Этот день, ежегодно отмечаемый по решению Генеральной Ассамблеи ООН, служит хорошим поводом ещё раз подчеркнуть важность борьбы с наркоманией и наркобизнесом. Ведь по оценкам Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), около 240 млн человек в мире хотя бы раз употребляли наркотики, ежегодно от наркотиков умирает более 200 тыс. человек, причём группой наибольшего риска является молодёжь.

Хотя Политическая декларация ООН по наркотикам 2009 г. установила 2019 г. в качестве даты решения задачи «ликвидации или существенного и поддающегося оценке сокращения незаконного производства, сбыта и распространения опиатов, кокаина, каннабиса и психотропных веществ», наблюдаемые сегодня мировые тенденции в сфере незаконного оборота наркотиков заставляют усомниться в реальности выполнения этих международных обязательств.

Особую тревогу вызывает серьёзная угроза со стороны Афганистана, являющегося мировым лидером по производству наркотиков опийной группы. Доля страны в мировом производстве колеблется от 70 до 90%. Все последние годы происходит стабильное расширение площадей посевов опийного мака, увеличивается количество провинций, занятых его выращиванием, растёт число нарколабораторий, население оказывает всё большее сопротивление правительственным операциям по ликвидации маковых посевов. Только плохие погодные условия последних лет не позволили собирать гигантские урожаи, но и того что удаётся получить более чем достаточно для обеспечения мирового рынка наркотиков, который значительно расширился за счёт воюющей Сирии, куда растут поставки морфина для использования в качестве болеутоляющего средства, а также за счёт нелегального международного фармацевтического сектора, поставляющего обезболивающие препараты на «чёрный» рынок.

Глобальная угроза миру исходит также из региона, именуемого «Андским наркотреугольником», в который входят Перу, Колумбия и Боливия и где сосредоточено 90% мировых плантаций кустарника коки. Отсюда на мировой нелегальный рынок поступает кокаин, который начал активно распространяться в последнее время в Азии, Океании, Центральной и Южной Америке, Карибском бассейне, т.е. в тех регионах, которые прежде не ассоциировались ни с незаконным оборотом, ни с потреблением этого наркотика. Отмечается рост его потребления в Восточной и Юго-Восточной Азии, где наблюдается экономический рост и как его результат – формирование обеспеченных групп населения, и в Латинской Америке – в связи с доступностью и сравнительной дешевизной кокаина из-за близости к странам-производителям.

В последние годы на повестку дня всё больше выходят проблемы, связанные с нелегальным производством и распространением синтетических наркотиков, к категории которых относятся стимуляторы амфетаминового ряда (САР: вещества групп амфетаминов и «экстази») и другие подобные препараты. В мире отмечается стабильный рост масштабов злоупотребления синтетическими наркотиками, которые составили серьёзную конкуренцию традиционным – марихуане, гашишу, кокаину и героину. Синтетические наркотики просты в изготовлении, сырьё для них весьма доступно, а организация производства не требует больших инвестиций. В результате незаконный оборот синтетических наркотиков превратился в мировую индустрию. Трудности борьбы с пресечением их оборота связаны в основном с внутрирегиональным характером их распространения, поскольку исчезает необходимость пересечения государственных границ.

Новым важным аспектом современной наркоугрозы является переход наркобизнеса на изготовление и распространение искусственных аналогов. Так наркобизнес отвечает на предпринимаемые международным сообществом меры по борьбе с производством и транспортировкой натуральных наркотиков. В результате наркодельцам удаётся избежать необходимости организовывать трафик запрещённых веществ и привязки к конкретной климатической зоне, поскольку подпольные лаборатории могут создаваться в любой точке мира. В этих лабораториях синтезируется всё больше ранее неизвестных, а потому пока ещё не запрещённых видов новых психоактивных веществ (ПАВ), число которых на рынках наркотиков быстро растёт. В 2011 г. были получены сведения о появлении 45 новых наркотиков, в 2012 г. – 75, а в 2013 г. – 100, в 2014 г. – 388, в 2015 г. – более 600. Новые формулы и соединения появляются очень быстро и отслеживать их становится все сложнее. Количество появившихся на рынках ПАВ уже в два раза превысило общее число веществ, находящихся под международным контролем.

Соответственно и злоупотребление не подпадающими под контроль новыми ПАВ получает всё более широкое распространение. Не проверенные на безопасность, они представляют собой гораздо большую потенциальную угрозу, чем традиционные наркотики. При их употреблении развиваются психическая и физическая зависимости, сопровождающиеся необратимыми процессами в организме человека, вплоть до летального исхода.

Производство новых препаратов на основе модифицированных химических соединений позволяет производителям оперативно реагировать на конъюнктуру наркорынка. Взаимозаменяемость исходных компонентов и разнообразие производимых препаратов обеспечивают относительную простоту и низкие издержки производства и, как следствие, низкую розничную цену по сравнению с натуральными наркотиками. Иными словами, успехи в осуществлении международной антинаркотической политики заставляют организованную преступность все чаще прибегать к внедрению инноваций. Благодаря этому появились курительные смеси «Спайс», содержащие синтетические каннабиноиды, фенетиламины, синтетические катиноны (мефедрон, МДПВ и метилон), триптамины, пиперазины, продаваемые под видом относительно безвредных товаров повседневного пользования – таких как освежители воздуха, соли для ванн, благовония, удобрения.

Потребление ПАВ зарегистрировано в странах всех регионов, но наиболее широкое распространение они получили в Европе и Северной Америке. В настоящее время ПАВ создаются в основном в азиатских странах с развитой химической и фармацевтической промышленностью, что в корне отличается от модели подпольного изготовления находящихся под контролем психотропных веществ, например, стимуляторов амфетаминового ряда, которое, как правило, организуется в регионе потребления.

С появлением ПАВ стала меняться и технология их продажи. Основной площадкой незаконного оборота наркотиков стал интернет. Веб-торговля начала расти быстрыми темпами, что привело к появлению огромных веб-рынков, таких как SilkRoad и Agora. Причём закрытие правоохранительными органами одних приводило к появлению других. К сожалению, интернет повышает эффективность, анонимность и мобильность торговли наркотиками. Это затрудняет работу правоохранительных органов и вынуждает искать новые методы контроля, но на это требуется время.

Таким образом, с сожалением приходится констатировать, что усилия мирового сообщества по борьбе с производством, распространением и потреблением наркотиков не приносят желаемых результатов. Этим можно объяснить тот факт, что в последние годы всё активнее звучат призывы к легализации наркотиков, ввиду неэффективности применяемых ныне репрессивных мер борьбы с ними. Всё больше стран выступает за организацию регулируемых рынков наркотиков.

Серьёзным ударом по международным усилиям по противодействию глобальной наркоугрозе стал представленный в 2011 г. экспертный доклад Глобальной комиссии ООН по наркотикам, в подготовке которого приняли участие многие бывшие политические деятели, такие как Кофи Аннан, Хавьер Солана, бывшие президенты Мексики, Колумбии, Бразилии и других стран. В докладе содержался призыв к легализации наркотиков и прекращению уголовного преследования наркоманов (декриминализация). Это заявление подверглось резкой критике со стороны Управления ООН по наркотикам и преступности, России, США и других стран, однако тенденция к легализации некоторых видов наркотиков продолжает набирать обороты. В 2014 г. увидел свет второй доклад, в котором комиссия призвала правительства стран мира кардинальным образом пересмотреть свою политику в отношении оборота наркотических веществ. По мнению авторов, «на смену карательной идеологии должны прийти более гуманные и эффективные подходы, основанные на научных данных, принципах общественного здравоохранения и правах человека». Комиссия предложила ввести законодательное регулирование оборота большинства известных наркотиков по примеру регулирования продажи алкоголя и табака, но сохранить строгий запрет на их продажу несовершеннолетним и оборот «самых сильных и рискованных препаратов».

В этом контексте понятно, почему в ряде СМИ, особенно американских и европейских, настойчиво насаждается мнение о том, что «лёгкие» растительные наркотики, например, марихуана, менее вредны для здоровья и не вызывают физической зависимости. В результате в США стала меняться государственная политика в направлении декриминализации и легализации рекреационного использования марихуаны. В настоящее время медицинская марихуана ( в качестве лекарства) легализована в 24 штатах страны, а её рекреационное употребление (в клубах, барах) допускается в Колорадо, Вашингтоне, Орегоне, округе Колумбия, на Аляске и в ряде других штатов. Управление по борьбе с наркотиками США (DEA) планировало изменить статус конопли в регистре запрещённых контролируемых веществ в первой половине 2016 г.

Среди стран, которые принимают меры, чтобы в той или иной степени сделать марихуану легальной, следует назвать Австрию, Португалию, Чили, Испанию и ряд других. Марихуана декриминализирована в Нидерландах и полностью легализована в Уругвае. В Колумбии легализованы кокаин и марихуана, и рассматривается вопрос об узаконивании ряда синтетических наркотиков: ЛСД, экстази и амфетаминов. На экспертном уровне рассматривается возможность легализации конопли в Австралии, Дании и Грузии. За частичную легализацию марихуаны выступает Либерал-демократическая партия Великобритании, поскольку это, по подсчётам, поможет увеличить поступления в бюджет на 1 млрд фунтов стерлингов ежегодно. Партия призывает правительство пойти по пути ряда штатов США и разрешить продажу препараты конопли гражданам, достигшим 18 лет. Вопрос о легализации марихуаны обсуждался на весенней партийной конференции в марте 2016 г. и был поддержан большинством голосов.

Последователи новых веяний утверждают, со ссылкой на опыт уже легализовавших марихуану государств, что там снижается не только преступность, но и количество наркоманов. Однако есть противоположные свидетельства, поскольку, например, в США от неконтролируемого употребления марихуаны многие жители очень быстро стали переходить к сильным наркотикам, особенно к героину, что привело к росту его потребления в последние годы. Только за период 2007-2013 гг. число зависимых от героина американцев, по сообщению Центров по контролю и профилактике заболеваний, увеличилось почти на 150%, а количество жертв злоупотребления героином удвоилось.

Сторонники и противники смены курса в области мировой наркополитики получили возможность обсудить данную проблему на Специальной сессии Генеральной Ассамблеей ООН (как правило, созываются по вопросам, требующим особого внимания) в апреле 2016 г. Данная сессия была запланирована на 2019 г., чтобы дать оценку прогрессу, достигнутого государствами-членами ООН в реализации положений двух документов, утвержденных в 2009 г.: «Политической декларации» и «Плана действий по налаживанию международного сотрудничества с целью выработки комплексной и сбалансированной стратегии борьбы с мировой проблемой наркотиков». Но по инициативе ряда стран Южной Америки она была перенесена на 2016 г. Эти страны настаивают на пересмотре современной наркополитики в связи с растущим уровнем насилия и оргпреступности вследствие разгула наркомафии в регионе. Государства Латинской Америки выступили за реформирование так называемой репрессивной наркополитики, включая отказ от репрессий в пользу социально-медицинских мер, отмену смертной казни за наркопреступления и прекращение официально объявленной «войны с наркотиками».

В ходе дебатов сторонники реформ призывали к отходу от политики борьбы с наркотиками и делали акцент на общественном здравоохранении, подразумевая повсеместное внедрение так называемых программ «снижения вреда от наркотиков», которые, по сути, легализуют сам факт их потребления. А приверженцы прежнего курса последовательно выступали против любых форм легализации наркотиков, справедливо полагая, что это шаг от свободы выбора к вседозволенности, поскольку наркотики, будучи легализованы, укоренятся в обществе и со временем уже не станут восприниматься как нечто опасное.

Сторонники реформирования были сильно разочарованы итоговым документом, в котором была подтверждена приверженность прежним целям и задачам трёх основополагающих конвенций, лежащих в основе международной системы контроля над наркотиками, а Генассамблея продемонстрировала решимость «содействовать построению общества, свободного от злоупотребления наркотиками». В документе даже не были упомянуты проблемы декриминализации наркотиков и «снижения вреда от наркотиков» – два центральных аспекта требований «реформаторов».

Наиболее последовательно официальную позицию, занимаемую ООН по этому вопросу, отстаивали Россия, Китай, Иран и Индонезия.

Россия придерживается классического подхода в своей антинаркотической политике, считая недопустимыми любые попытки размывания современного конвенционного режима, и настаивает на неукоснительном соблюдении принятых международных конвенций. Исторический опыт убеждает, что при отсутствии ограничений на оборот наркотиков наблюдается резкий рост их производства и потребления, сопровождающийся необратимыми экономическими, социальными и демографическими последствиями. Поэтому Россия будет продолжать делать акцент на мобилизацию широкой общественной поддержки и развёртывание действенной агитации против злоупотребления всеми без исключения видами наркотиков.