил: «… Мы принципиально соблюдаем культуру военной сдержанности и поэтому делаем ставку в первую очередь на предотвращение кризисов с помощью дипломатии, сотрудничества и содействия экономическому развитию…».2

Итак, согласно документу, «Россия больше не партнер для Германии, а соперник» так как она «пересматривает сложившийся после окончания Холодной войны миропорядок в Европе». Все это имеет «далеко идущие последствия для немецкой безопасности» в силу того, что «Россия отвернулась от Запада». В этом же ключе выступил и министр иностранных дел Франк Вальтер Штайнмайер на состоявшихся недавно Потсдамских встречах, где ежегодно собираются видные представители общественности двух стран. Он заявил, что процесс отчуждения от Запада Россия запустила, присоединив Крым, и это служит главным препятствием  на пути восстановления российско-германского диалога в полном масштабе.

Так зачем же правительству ФРГ необходимо так повышать градус общественной риторики и делать еще один шаг в демонизации образа России в Европе? Одна из возможных причин – предстоящие в 2017 году выборы в Бундестаг, в рамках подготовки к которым правящей партии важно использовать все рычаги и возможности воздействия на электорат. Нельзя не учитывать и важность для Германии проявить свою трансатлантическую солидарность. И в этом смысле назвать Россию угрозой безопасности – шаг насколько демонстративный и резонансный, настолько и ни к чему не обязывающий.

Кроме того,  в последнее время у западной общественности постепенно начинают открываться глаза на происходящее на Украине. К слову, недавно ООН сообщила о пытках и безнаказанном нарушении прав человека на Донбассе со стороны СБУ.  И в данном случае вновь напомнить о российской угрозе – хороший информационный повод для отвлечения общественного внимания от такого рода фактов. Еще одна из возможных причин в том, что силовые ведомства по причине своей профессиональной специфики склонны в большей степени, чем политики и дипломаты апеллировать к логике холодной войны и конфронтации.  Возможно также, что все  это –  одна из попыток аргументировать необходимость повышения в перспективе бюджетных ассигнований для Министерства обороны.

Думается, что серьезных последствий для российско-немецких  отношений «Белая книга» в своей новой редакции не принесет. Равно как и в случае с заявлением Обамы принципиально на российско-американском треке ничего не изменилось. Однако самое грустное в этой истории, что в данном случае, увы, просто неизбежно напрашиваются исторические коннотации.  Германия как страна, несущая ответственность перед всем миром за развязанную Гитлером войну, объявляет противником Россию – правопреемницу СССР –  где за годы войны были истреблены более 20 миллионов человек, где были Сталинград и Блокада.  Это верх политического цинизма, и представляется, что для немцев побуждение к враждебности по отношению к России должно быть таким же историческим табу, как  и  публичный антисемитизм.

[1]

[2]

[3]

[4]

  1. Организация запрещена в России по решению Верховного Суда РФ
  2. Интервью министра иностранных дел Гидо Вестервелле журналу «Эксперт». № 29 (763) 25-31 июля 2011.