Смотрите фоторепортаж

18 апреля 2013 г. в Российском институте стратегических исследований состоялся круглый стол «Острова нашей памяти: судьбы русских некрополей на чужбине», в котором приняли участие руководители и представители Россотрудничества, Министерства обороны РФ, Дома русского зарубежья, Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, Фонда Исторической Перспективы, Фонда Андрея Первозванного, Фонда «Наследие. Русский Лемнос», гости из зарубежных общественных организаций, эксперты РИСИ и другие ученые (см. программу).

Участники круглого стола собрались вместе с единственной целью: выяснить, каким образом сегодня осуществляется поддержание захоронений соотечественников за рубежом; и привлечь внимание государственных органов, а также российской и зарубежной общественности к проблеме сохранения русских некрополей.

Отношение государства и общества к могилам соотечественников – важная часть образа нашей страны в мире, показатель уровня ее национального достоинства и цивилизационной привлекательности. А общественные движения по поиску, идентификации и уходу за захоронениями ­– важное направление патриотического воспитания подрастающего поколения. Внимание к воинским захоронениям напоминает обществу тех стран, где расположены могилы, о выполнении Россией союзнического долга, помощи в освобождении и обретении собственной государственности. Осмысление вклада российской диаспоры (врачей, учителей, ученых, инженеров, писателей, военных и пр.) в мировую историю необходимо для укрепления национального самосознания самих россиян и формирования общей с русским зарубежьем исторической памяти.

 В докладах прозвучали свидетельства того, что в последнее десятилетие работа по учету и поддержанию российских мемориалов за границей, возложенная на дипломатические и военные ведомства, активизировалась, приобрела нормативно-правовую базу, а также финансовую и моральную поддержку государства. Так, ширится круг волонтеров и энтузиастов, создаются фонды и общественные объединения, занятые поисковой и мемориальной деятельностью, уходом за могилами, возвращением праха выдающихся личностей на родину.  С тринадцатью странами заключены соглашения о международном сотрудничестве в области сохранности воинских захоронений, а в шести – действуют специальные представители Минобороны, на которых возложены функции по организации и ведению военно-мемориальной работы. Более чем в два раза возросли расходы федерального бюджета, выделяемые консульским учреждениям на уход за российскими воинскими захоронениями за рубежом. 18 июля 2011 г. и 4 апреля 2013 г. были внесены изменения в Закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», согласно которым был определен порядок поисковых работ и МИД получил возможность выделять средства на проведение поисковых работ и захоронение непогребенных останков погибших, обнаруженных в их ходе.

Однако в деле по выявлению и сохранению некрополей за рубежом есть много нерешенных проблем, на которых акцентировали внимание эксперты. В частности, внимание к гражданским могилам существенно ниже, чем к воинским мемориалам. У государства нет интереса к небольшим комплексам или отдельным захоронениям, повсеместно происходит замещение исторических участков современными захоронениями россиян последней волны эмиграции, Министерство обороны занимается преимущественно захоронениями Второй мировой войны.

Интерес к захоронениям и их состояние значительно различается в отдельных странах и зависит от

  • правового статуса кладбища и материальных возможностей его юридических владельцев;
  • от личной заинтересованности и активности работников российского консульства;
  • от степени общественного внимания к захоронениям и отношения к России местного общества;
  • от численности и активности местной русскоязычной диаспоры и родственников усопших.

По готовности сотрудничать среди европейских стран выделяется Словакия, ухожено большинство могил в Польше и Греции, в то же время не складываются отношения с Литвой и Эстонией. Самой неудовлетворительной признана ситуация с сохранением российского наследия в странах, образовавшихся в результате распада СССР. В них зачастую намеренно разрушаются памятники с целью уничтожения свидетельств исторической связи этих народов с Россией. К «Соглашению об увековечении памяти о мужестве и героизме народов государств-участников Содружества Независимых Государств Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» от 3 сентября 2011 года так и не присоединились Узбекистан, Азербайджан и Туркменистан. Отношение к русским захоронениям может быть разным даже в рамках одной страны. Так, в Шанхае, по свидетельству жены бывшего генконконсула В.Г. Шароновой, стираются следы русского присутствия, уже нет русских кладбищ, закрыт доступ к архивам, а мраморные могильные плиты используются для бытовых нужд. Напротив, в городе Ухань (провинция Хубэй) местные власти возвели мемориал в память советским летчикам, воевавшим на стороне Китая в японо-китайской войне в 1937–38 гг.

Существует целый ряд не только стран, но и континентов (Австралия, Африка, Южная Америка), которые не обследованы на предмет нахождения здесь русских мемориалов. В то же время есть сведения, например, о том, что в Африке, в 1942–1943 гг. погибли и пропали без вести около 40 000 советских военнопленных, отправленных на строительство инженерных сооружений в армию Роммеля.

На конференции много говорилось о потребности проведения инвентаризации зарубежных захоронений и идентификации останков. По предварительным данным МО, только на территории Германии необходимо паспортизировать не менее 3,5 тыс. захоронений. Из 4 млн погибших воинов, покоящихся в 11 967 паспортизированных к настоящему времени захоронениях Второй мировой войны, 3,2 млн. (около 80%) неизвестны. Хотя, согласно данным генерала А.В. Кирилина, зарубежные архивы позволяют идентифицировать 90% из них. По донесениям, хранящимся в Центральном архиве Министерства обороны, 5 млн 62 тыс. человек считаются пропавшими без вести и причисляются к погибшим в годы Второй мировой войны. Данные о них находятся в зарубежных архивах.

Участники круглого стола пришли к выводу, что не столько недостаток средств, сколько ведомственная разобщенность и отсутствие комплексной государственной перспективной программы является основным препятствием для решения проблем. Они одобрили предложение директора РИСИ Л.П. Решетникова создать федеральное агентство с широкими полномочиями, которое могло бы согласовывать действия МИД, Минфина, Минобороны, Минкультуры и других ведомств.