Весь период подготовки и, естественно, итоги референдума по вопросу пребывания Великобритании в составе ЕС находились под постоянным и пристальным вниманием Китая. Для этого у второй мировой державы есть весомые причины как экономического, так и геополитического плана, которые, впрочем, тесно переплетены между собой.

Доля самой Великобритании во внешней торговле КНР относительно невелика (порядка 3% от общего объёма), но Лондон выполняет весьма важную роль в делах ЕС. Союз же в целом занимает первую строку (опережая США) среди торговых партнёров, а также инвесторов Китая, который, в свою очередь, является вторым (после США) торговым партнёром ЕС.

Как и 1500 лет назад, нынешней Европе отводится роль конечного пункта грандиозного китайского проекта восстановления “Великого шёлкового пути”.

После установления в 1975 году официальных отношений и по настоящее время КНР и Евросоюзом сформировано свыше 60 диалоговых площадок различного уровня, на которых рассматривается широкий круг вопросов двусторонних отношений. Самой важной из этих площадок является ежегодный саммит “ЕС-Китай”, который к 2016 году проводился уже 17 раз.

Судя по всему, эксперты ЕС были плотно вовлечены в процесс разработки плана фундаментальной модернизации китайской экономики, утвержденного в начале с.г. высшим представительным органом власти КНР.

Основным документом, определяющим среднесрочную стратегию европейско-китайских отношений, является принятая в 2013 году “Повестка дня кооперации между ЕС и Китаем на период до 2020 года”.

В настоящее время Китай стремится завершить два важных переговорных процесса с ЕС, протекающие весьма непросто, и очевидным образом находится под негативным влиянием со стороны США.

Для Пекина из них особое значение (причем не только экономическое, но и политическое) имеет будущее соглашение о предоставлении европейцами китайской экономике статуса “рыночной”. Китаю это резко облегчило бы выполнение до конца текущего года требования ВТО, которое заключается в необходимости перевести национальную экономику на рыночные рельсы в течение 15 лет. Данное требование было поставлено перед КНР в 2001 году в рамках процедуры вступления в эту международную организацию.

С 2013 года ведутся переговоры о заключении “комплексного соглашения об инвестициях”, которое должно содействовать созданию более благоприятных условий для развития двустороннего инвестиционного процесса (сегодня перемещение денежной массы из ЕС в Китай на порядок превышает денежный поток в обратном направлении).

Участившиеся визиты китайских лидеров в Европу имеют целью развитие торгово-экономических связей с ЕС, что несет взаимную выгоду сторонам. Последний такой визит председатель КНР Си Цзиньпин совершил в июне с.г. в Польшу и Сербию, которые рассматриваются в качестве важных промежуточных звеньев будущего транспортного мегапроекта.

Исходя из реалий обострения геополитической конкуренции с США, руководство КНР прикладывает все усилия для того, чтобы ЕС, развиваясь в качестве не только экономического, но и де-факто важного международно-политического игрока, не превратился окончательно в ключевой элемент антикитайской коалиции условного “Запада”, руководимого (пока) США.

Для КНР крайне важно сохранение относительно устойчивого и самостоятельного ЕС. Поэтому в Пекине с настороженностью относятся к трендам, которые свидетельствуют об ослаблении (с перспективой разрушения) единства Союза.

Важнейшим же сигналом присутствия подобного рода трендов явился сам факт проведения британского референдума. С самого начала данного процесса китайские “симпатии” имели вполне определённый характер, располагаясь на стороне сторонников сохранения Великобритании в Евросоюзе.

В день проведения референдума в официозе People’s Daily в очередной раз объяснили, “Почему Китай опасается Брэксита”. Это, в свою очередь, явилось подтверждением, что Пекин “плотно наблюдает и взвешивает возможные последствия выхода Великобритании из ЕС”. Издание напоминает, что эта страна является второй по экономической мощи (после Германии) страной-членом Союза.

Ссылаясь на оценки экспертов Bank of China, автор статьи полагает, что Китай оказался перед перспективой “потери важного сторонника” заключения соглашения о свободной торговле между КНР и ЕС. Отмечается, что лондонский финансовый хаб (один из крупнейших в мире) сыграл важную роль в интернационализации юаня, и возможное падение значимости этого хаба (в случае выхода Великобритании из ЕС) негативно повлияет на китайские планы по глобализации своей экономики.

Теперь, после того как сторонники “брексита” победили, Китаю придётся срочно вносить серьёзные коррективы в свою европейскую политику в целом. Первая же реакция на результаты референдума свелась к пожеланию лидерам ЕС “мужества” и выражению надежды на продолжение развития отношений с КНР.

Наконец, итоги британского референдума несомненно привнесут весомый элемент неопределённости и в общемировую политическую картину, которая и без того в последние годы подвергается воздействию различного рода факторов, негативных с точки зрения поддержания стабильности в мире.