Вся Франция, несмотря на разность политических взглядов, следит за ходом предвыборной кампании правых, представленных партией «Республиканцы», возглавляемой Н.Саркози. Именно от исхода республиканских праймериз во многом будут зависеть результаты всей президентской избирательной кампании, которая завершится в апреле 2017 года. Причина столь пристального внимания к выборам в одной из партий кроется в неординарности предвыборного расклада сил, сложившегося на данный момент во Франции.

Традиционная политическая система, существующая последние сорок лет в V Республике, переживает кризис. Впервые после 2002 г., когда глава Национального фронта Жан-Мари Ле Пен оказался во втором туре президентских выборов, обновленный Нацфронт под руководством Марин Ле Пен по опросам не только имеет шансы попасть в финал президентской гонки, но и возглавить ее по итогам первого тура.

Авторы исследования, проведенного 6 сентября 2016 года социологической службой TNS Sofres OnePoint по заказу газеты Le Figaro, просчитали 9 комбинаций первого тура голосования. Лишь в одной из них М.Ле Пен оказывается на втором месте после республиканца А.Жюппе. Причем условием его победы считается участие в выборах президента Ф.Олланда, который имеет очень низкий рейтинг поддержки избирателей. При этом от выставления своей кандидатуры должен отказаться бывший министр экономики Эммануэль Макрон, выдвинувший себя в качестве независимого кандидата от собственного движения «Вперед!», поскольку согласно тому же исследованию, в других комбинациях он перетягивает на себя значительную долю голосов электората Соцпартии.

Таким образом, для того, чтобы в первом туре М.Ле Пен оказалась на втором месте, нужно, как считают авторы опроса, настолько ослабить позиции социалистов, чтобы все голоса перешли к правому кандидату. Причем этой фигурой должен быть представитель левого центра в консервативном блоке вроде А.Жюппе, взгляды которого во многом совпадают с позиций социалиста Ф.Олланда. За такого кандидата, полагают социологи, готовы будут отдать голоса избиратели, симпатизирующие другим партиям.

В результате возникла ситуация, когда левые избиратели, не интересовавшиеся первичными выборами своих оппонентов, массово изъявили желание поучаствовать в голосовании. По закону любой француз имеет право голосовать на праймериз любой партии, так как ему достаточно в заявке указать свои политические симпатии, не предъявляя других подтверждений своих убеждений. Этому ажиотажу способствовал призыв самого А.Жюппе ко всем избирателям отдать голоса ему. Дело в том, что он не имеет достаточной поддержки у своих однопартийцев, поскольку в своем большинстве партия республиканцев контролируется Н.Саркози.

Сторонники Н.Саркози выступили с протестом против попытки левых вмешаться в избирательную кампанию республиканцев, высказывая справедливые опасения разрушения своими действиями сложившейся политической системы во Франции за счет размывания границ между партиями. Такое поведение социалистов, понимающих, что их кандидат не имеет шансов на предстоящих выборах президента, утверждают они, играет на руку Национальному фронту, который в результате сползания республиканцев к  центру останется единственной правой партией.

Отсутствие очевидного лидерства в традиционных партиях, где у руля оказались непопулярные политики, известные неудачным правлением (Н.Саркози, Ф.Олланд) или коррупционными скандалами (А.Жюппе), усугубляют политический кризис и добавляют популярности не только Марин Ле Пен, которая оказалась единственным политиком с ярко выраженной политической идентичностью, но и коммунистам, которые готовы выставить своего кандидата, после провальной кампании 2007 года. В результате, на выборах 2012 года их представлял лидер Левого фронта Жан-Люк Меланшон.

Тем временем эксперты предполагают, что у Марин Ле Пен мало шансов на окончательную победу в выборах, несмотря на общественную поддержку, поскольку как это было уже не раз, против нее готовы объединиться почти все ее оппоненты, несмотря на политические разногласия. Главная интрига разворачивается вокруг поиска кандидата, который, с одной стороны, сможет бросить вызов популярности лидера Национального фронта, с другой стороны, устроит все политические силы. Именно по этой причине партийные выборы республиканцев имеют такой резонанс в обществе и отклик в СМИ.

Однако проблема в том, что идеи традиционных партий оказались в значительной степени дискредитированы, в том числе, непоследовательным поведением их руководства, особенно в период нахождения у власти. Кроме того, за последние годы их идеологические противоречия значительно сгладились на фоне обоюдной поддержки идеи европейской интеграции в том формате, который связан с постепенным отказом от государственного суверенитета в пользу наднационального субъекта федеративного типа. Следование указаниям Брюсселя привело к сворачиванию социальных программ, усугубило экономический кризис. В сочетании с ростом террористической угрозы и неконтролируемым притоком мигрантов с Ближнего Востока наметившийся раскол между обществом и партийной элитой, приобрел угрожающие для политической стабильности размеры.

Соответственно, скачкообразный рост популярности партии, которая долгие годы ассоциировалась с экстремизмом и отвергалась большинством общества, свидетельствует о преобладании протестных настроений в отношении действующей политической системы как таковой.

Тем временем, программы ключевых политических игроков не отличаются разнообразием. Крепко связанные с поддерживающими их элитными группами, они ориентируются, прежде всего, на интересы своих спонсоров, а не на общество в целом. Ярким представителем нового поколения политиков-лоббистов стал бывший министр экономики Эммануэль Макрон, президентские амбиции которого поддержал крупный предприниматель и общественный деятель близкий к социалистам Анри Эрман, умерший в начале ноября 2016 года. Пример открытого спонсорства вызвал оправданные опасения в политических кругах. В частности, влиятельный представитель центристов Франсуа Байру, который на выборах президента 2007 года занял третье место, предостерег Францию от ставки, как он выразился, на «голографического» политика, лишенного каких-либо ярко выраженных политических черт. Его отличает лишь то, отметил Байру, что он является прямым ставленником «больших денег», имеющих экономическую власть, а теперь через наемного менеджера нацелившихся на власть политическую, используя кризис традиционной идеологии.

Таким образом, в условиях отсутствия новых идей, нынешняя кампания отмечена повышенным интересом к избирательным технологиям. В частности, результаты сентябрьского опроса получили широкий резонанс в общественном пространстве и оказали значительное влияние на ход предвыборной кампании в целом.

Ряд изданий стали открыто делать ставку на победу А.Жюппе, что еще больше обострило ситуацию на праймериз республиканцев, поскольку Н.Саркози и его сторонники отказались признать заранее предложенный авторами опроса сценарий, как единственно возможный для победы над Марин Ле Пен. В связи с чем, в разгар кампании в партии наметился раскол между теми ее членами, которые готовы играть по навязанным политтехнологами правилам, и теми, кто намерен бороться за победу партийного кандидата.

Социалисты, главные соперники республиканцев, заняли выжидающую позицию, назначив свои праймериз на конец января 2017 г., когда правый кандидат уже будет известен.

На политическом ландшафте Франции складывается картина, где, с одной стороны, за власть борется яркий лидер в лице М.Ле Пен, выступающий за сохранение национальной идентичности, а с другой – выступают политики, ориентирующиеся, в первую очередь, на повышение прибыли и экономической конкурентоспособности, не меняя генеральный тренд развития страны. В рамках второй модели личность первого лица не играет столь значительной роли. Если в финал президентской гонки сумеет прорваться Н.Саркози, то в реализации этой схемы возможны будут некоторые вариации.

С точки зрения российских интересов, если политический процесс во Франции будет развиваться по такому сценарию, то французская внешняя политика будет еще больше утрачивать свою индивидуальность, ориентируясь на Брюссель и Вашингтон.

С другой стороны, важно иметь в виду, что Россия и Франция имеют давнюю историю отношений, в том числе культурного и экономического характера. Эти связи играют немалую роль и в современных условиях, что позволяет обеим сторонам сохранять определенный коридор возможностей для продолжения диалога, даже в усеченном виде в случае обострения противоречий на международном уровне.

В то же время, победа Дональда Трампа на президентских выборах в США может дать новый импульс французской избирательной кампании, вдохновив сторонников Марин Ле Пен, которая одна из первых поздравила нового президента США с победой. О своей готовности бороться до последнего, невзирая на результаты социологических исследований, уже заявил Н.Саркози, что может добавить интриги самой непредсказуемой из французских избирательных кампаний.