В непростых условиях, в которых сегодня пребывают мировая экономика и финансы, очередной саммит «двадцатки» (G20)  в Ханчжоу (КНР), запланированный на 4-5 сентября 2016 года,  представляется особенно важным как по тематике выносимых на обсуждение вопросов, так и по факту его проведения именно  в Китае, являющемся на данный момент не только второй экономикой мира, но и  своего рода «двигателем» глобального экономического развития.

Действительно, Китай, как известно,  в период 2009 – 2011 годов давал 50% общемирового экономического роста.  Сегодня его вклад уменьшился до 30%, что объясняется как снижением темпов в самом Китае, так и вялым восстановлением глобальной экономики после мирового финансового кризиса 2008 года. Для того чтобы поддерживать заявленное  правительством  увеличение ВВП в пределах 6.5% – 7%, избавить за предстоящие пять лет от бедности 70 млн человек, а также  найти решение других не менее сложных задач  недостаточно проведения только внутрикитайских реформ, ибо страна прочно связана со сложной системой экономических и иных связей с другими странами.  Получается, что без достижения ощутимого позитива в мировой экономике, стабильного экономического и финансового развития партнеров из числа развитых и развивающихся стран Китаю будет сложно решать комплексные задачи социального и экономического развития,  поставленные 13-м пятилетним планом  (2016-2020 годов).

Ситуация же пока к особому оптимизму не располагает. Только в 2014 году  прямые иностранные инвестиции  в их глобальном измерении уменьшились на 8%, а темпы роста международной торговли в течение трех лет подряд фиксируются ниже темпов роста  мировой экономики. Естественно, такое положение дел непосредственно влияет на экономику и финансы стран Азии и Европы, поскольку ведет к  сокращению рынков сбыта,  сдерживает развитие производства и научно-технической сферы, отрицательно влияет на уровень занятости, а также объемы и структуру финансовых потоков

В Европе уже говорят о «потерянном десятилетии». Председатель Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер 14 сентября 2016 года  будет  докладывать европарламентариям о состоянии дел в Евросоюзе, а в конце того же месяца в Братиславе намечен саммит ЕС уже без участия в нем Великобритании. Проблемы европейцев заключаются в том, чтобы добиться устойчивости экономического развития и стабильности политических режимов в странах ЕС,  сгладить центробежные тенденции, поддержать статус союза как одного из важных полюсов глобального миропорядка. Слабое «шевеление» американской экономики также не особо радует ни граждан США, ни европейцев.

Экономика стран с так называемыми «поднимающимися рынками»  остро нуждается в инвестициях, технологиях и опыте современного строительства и управления. Значение этих стран с каждым годом возрастает. К примеру, их вклад в глобальный экономический рост составляет 52,9%.  При этом голос развивающихся стран в силу устаревших политико-юридических норм и иных правил, по которым работают большинство международных институтов, включая экономические и финансовые структуры, по-прежнему звучит слабо, не отражая в полной мере их роль в политико-экономических процессах современного мира.

Сегодня в странах «двадцатки» проживают две трети  населения нашей планеты, они  производят 85% мирового валового национального продукта, на них приходится 75%  мировой торговли. Поэтому от консолидированных решений и ответственных действий этих стран в значительной степени будет зависеть, насколько продуктивно и стабильно станут развиваться в дальнейшем международные связи и глобальная экономика. Как известно, «двадцатка» появилась как непосредственная реакция на глобальный кризис 2008 года. Перед лицом новых вызовов и проблем стало очевидно, что время «семерки» ушло в прошлое. Думается, что сегодня мир вновь находится в условиях, когда необходим очередной шаг в  усовершенствовании  механизма поддержания справедливых и взаимовыгодных отношений между субъектами международной деятельности. И то, что этот шаг возможно будет сделан  в Китае,  придает ему некое символическое значение.

Понимая это, Китай как нынешний председатель в G 20 серьезно подготовился к саммиту в Ханчжоу. Прошедшие в 2015 – 2016 годах встречи высшего руководства КНР с руководителями стран «двадцатки», а также большая подготовительная работа во взаимодействии с руководством финансовых и банковских институтов ряда стран и международных организаций, в том числе в рамках специально созданных рабочих групп, позволили сформировать повестку дня саммита, отвечающую реальным запросам времени и развития.

На предстоящем форуме его участники обсудят проблемы, касающиеся обеспечения глобальной макроэкономической стабильности, реформы международных финансовых институтов и финансовой системы в целом, а также вопросы, связанные с инвестициями и инфраструктурным строительством, сотрудничеством в сфере налоговых сборов, использованием «зеленой валюты» и «климатических финансов», финансированием антитеррористической деятельности. Диалог лидеров крупнейших экономик мира должен приблизить его участников к пониманию того, по каким направлениям и как следует осуществлять международное сотрудничество сегодня и в  более отдаленной перспективе.

Было бы весьма желательным, чтобы XI саммит «группы двадцати» сумел-таки выработать некие рекомендации, которые помогли бы увидеть более-менее светлую перспективу в развитии как сообщества стран в целом, так и каждого из его субъектов в отдельности. При этом важно, чтобы был предложен новый приемлемый для всех механизм, обеспечивающий поступательное развитие и  противодействие кризисным явлениям, прежде всего в экономической и финансовой сферах. Он должен быть эффективным, не ущемляющим суверенитет, интересы и права не только членов «двадцатки», но и остальных участников международной экономической деятельности, являющихся деловыми партнерами G-20.  Разумеется, политика санкций, шантажа и угроз должна быть полностью исключена из арсенала средств, используемых таким механизмом. В противном случае  будет трудно найти гармонию и в бизнесе, и в межгосударственных отношениях.

Китай сегодня наиболее активен в своем стремлении подтолкнуть процессы регионального экономического развития, вывести их на более высокую орбиту, в том числе путем согласования собственной стратегии «одного пояса, одного пути» с внутренней и внешней политикой других стран, прежде всего с теми из них, которые расположены вдоль Экономического пояса Шелкового пути.

Некоторые зарубежные эксперты уже говорят о возможном появлении некой «китайской модели» глобального управления, основанной на «общем росте и  сотрудничестве», а не только на использовании «политики денег». Так или иначе, но перемены должны быть. Вопрос однако в том, готовы ли США и некоторые их союзники к назревшим переменам. Возможно, готовы. Но по-своему, – «с американской спецификой».

На наш взгляд, проделанная Пекином работа в ходе подготовки саммита, его инициативы и предложения далеки от утилитарно-прагматических целей,  отвечающих интересам лишь собственного развития. В совокупности они являются попыткой совместными усилиями найти новые рычаги и стимулы реального оживления глобальной экономики на основе большей открытости,  взаимной выгоды и максимального учета интересов партнеров. Встречи в Ханчжоу – хорошая возможность для всех его участников сверить часы с планами одной из ведущих мировых экономик.

Саммит откроется в ближайшие дни в одном из красивейших городов Китая – Ханчжоу, который сами китайцы аллегорически называют «земным раем». Поможет ли это участникам форума найти реальный компромисс относительно улучшения положения дел в управлении мировой экономикой и финансами?