Согласно официальному заявлению государственных органов Узбекистана 2 сентября 2016 г. скончался первый президент республики Ислам Каримов.

В истории Узбекистана Ислам Каримов останется умным и жестким государственным деятелем. Для руководителей стран СНГ Каримов был непростым партнером, но, очевидно, что прежде всего он руководствовался интересами своей страны. За это народ Узбекистана будет уважать И.А.Каримова и после его смерти.

Несмотря на кризисные моменты в постсоветской истории Узбекистана: религиозные, национальные и политические проблемы начала 1990-х годов, Андижанский мятеж 2005 года и ряд терактов, Каримову и его сподвижникам удалось сохранять социально-политическую стабильность в стране.

Каримов, выступая за сильное государство, выстроил во многом преемственную с советской систему, в которой важную роль играли силовые структуры. Эта система, в частности, позволяла все эти годы успешно отбивать атаки религиозных экстремистов, обеспечивать стабильность приграничных с Афганистаном регионов, не допуская перетекания угроз с территории южного соседа.

Во внешней политике И.А.Каримов стремился проявлять самостоятельность, находя баланс между основными геополитическими игроками – Россией, США и Китаем. Бывали периоды, когда этот баланс нарушался, как в период начала 2000-х годов, когда произошло сильное сближение с Западом, однако впоследствии, после Андижанского мятежа, поддержанного США и их союзниками, Каримов сделал из этой ошибки выводы и дистанцировался от заокеанских партнеров.

Говоря о будущем Узбекистана, не следует ждать больших сюрпризов в политическом курсе страны. Скорее всего, принципиальные изменения наверху рядовой житель Узбекистана вряд ли почувствует в ближайшее время. Политическая система будет достаточно стабильной, в том числе потому что сам Каримов в последние годы сам готовил ее к смене руководителя страны. Кто бы ни стал преемником И. Каримова на президентском посту, наверняка им будет представитель круга ближайших соратников, чьи взгляды по основным вопросам внутренней и внешней политики совпадают со взглядами первого президента Узбекистана.

Государственный аппарат и силовые структуры Узбекистана уже проходили проверку на дееспособность, вспомнить хотя бы волнения в Андижане в 2005 году. Система власти в республике стрессоустойчивая, чиновники могут справляться с вызовами и удерживать политическую стабильность в стране.

Закономерен вопрос о том, не станет ли новое поколение узбекской элиты мыслить другими категориями и «требовать перемен». Однако представляется маловероятным, что дети нынешних узбекских руководителей, в том числе те из них, кто получил образование на Западе, будут проводить принципиально другую политику. Узбекское общество довольно консервативно. Сомнительно, что может произойти быстрая смена «поколений начальников». По крайней мере, имеющиеся факты о жизни Узбекистана об этом не свидетельствуют.