В настоящее время  повышенное внимание в китайском обществе в целом, а также среди политиков и экспертов, в том числе за рубежом,  обращено на судебный процесс над бывшим членом политбюро ЦК КПК Бо Силаем, до недавнего времени являвшимся  секретарем партийного комитета и мэром одного из крупнейших мегаполисов Китая – г. Чунцин.

Действительно, это событие во всех отношениях неординарное, поскольку речь идет о влиятельном деятеле КПК, бывшем реальном  кандидате в состав  постоянного комитета политбюро ЦК компартии – высшего органа партийной власти в Китае. Однако это назначение не состоялось. Более того,  в марте 2012 года Бо Силая  сняли с поста секретаря  парткома, в сентябре того же года  исключили из партии, а 25 июля с.г. ему было предъявлено  обвинение в коррупции и злоупотреблениях служебным положением. 22 августа с.г.  начался указанный процесс в суде средней ступени в г. Цзинань, административном центре провинции Шаньдун.

Фигура Бо Силая  (род. в 1949 г.) в Китае во многом является знаковой. Его отец –  Бо Ибо (1908 – 2007 гг.) известен как заслуженный ветеран китайской революции, бывший вице-премьер правительства КНР, один из соратников Мао Цзэдуна,  Дэн Сяопина и Цзян Цзэминя.  Вплоть до своей смерти он сохранял  влияние в партийной и государственной жизни в стране, хотя в последние годы больше оставался в тени.  До своего назначения в Чунцин Бо Силай, как известно,  работал губернатором в провинции Ляонин,  занимал пост министра торговли КНР (2004 – 2007 гг.).  Его деятельность в Ляонине и Чунцине сделала имя Бо Силая довольно популярным  в Китае.

Коррупционная составляющая  обвинения  в отношении этого партийного функционера связана с получением им взятки на общую сумму 3,5 млн долларов, что сам обвиняемый, естественно, отрицает. На суде он назвал главного свидетеля по данному факту предпринимателя Тан Сяолиня «бешеной собакой, которая  прибегла к клевете, дабы сократить срок собственного заключения».

Что касается  злоупотреблений служебным  положением, то здесь обвиняемому  инкриминируется в основном два эпизода. Во-первых,  попытка использовать свое высокое должностное положение для того, чтобы «прикрыть» супругу Гу Кайлай, совершившую  убийство британского подданного. Во-вторых, рукоприкладство в отношении главы  чунцинской полиции Ван Лицзюня, после того, как тот сообщил Бо Силаю о преступлении Гу Кайлай.

В целом, оценивая происходящее в Цзинани,  наблюдатели отмечают ряд особенностей  данного события и того, что может быть с ним связано. 

Обращается, например,  внимание на то, что суд над Бо Силаем  проходит  при относительной гласности, что, как известно,   не особенно принято в  китайской юридической практике, особенно по такого рода делам.  Последний раз показательный судебный процесс над руководителями столь высокого ранга состоялся в 1981 году, когда были осуждены  «за антипартийную деятельность» члены «банды четырех» (Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань, Ван Хунвэнь), стоявшие вместе с Мао Цзэдуном у руля  «великой пролетарской культурной революции» (1966 – 1976 гг.). Ее  жертвами, как утверждается, стали около миллиона человек.  И вполне естественно, что суд над «бандой» означал окончание целой эпохи в политической жизни страны. К власти тогда пришли сторонники Дэн Сяопина (Е Цзяньин, Чэнь Юнь, Ли Сяньнянь), которые занялись постепенной  подготовкой условий для будущих реформ. Исходя из этого,  отдельные эксперты сегодня придают некий символизм суду над Бо Силаем и склонны полагать, что столь решительные действия  могут быть одним из проявлений невидимой борьбы не только за власть, но и за возможность проведения определенного политического курса.

К этому можно добавить, что история с  Бо Силаем  началась  как раз накануне  XVIII съезда КПК, когда шел завершающий  этап активной подготовки к съезду и  смене «поколений» руководителей  практически на всех уровнях.  В связи с этим, почти наверняка, китайским руководством  решались непростые кадровые и политико-идеологические вопросы. По мнению западных экспертов, непростыми эти вопросы  могли быть уже потому, что между разными группами влияния  в партийно-государственной элите,  существуют, мягко говоря, сложные отношения и  противоречия. Наверное, это так и есть. По крайней мере,   данную логику оправдывают события 1980-х годов, когда по очереди  посты первых руководителей в стране  были вынуждены оставить  Хуа Гофэн,  Ху Яобан и Чжао Цзыян. Но тогда, еще при жизни Дэн Сяопина (1904 – 1997 гг.),  все обошлось без судебных разбирательств.

В сегодняшнем Китае обстановка внутри отдельных групп влияния также является непростой. И связано это, в том числе,  с разными подходами к оценке ситуации в стране и способам решения проблем. Известно, например, что нынешний генеральный секретарь ЦК КПК и председатель КНР Си Цзиньпин, как и Бо Силай,  является  сыном известного в Китае ветерана революции. Его отец  Си Чжунсюнь (1913 – 2002 гг.) был дружен с Дэн Сяопином, в течение ряда лет он работал заместителем главы китайского правительства. Поэтому внешне  и Си Цзиньпин,  и Бо Силай  принадлежат к одной группе влиятельных  политиков и государственных деятелей в современном Китае,  являются, как говорят,  людьми одной «команды». Они должны, казалось бы, держаться единых взглядов относительно целей развития страны и путей их достижения. В зарубежных источниках эта  категория китайских руководителей отнесена к так называемой группе «красных принцев», имея в виду их потомственную преданность  революционным идеалам.  Однако сегодня делать это в динамично развивающемся Китае, видимо, совсем не просто. Популистская практика Бо Силая, который в Чунцине открыто демонстрировал свою поддержку интересам рабочего класса и, порой, жесткого подавления тех, кто в рыночных условиях не в меру обогатился, вызывала раздражение в Пекине.

В зарубежных публикациях по поводу проходящего  в Цзинани суда высказываются также мнения о том, что Бо Силай, возможно,  представляет силы, которые  в сегодняшнем Китае не вполне  согласны с усиливающейся дихотомией в развитии  социализма с китайской спецификой. Она, по их мнению,  ведет к углублению  раскола общества на бедных и богатых, дальнейшему  обострению социально-экономических и внутриполитических проблем в стране. В этой связи называются имена «союзников» Бо Силая из числа бывших членов постоянного комитета политбюро ЦК КПК Цзян Цзэминя,  Цзэн Цинхуна, Чжоу Юнкана и др. На основании этого  звучат  предположения, что на примере Бо Силая власти, возможно,  предупреждают эти силы, чтобы они не подрывали единство партии и не мешали «пятому поколению» китайских руководителей управлять государством и вести его к новым экономическим достижениям.  

С другой стороны, нынешний суд весьма удобен для Пекина  и в плане демонстрации того, что заявления нового лидера Си Цзиньпина о его решительном настрое на борьбу с коррупцией не являются пустыми словами. Дается понять, что в этой борьбе поблажки не будет никому, даже  самым влиятельным и авторитетным партийным, государственным чиновникам и хозяйственным руководителям.  Буквально за  несколько дней  до суда над Бо Силаем  глава одной из крупных промышленных компаний во Внутренней Монголии Сун Вэньдай был казнен по решению суда за присвоение и нецелевое расходование  денежных средств. Аналогично, в начале июля с.г. к смертной казни был приговорен заместитель министра железнодорожного транспорта Лю Чжицзюнь. Следует отметить, что суровые приговоры коррупционерам стали нередкими практически сразу же после окончания работы  последнего съезда КПК (ноябрь 2012 г.). Все это говорит о том, что положение Бо Силая, в смысле возможного приговора,  сейчас довольно сложное. Примечательно, например, что 20 августа с.г., то есть за два дня до начала суда, в информационной сети официального агентства Синьхуа появилась статья под заголовком «Борьба коммунистической партии с разложившимися тиграми полностью исключает снисхождение для Бо Силая». Если же учесть, что вменяемые ему преступления намного «круче», чем у Сун Вэньдая, то приговор может быть действительно весьма суровым.

Во всем этом деле обращает на себя внимание еще одна деталь: стоило только британской стороне обратиться с запросом провести повторное расследование  убийства англичанина (расследование по горячим следам показало, что иностранец скончался от злоупотребления алкоголем), как оно было сразу же проведено и уже через три месяца Гу Кайлай была приговорена к смертной казни. А через год обвинения были предъявлены и ее мужу.

События, связанные с Бо Силаем, на наш взгляд, могут свидетельствовать  о том, что  внутрипартийная жизнь в Китае переживает  сегодня очень сложный  период.  Не случаен поэтому призыв   Си Цзиньпина на недавнем совещании  по пропагандистско-идеологической работе  в Пекине (19-20.08.2013 г.) к тому, чтобы «всеми силами крепить единство вокруг ЦК КПК и решительно защищать  авторитет центрального комитета партии».  Материалы  этого  совещания были  разосланы во все провинции, национальные автономные районы, а также в производственно-строительный корпус в  Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Очевидно и то,  что дальнейшие реформы внутри страны  и  текущая активизация  всех форм деятельности Китая за его пределами будут сопровождаться  обострением имеющихся и  появлением новых  проблем, способных  негативно повлиять  на стабильность китайского  общества. Поэтому перед «пятым поколением» китайских руководителей во главе с Си Цзиньпином стоят непростые задачи. Россия безусловно заинтересована в том, чтобы этот период Китай  успешно преодолел,   развивая и далее с нашей страной миролюбивые и взаимовыгодные во всех отношениях связи.