Разработка Кашаганского месторождения оказалась сложным экономическим проектом современного Казахстана, связанным со значительными финансовыми затратами для руководства страны.

В конце 90-х годов добыча углеводородов на севере Каспия была краеугольным камнем идеи “большой казахстанской нефти”, выдвинутой Астаной при поддержке западных партнёров. Ещё в ноябре 1997 года в ходе официального визита Н.Назарбаева в Вашингтон между казахстанским правительством и западными компаниями (Eni, ExxonMobil, Total, BG Group, ConocoPhillips, Inpex) было подписано соглашение о разработке северо-каспийского месторождения Кашаган. Вложения в проект должны были составить 7 млрд дол., а первая нефть ожидалась осенью 2005 года. Тогда же в Белом доме впервые прозвучало, что Казахстан находится на втором месте в мире по запасам нефти после Саудовской Аравии.

Идея “казахстанского нефтяного чуда” была немедленно подхвачена официальной пропагандой и представлена в качестве залога будущего благосостояния республики. Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте РК оценил нефтяные запасы страны в 23 млрд т., из которых 13 млрд сосредоточены на каспийском шельфе. В июне 1997 г. тогдашний министр нефти Н. Балгинбаев при текущем уровне добычи в 30 млн т. нефти прогнозировал, что к 2003 г. объем производства сырья составит 100 млн т., а “ещё через 5-7 лет будет достигнут максимум в 170 млн т.”. Чуть позже прозвучали другие цифры: 120 млн т к 2010 г. и 200 млн т в течение 2010-2015 годов. В 1999 году первый вице-премьер О. Жандосов заявил о невероятных 250 млн т нефти в 2006-2007 гг.

На деле же прогнозы казахстанского руководства оказались чрезмерно оптимистическими. Разработчики Кашагана не учли технологическую сложность и дороговизну проекта. После многократных переносов нефтедобыча на Каспии началась с большим опозданием, лишь в сентябре 2013 года, однако почти сразу прервалась после серии аварий на трубопроводе. Коммерческая эксплуатация промысла на шельфе была в очередной раз отложена до замены 200 км труб. По экспертным оценкам, к концу 2013 г. объем требуемых инвестиций вырос почти в 20 раз и достиг 136 млрд дол. Тогда же бывшим министром нефти и газа РК С. Мынбаевым было заявлено, что нижний порог окупаемости добычи сырья на Кашагане составляет 90-100 дол. за баррель.

Накануне неудачного первого запуска Кашагана из проекта вышел один из его ключевых участников – американская корпорация ConocoPhillips. На смену ей в результате сложных переговоров с сентября 2013 года в консорциум NCOC, разрабатывающий Кашаганское месторождение, вошла китайская CNPC. Часть капитала в проекте в размере 8,33% была выкуплена ею у нацкомпании “КазМунайГаз”, которой до этого перешла доля ConocoPhillips в 8,4%. Сегодня наряду с китайцами работу на шельфовом месторождении ведут казахстанская КазМунайГаз (16,877%), итальянская Eni, британо-голландская Shell, американская Exxon Mobil, французская Total (по 16, 807%) и японская Inpex (7,563%).

В реалиях текущих цен на нефть экономические перспективы нефтедобычи остаются совершенно неясными. Напомним, что ещё в июне 2015 года тогдашний министр энергетики РК В. Школьник пообещал запуск добычи к концу 2016 г. Спустя год, на заседании Правительства РК премьер-министр республики К. Масимов публично сообщил о предстоящем возобновлении работы Кашагана в октябре 2016 года, сославшись на то, что “вокруг этого проведены все переговоры, все нормативные решения приняты”.

Учитывая предшествующий опыт неоднократных переносов запуска Кашагана, не исключено, что и в этот раз возникнут технические проблемы с коммерческой добычей. Тем не менее, обещания озвучены на самом высоком правительственном уровне.

И это понятно, поскольку реализация долгосрочного проекта позволит стране, крайне зависимой от нефтяного экспорта, остановить сокращение уровня добычи сырья, продолжающееся уже более 4 лет подряд (с 80,1 млн т в 2011 году до прогнозных 75 млн т в 2016 году). Объёмы нефтяного экспорта за этот же период просели почти на 14% (с 69,5 до прогнозных 60 млн т). Немаловажное значение имеет имиджевый эффект от запуска месторождения в условиях сложной социально-экономической ситуации в стране.