В последнее время различные средства массовой информации активно обсуждают  неаккуратное высказывание сопредседателя Партия Возрождения Японии[1] – Хасимото Тору относительно проблемы «женщин для утешения», существующей в отношениях  между Японией и Южной Кореей. Проблема состоит в исторической оценке действий японской армии во время Второй Мировой войны относительно колонизированной тогда Кореи. В особенности это касается девушек, которые насильно приводились в бордели и принуждались к предоставлению сексуальных услуг японским солдатам и офицерам, оторванным от дома. Эти бордели, т. н. «станции утешения», существовали на территории всех оккупированных Японией стран.  По разным оценкам исследователей, через них прошло от 80 до 200 тысяч японок, кореянок, китаянок, филиппинок и женщин других стран.  «Станции утешения» создавались по инициативе правительства Японской империи, то есть этот процесс был закреплен институционально.

 По словам Хасимото Тору, существование таких «станций» было необходимостью, обусловленной войной, и подобные «заведения» были и в армиях других участников войны. Это высказывание вызвало новую волну негодования с южнокорейской стороны, которая длительное время требует извинений от правительства Японии перед женщинами, понесшими тогда физический, психологический и моральный ущерб.

После окончания войны долгое время эти женщины не могли рассказать обществу о своем прошлом из-за жестких социальных устоев Кореи. Впервые эту проблему подняла в 90-е годы прошлого века Ким Хак Сун. С этого момента началось движение бывших «женщин для утешения»,  а Корейское правительство больше не могло закрывать глаза на эту проблему.У японской стороны были запрошены извинения и обеспечение компенсации пострадавшим женщинам. Японское правительство принесло в 1993 году свои извинения «со скрипом» в силу нежелания в очередной раз «терять лицо» из-за своих действий во Второй мировой войне. С тех пор в японо – южнокорейских отношениях существует напряжение по этой проблеме. Ряд политических деятелей Японии, несмотря на принесенные бывшим генеральным секретарем кабинета министров Ёхэем Коно, в 1993 году официальные извинения, сегодня не согласны сюжнокорейской трактовкой упомянутой проблемы.

Так, нынешний премьер-министр Абэ Синдзо, занимавший этот пост ещё в 2006 – 2007 годах, высказывался в том плане, что отсутствуют доказательства участия Японской империи в принуждении корейских женщин. Благодаря нажиму международного сообщества во главе с США Абэ Синдзо принес тогда извинения за свои слова. Тогда же США, ООН и ЕС предложили Японии взять ответственность за свое прошлое. Когда в 2009 году к власти в Японии пришла Демократическая партия Японии (ДПЯ), Республика Корея усилила требования о выплате компенсаций. Лидеры ДПЯ в ответ заговорили о «полном разрешении» этой проблемы, ссылаясь на то, что все извинения были давно принесены.

Но в конце 2012 года к власти вернулась Либерально-демократическая Партия (ЛДП), а на пост премьер-министра пришел тот же Абэ Синдзо, после чего практически сразу появились высказывания о необходимости пересмотреть заявления Коно Ёхэя 1993 г. с извинениями южнокорейской стороне. А в мае сего года разгорелся упомянутый скандал с участием Хасимото Тору.Появились планы по переписыванию школьных учебников истории, в которых предполагается изменить формулировки относительно действий Японской империи во Второй мировой войны. В частности, это коснется оценки проблемы «женщин для утешения».

Каждый подобный шаг со стороны представителей японского правительства вызывает ответную реакцию Южной Кореи. Это негативно сказывается на состоянии двухсторонних отношений. Большинство встреч на правительственном уровне сводятся к обсуждению этой проблемы. В августе 2012 г. произошел беспрецедентный случай: тогдашний президент Южной Кореи Ли Мён Бак потребовал извинений от императора в день независимости Кореи от японского колониализма. После же упоминавшихся высказываний Хасимото Тору была отложена встреча министров обороны обоих государств.

Подобные постоянные требования руководства Республики Кореи принести извинения обуславливаются общественным мнением среди самих корейцев. Необходимость заставить Японию признать факт существования этой проблемы приобретает аспект исторической важности и справедливости.Среди южнокорейского населения бытует мнение, что их правительства не способны разрешить эту проблему в отношениях с Японией из-за своей слабости и недееспособности на международной арене. Поэтому для создания видимости активности некоторые политики Южной Кореи прибегают к публичным лозунгам и высказываниям вместо конкретных дипломатических действий. Подобная риторика является подходящим поводом для корейцев сыграть на исторических фактах, и возвести Японию «в должники» перед своей страной.

Но корейскую общественность, и самих бывших «женщин для утешения»в меньшей степени интересуют политические игры.  Ими высказываются обиды за несправедливое отношение к своей судьбе. Они хотят простого понимания и признания японцами их тяжелой участи. Несмотря на формальные извинения с японской стороны, в Корее понимают, что это делается под внешним давлением. За официальными извинениями на самом деле стоит убежденность японцев в недоказуемости и преувеличении масштабов страданий кореянок.

Кроме того, японские политики своими нынешними опрометчивыми высказываниями дают повод для обвинений в неверном отношении к феномену проституции как таковой, что усиливает негодование не только корейских граждан, но и представителей других стран. К примеру, в недавнем высказывании Хасимото Тору прозвучал совет американским военным, находящимся на Окинаве, пользоваться местными официальными сексуальными услугами во избежание актов изнасилования со стороны морских пехотинцев, чьи базы там расположены. Это заявление не только подтверждает истинное отношение в Японии к феномену проституции, но и усугубляет отношения с США (в которых законодательно запрещена проституция) и Южной Кореей.

В то же время, материальная сторона проблемы тоже играет свою роль. Среди требований корейской стороны есть и такие, которые затрагивают вопросы компенсации Японией физического и морального ущерба, нанесенного «женщинам для утешения».

Нежелание определенных политиков Японии признавать ответственность за действия своей армии периода Второй Мировой войны связано со стремлением избавиться от имиджа «виноватой страны – агрессора» и выйти на морально равные позиции с Южной Кореей, не имея никаких долгов перед ней. Мониторинги общественного мнения японцев по данной проблеме показывает, что существует такой взгляд: «зачем извиняться еще раз, если все извинения были уже принесены? Теперь сколько бы мы не извинялись, этого не будет достаточно для удовлетворения корейской стороны. Нам тоже не хочется терять лицо на международном уровне».Той же логикой руководствуются и правые политики Японии.

Намерения отказаться от прошлых извинений за действия во Второй Мировой войне и появление новых учебников истории позволяют сделать вывод об одобрении действий прежних милитаристов нынешним правительством Японии. Высказывания Абэ Синдзо о необходимости пересмотра 9-й статьи Конституции, направленной на ограничение военной деятельности Японии, и создания полноценной армии вызывают в других странах (особенно у бывших японских колоний) опасения о том, что страна возвращается к милитаристскому прошлому. Как прокомментировал высказывание Хасимото Тору представитель МИДа России А. К. Лукашевич: «В Москве также обратили внимание на то, что в японском политическом истеблишменте в последнее время все громче звучит националистическая риторика по вопросам исторического прошлого».

В условиях сегодняшней геополитической обстановки, такие действия правых сил Японии могут сыграть важную роль в трансформации настроений в японском обществе. Сейчас, когда отношения Японии с Китаем находятся на самом низком уровне со времен заключения дипломатических отношений (основной причиной ухудшения отношения являются острова Сэнкаку/Дяодюйдао), японское правительство ощущает необходимость усиления патриотических настроений в обществе. Если возникнет необходимость создания армии и мобилизации военных ресурсов[2], понадобится вера и гордость граждан за свою страну. Однако, среди молодежи, воспитанной в условиях уничижительного отношения Японии к себе самой, испытывается явная нехватка подобных настроений. Новые тенденции в оценке собственного прошлого имеют целью формирования нового образа Японии, способной самой постоять за себя.

Как полагают в Японии, в таком контексте, нежелание терять лицо и уступать Южной Корее по проблеме «женщин для утешения» имеет право на существование.

 

Рецензия

В.Ф. Терехова, ведущего научного сотрудника Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ 

Аналитическая справка “Проблема “женщин для утешения” в японо-южнокорейских отношениях”, подготовлененная студенткой 3 курса НИУ «Высшая школа экономики» А.Н. Смирновой в ходе прохождения практики в РИСИ, посвящена одной из слабо изученных в России тем сексуального рабства, сопровождавшего пребывание армии императорской Японии на всех территориях, оккупированных до – и в ходе Второй мировой войны. Через созданные под благовидными предлогами так называемые “станции утешения” (фактически, армейские бордели) прошли десятки (возможно и сотни) тысяч женщин разных стран.

Среди них по национальному признаку количество кореянок уступало только числу японок. Поэтому именно Корея (скорее её южная часть) сегодня выступает главным источником разного рода (включая материальные) претензий к Японии. Однако необходимо подчеркнуть, что очередная актуализация в середине прошлого десятилетия Южной Кореей проблематики “женщин для утешения” совпало с общим ухудшением её отношений с Японией, в частности, в связи с обострением споров за обладание двумя необитаемыми островами в Японском море.

Поэтому “педалирование” предыдущим президентом Южной Кореи Ли Мён Баком темы “женщин для утешения”, во-первых, носило отчётливо выраженный политический характер, то есть обусловленный, скорее, текущими проблемами в японо-южнокорейских отношениях, и, во-вторых, лишь привело к их дальнейшему ухудшению. Примечательно, что сменившая Ли Мён Бака в конце 2012 г. нынешний президент Южной Кореи Пак Кын Хэ воздерживается пока от риторики своего предшественника относительной данной проблемы.

В ходе изучения нынешнего состояния этой проблемы Смирнова А.С. проявила необходимые в таких случаях качества беспристрастного исследователя, способного отделить реальное содержание проблемы от пропагандистских наслоений, неизбежных в случаях, когда подобного рода международные вопросы актуализируются в целях текущей политической “целесообразности”. Естественно, что рецензируемая справка не cтанет “последним словом” в изучении различных аспектов проблемы “женщин для утешения”, актуальность которой (и вообще фактора недавней истории) сохранится на обозримую перспективу не только в двусторонних (японо-южнокорейских) отношениях, но и в процессе дальнейшего формирования политической карты субрегиона Северо-Восточной Азии в целом.

 


[1] Партия возрождения Японии была образована за месяц до парламентских выборов, состоявшихся 16 декабря 2012 года, и вошла в парламент с третьим результатом по итогам выборов. Партию возрождения Японии относят к крайне правому крылу японского политического истеблишмента.

[2] Япония связана договором безопасности с США, но несмотря на него существуют различные варианты реакции США на японско-китайский конфликт.