Баканова А.С.

Николайчук И.А. (РИСИ);
Баканова А.С. (МГУ им. М.В.Ломоносова)

 

 

В условиях кризиса современного мирового порядка, который характеризуется переходом от однополярной модели к полицентрической системе международных отношений, одним из главных инструментов геополитической борьбы становится информационно-пропагандистская деятельность государств.

Западная, в первую очередь американская, элита оказалась неспособной справиться с вызовами и угрозами XXI века, генезис которых в значительной степени определен результатом политики США и их союзников, проводимой в течение последних 25 лет. Вмешательство в суверенные дела государств, практика гуманитарных интервенций и смены режимов, осуществляемая под демократическими лозунгами, навязывание либеральных ценностей привели к росту фундаментализма и терроризма, появлению ряда «failed states» на месте некогда стабильных государств, дискредитации роли ООН и основ международного права. Все это фактически означает возвращение к довестфальскому периоду международных отношений. На фоне формирования новых центров силы и возрождения государств, стремящихся проводить независимую политику, Запад прибегает к использованию  информационных рычагов с целью сдержать потенциальных конкурентов и сохранить своё глобальное доминирование.

В середине XX века американский политолог, один из основателей теории массовой коммуникации, Гарольд Лассуэл выделил пропаганду в качестве наиболее экономного инструмента политики, позволяющего обеспечивать национальные интересы государства и его претензии на мировое господство. По сравнению с дипломатической деятельностью, которая осуществляется на межгосударственном уровне и имеет опосредованное воздействие на общество, пропаганда включает в себя более широкий инструментарий. Она позволяет влиять как на внутреннего пользователя, так и внешнюю аудиторию. Главной целью политической пропаганды является дискредитация соперника и внедрение в массовое сознание таких установок и взглядов, которые будут соответствовать интересам элиты, инициирующей информационную войну, и оправдывать необходимость проведения жёсткой политики в отношении противника.

С крушением биполярной системы и уходом Советского Союза с мировой арены глобальное информационное поле (напомним, – в годы холодной войны оно представляло собой арену борьбы двух идеологически непримиримых геополитических врагов) перешло в «монопольное владение» глобалистких проатлантических структур с координирующим центром в США. Подавляющее число военно-политических конфликтов, разразившихся в последние два десятилетия и представлявших определенный интерес для Запада, начиная с войны на Балканах в результате распада Югославии и заканчивая Сирией, сопровождались массированной пропагандой в СМИ, обслуживающей интересы западных заказчиков. Типичным для такого рода информационных атак стали обвинения в адрес неугодных правительств в преступлениях против человечества, нарушении свобод и принципов демократии. Так, в международных средствах массовой информации демонизировались сербские лидеры и сам сербский народ, бывший союзник Запада Саддам Хуссейн превратился в международного террориста № 1, тиражировались «доказательства» зверств «кровавых» режимов Каддафи и Асада и  т.д.

Начиная с событий на Украине, где кульминационным моментом стало воссоединение Крыма и Севастополя с Российской Федерацией, отношения России и Запада вошли в острую фазу конфронтации, которая сопровождается беспрецедентно жесткой риторикой в адрес российских властей.  Интересно, что вместе с традиционными нападками на Президента России В. Путина, главным врагом «цивилизованного мира» стали также и российские СМИ. При этом основной поток зарубежных публикаций, повествующих об информационной войне, которую Путин ведет против Запада через «прокремлевские» средства массовой информации (в первую очередь, RT и Sputnik International) исходит не из Соединенных Штатов, как можно было бы предположить, а из Европы. Лидерами по производству материалов, посвященных российской пропаганде, являются Германия, Швеция, Норвегия, Великобритания, Франция, а также страны Прибалтики1.

В данном контексте уместно говорить о стратегии сдерживания России на периферии Европы, которая реализуется США в тесном сотрудничестве с европейской лояльной элитой. Благодаря развитой сети проатлантистских организаций и НПО в Европе, Штатам удается обеспечивать тесную кооперацию в информационной сфере с европейскими коллегами, что позволяет на высшем уровне формировать ту или иную информационную повестку, в соответствии с которой освещаются и тиражируются те или иные новости, предназначенные для внутренней аудитории. Например, работающие в Германии проамериканские структуры, такие как Немецкий Фонд Маршалла или Атлантический мост, в рядах своих членов имеют влиятельных немецких политиков, управляющих, главных редакторов и корреспондентов ведущих немецких изданий и каналов, среди которых числятся ARD, ZDF, Frankfurter Allgemeine Zeitung, Die Zeit, Süddeutsche Zeitung, Spiegel, Handelsblatt, Die Welt2. Американское посольство выделяет гранты немецким фондам, мозговым центрам и исследовательским институтам, готовым «бороться с дезинформацией» и представлять реальные цифры и факты по актуальным для Америки вопросам. В этой связи становится ясно, почему Германия традиционно занимает первое место в рейтинге стран с наибольшим количеством негативных публикаций в адрес России.

В начале июля этого года немецкий канал ARD пустил в эфир передачу-расследование под названием «Игра в тени: необъявленная война Путина против Запада», в которой немецкому зрителю рассказывают о том, как в отношении Германии ведется «гибридная война». Как утверждают создатели фильма Маркус Веллер и Арнд Гинцель, Путин стремится подчинить Европу российским интересам через пропаганду среди населения, в первую очередь, воздействуя на общественное настроение в Германии как самой влиятельной страны в ЕС. Немецкие документалисты, описывая информационную стратегию России, указывают на то, что Путин успешно манипулирует темой беженцев и ошибками правительства Меркель в миграционной политике Германии3; Россия использует якобы независимые интернет-ресурсы для распространения дезинформации и пропаганды (такие как ANNA News и News Front), а также сотрудничает с оппозиционными радикальными и популистскими партиями, симпатизирующими режиму Путина и выступающими против нынешней системы4.

Дело порой заходит очень далеко. Так, 25 июля этого года Евросоюзу, по сообщениям информационных агентств, предложили создать обязательный регистр лоббистских организаций для противодействия растущему влиянию российских СМИ в Европе. Такая рекомендация содержится в докладе базирующегося в Брюсселе аналитического центра Martens Centre. Авторы доклада «Медведь в овечьей шкуре: Российские организации в ЕС, финансируемые правительством» утверждают, что российские СМИ, среди которых чаще всего упоминается агентство Sputnik, а также телеканал RT и проект «Российской газеты» Russia Beyond the Headlines, распространяют влияние на европейцев. В этом же ряду в докладе стоят и «российские НПО», например, Российский институт стратегических исследований (РИСИ) и фонд «Русский мир».

Антироссийская пропаганда в Европе используется для обоснования присутствия НАТО и необходимости его дальнейшего укрепления и расширения на европейском континенте. Североатлантический альянс с самого начала его возникновения носил антисоветский, антироссийский характер и был создан Штатами для установления американского контроля над европейским пространством с целью не допустить возрождения Германии, а также воспрепятствовать формированию тесных военно-политических отношений с Россией, что явилось бы прямым вызовом англосаксонской гегемонии в Европе, установившейся по итогам двух мировых войн. В условиях экзистенциального кризиса НАТО подобная риторика в европейских СМИ призвана сформировать у европейского обывателя образ надвигающейся угрозы с Востока, которая стремится разрушить стабильный европейский порядок и внести хаос в размеренную европейскую жизнь. Данная информационная политика должна обеспечить необходимую гражданскую поддержку, или как минимум нейтралитет, для того, чтобы правящие элиты могли беспрепятственно принимать необходимые меры в отношении России, будь то экономические санкции или увеличение расходов на оборонные нужды. Как отмечает швейцарская газета Tages-Anzeiger (11.07), комментируя итоги саммита НАТО в Варшаве 8-9 июля, Путин является идеальным врагом для НАТО, который «заставил Запад сплотиться»: «в Варшаве наконец было решено вернуться к первоначальной цели альянса – защите стран-членов». Покидающий в этом году президентский пост Барак Обама в своей «прощальной речи» в завершение саммита отметил, что за всё время существования альянса организация еще никогда не сталкивалась с таким количеством вызовов и «Европа может рассчитывать на США как в хорошие, так и трудные времена».

Таким образом, аналогично тому, как Соединенные Штаты в годы холодной войны с помощью широкого спектра средств, именуемых сегодня «мягкой силой», стремились мирным путем нейтрализовать СССР, «целясь в коммунизм», то есть в идейное, системообразующее ядро советского проекта, сегодня в качестве аналогичной мишени используется образ политической элиты во главе с президентом. Очевидно, что нынешний курс политического руководства страны, ориентированный на закрепление за Россией статуса одной из лидирующих мировых держав, претендующей на свою сферу интересов, не устраивает Запад. Западная пропаганда ставит своей целью очернить любые инициативы нынешнего российского руководства, убедить аудиторию в лживости правящего режима и всей российской системы, что явно просматривается в ситуации с допинговыми скандалами, ставшей топовой темой последних месяцев в СМИ.

Кроме того, по итогам холодной войны западная элита осознала, что для сохранения глобального доминирования необходимо препятствовать появлению государств, способных предложить альтернативу западному пути. В свою очередь, Россия сегодня бросает цивилизационный вызов этой западной постмодернистской модели с её претензиями на универсализм, для которой характерны отказ от национального суверенитета и развитие общества на основе либерталистской парадигмы. По сравнению с китайским, восточным, проектом, слишком далеким для европейского обывателя, российская ценностная модель с приоритетом духовного начала, включающая в себя понятия мужества, высшей цели, культурной самобытности и отстаивающая принципы справедливости, права и государственного суверенитета в международных отношениях, выступает в качестве реальной и привлекательной альтернативы нынешней форме глобализации. В частности, американские эксперты, обеспокоенные влиянием российской пропаганды, указывают на то, что так называемая «дезинформационная кампания» Кремля в Европе представляет угрозу национальной безопасности США не только потому, что нацелена на раскол союзников по НАТО, но также дискредитирует западные ценности и образ жизни.

В контексте новой холодной войны между Россией и Западом, необходимо разработать эффективную стратегию по защите и продвижению национальных интересов.  На данный факт обратил внимание и Президент России, выступая 30 июня 2016 года на совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации. По словам В. Путина, в сложившихся геополитических реалиях, принципиально важной задачей российской дипломатии должна стать выработка системы противодействия антироссийской пропаганде, включая оказание помощи отечественным средствам массовой информации за рубежом. Безусловно, необходимо сохранять и наращивать российское информационное присутствие в виде медиа-холдингов Russia Today и «Россия сегодня», которые уже составляют успешную конкуренцию американским и европейским медийным иновещательным гигантам, в том числе и в социальных сетях. Тем не менее, крайне важным представляется комплексная работа, как внутри страны, так и на международном уровне, не ограничивающаяся только информационно-просветительским аспектом. Пропаганда и контрпропаганда будут эффективными инструментами внешней политики, если страна демонстрирует реальные достижения в ключевых сферах деятельности. В этом случае успешность системы становится главным фактором конкурентоспособности страны, обеспечивающим ей лидирующие позиции в глобальном мире.

  1. Для анализа взят временной период с 1 ноября 2013 года по 17 июля 2016 года.
  2. Ulfkotte, U. (2014). Gekaufte Journalisten. Rottenburg am Neckar: Kopp Verlag.
  3. В качестве примера журналисты ссылаются на дело 13-летней девочки «Лизы Ф.», ставшей жертвой насилия со стороны мигрантов в январе 2016 года, которое вызвало широкий резонанс в  немецком обществе, особенно в русскоязычной общине Германии. В результате, российские немцы при поддержке «Международного конвента российских немцев» вышли на митинг к ведомству канцлера с требованием ужесточить миграционную политику и провести честное расследование. После освещения происшествия российскими журналистами Федеральное ведомство по охране Конституции ФРГ обвинило российскую сторону в намеренном раскручивании дела с целью  повлиять на политику в Германии.
  4. В фильме также упоминается российский философ А.Дугин, являющийся теоретиком современного евразийства и сторонником российско-немецкого военно-политического союза. Создатели фильма представляют Дугина в качестве главного идеолога Кремля, а также говорят о его посреднической роли в вопросе поисков потенциальных лоббистов российских интересов  в Европе в академических и политических кругах.