Заседание ОПЕК в Вене 2 июня  завершилось без неожиданностей.  Главным его  итогом стало решение давно стоявшего перед картелем кадрового вопроса. Занимавший пост генерального секретаря ОПЕК ливиец Абдалла аль-Бадри должен был покинуть этот пост еще в 2012 году, когда завершился максимально разрешенный для генсека этой организации шестилетний срок пребывания в должности. Однако страны картеля не смогли договориться о новом генеральном секретаре, и решение вопроса было отложено. Теперь смена состоялась – во главе ОПЕК встал бывший руководитель Нигерийской национальной нефтяной корпорации  Мухаммед Баркиндо. Несмотря на то, что Нигерия выступает за заморозку добычи, вступление Баркиндо в должность не означает, что такое решение будет принято в обозримой перспективе т.к. генеральный секретарь ОПЕК не занимается определением политики картеля, его основными задачами являются поддержание единства организации и разрешение внутренних споров в ней.

Вторым по значимости решением, принятым на саммите, стало согласие на возвращение Габона в состав картеля после 11-летнего перерыва. Габон, доказанные запасы нефти которого составляют порядка 2 млрд барр., был членом в ОПЕК в 1975–1995 годах и покинул организацию из-за неспособности выплачивать членские взносы. С добычей около 240 тыс. барр./д. он станет самым «скромным» членом картеля (решение вступит в силу 1 июля 2016 г.).

В то же время страны-участницы не смогли согласовать ни сокращение добычи, ни даже заморозку ее уровня. Непосредственно перед заседанием Саудовская Аравия, неформальный лидер ОПЕК, заявила о целесообразности обсуждения вопроса о возврате к целевому ориентиру добычи. По информации главного нефтяного аналитика компании Energy Aspects Амриты Сен, члены ОПЕК обсуждали установление нового потолка суммарной добычи на уровне 32 млн барр/д., что соответствует фактической добыче картеля в апреле (нынешняя квота формально действует с 2011 года и составляет 30 млн барр/д.). Однако, эта инициатива не была оформлена в официальное предложение, т.к. с ней не согласился ряд членов организации.  В частности, министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане заявил, что не согласен с установлением потолка для ОПЕК в целом. По его мнению, организации следует вернуться к существовавшей ранее системе индивидуальных страновых квот, но этот вопрос сложно согласовать в рамках июньской встречи.

Выбрав нового генсека страны-члены продемонстрировали наличие некоего единства мнений в картеле. В то же время отсутствие договоренности в отношении уровней добычи было воспринято рынком как новый сигнал его слабости и указание на то, что страны-члены ОПЕК будут продолжать активную борьбу за рынки. И последовавшие вскоре после заседания ОПЕК события наглядно подтверждают этот вывод.

The Wall Street Journal 6 июня опубликовала сообщение о том, что государственная нефтяная компания Saudi Aramco в письме к европейским покупателям проинформировала их о снижении цен на сырую нефть с поставками в июле. Для стран северо-западной Европы они снизятся, в среднем, на 35 центов за баррель, для стран Средиземноморья – на 10 центов. Изменения не коснутся лишь сорта Extra Light. Премия для марки Super Light повысится на 10 центов, для Arab Light – на 35 центов за баррель.

Снижение Саудовской Аравией цен на нефть для европейских потребителей указывает на то, что она не только не намерена отказываться от борьбы за сохранение своей доли на региональных рынках, но и будет всячески противодействовать реализации планов Ирана  по увеличению экспорта и восстановлению «досанкционного» присутствия на этом рынке.

По данным Международного энергетического агентства, Саудовская Аравия поставляла в европейские страны в течение последнего года около 800 тыс барр/д.  Ее конкурент – Иран продает в Европу 400 тыс. барр/д., но в ближайшие месяцы, после заключения новых контрактов с греческими, французскими и итальянскими переработчиками, намерен довести поставки до 700 тыс. барр/д.

Борьба между компаниями этих стран ведется за счет снижения цен, спецпредложений и скидок для отдельных покупателей. Причем, ни одна из сторон не намерена отступать. Так, по заявлению руководителя по связям с общественностью министерства нефтяной промышленности Ирана Акбар Нематоллахи, Иран уверен в победе, поскольку его финансы меньше зависят от нефти и, в итоге, Саудовская Аравия больше проиграет в ценовой войне.

Европейские скидки Saudi Aramco планирует компенсировать на других рынках, где конкуренция с Ираном не так остра, – азиатском и американском. Так, отпускные цены на нефть Саудовской Аравии повысятся для потребителей из США, куда иранская нефть до сих пор не поставляется. Стоимость Arab Light поднимется на 20 центов, что на 55 центов выше регионального уровня.

Новый виток конкурентной борьбы между Саудовской Аравией и Ираном развернулся, когда рынок нефти еще только восстанавливается. Переизбыток нефти сократился до 1,2-1,5 млн барр./д. из-за действия временных факторов – перебоев в поставках из Канады и Нигерии, что и послужило причиной роста цен. Однако переход к балансу спроса и предложения еще не закончен, и цены могут снова «пойти вниз», если Иран и Саудовская Аравия продолжать демпинговать.

Как показало заседание ОПЕК страны-члены картеля сейчас не способны выработать скоординированную политику на нефтяном рынке. Поэтому России целесообразно активизировать диалог с крупнейшими производителями из ОПЕК по выработке мер его стабилизации.