I.Российская Федерация и США продолжают выполнять в полном объеме положения Договора СНВ-3, считая его важной практической договоренностью в сфере контроля над ядерными вооружениями стратегического назначения между двумя ведущими ядерными государствами.

II.В Российской Федерации обратили внимание на появившиеся в американских СМИ сообщения о якобы существующих в нынешней Администрации США планах предложить российской стороне продлить этот договор еще на пять лет после завершения его предельного срока действия, предусмотренного этим договором (2021 год), то есть максимально продлить срок его действия до 2026 года.

III.Москва готова рассмотреть официальные предложения Вашингтона о продлении срока действия Договора СНВ-3, если они поступят от американской стороны не через СМИ, а по официальным каналам, поскольку практика рассмотрения такого вопроса предусмотрена этим Договором (статья 14).

IV.Вместе с тем, следует отметить, что столь ранее рассмотрение вопроса о продлении срока Договора СНВ-3, когда до прекращения его первоначально оговоренного срока действия остается еще почти пять лет, представляется преждевременным.

V.При выработке своей соответствующей позиции к сроку окончания его действия (2021 год) российская сторона также не может не учитывать следующие обстоятельства:

1) «наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями», а также «возрастающую важность этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений», как это зафиксировано в преамбуле Договора СНВ-3;

2) продолжающееся бесконтрольное развертывание ударно-боевых средств ПРО США и НАТО в непосредственной близости от границ России во все больших масштабах;

3) сохраняющееся тактическое ядерное оружие США на территории четырех государств Европы и в азиатской части Турции, которое может выполнять как тактические, так и стратегические задачи, в том числе появление в ближайшее время в Европе новой корректируемой высокоточной ядерной авиабомбы В-61-12, которая имеет свойства для нанесения первого ядерного удара;

4) намеченное обновление американских авиационных средств доставки новых типов ядерного оружия в виде истребителей-бомбардировщиков F-35A наземного базирования и F-35C палубного базирования, а также тяжелых стратегических бомбардировщиков нового поколения В-3.

5) сохранение в действующей ядерной доктрине США установки на нанесение первого превентивного и упреждающего ядерного удара, в том числе по России;

6) развитие в США высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении и постепенное продвижение к реализации концепции «Молниеносного глобального удара»;

7) противодействие со стороны Вашингтона началу переговоров о запрете размещения оружия в космосе;

8) отсутствие прогресса в ратификации ДВЗЯИ на национальном уровне, в том числе  со стороны США;

9) неконтролируемое наращивание дисбалансов в обычных вооружениях.

10) отсутствие между Россией и США полного доверия, которое было неоправданно и целенаправленно подорвано Вашингтоном; сохраняющиеся в основополагающих документах США неадекватные формулировки о действиях России на международной арене, а также необоснованно введенный в отношении России жесткий санкционный режим.

VI. C действующим Договором СНВ-3 Россия фактически полностью исчерпала возможности для дальнейших шагов на двусторонней основе с США; в этой связи необходимо подключение к соответствующему переговорному процессу всех государств, обладающих ядерно-оружейным потенциалом, в особенности Великобритании и Франции как военных союзников США, имеющих взаимные обязательства в сфере наступательного ядерного сдерживания.