Информационно-пропагандистская подготовка США к нападению на Сирию, которая началась сразу после сообщений о применении некоего химического оружия в ходе внутрисирийского конфликта, в последние дни стала пробуксовывать, как внутри Соединённых Штатов, так и на международном уровне. Сам по себе факт такой пробуксовки является не совсем обычным, учитывая, что в предыдущие годы, начиная со времён агрессии против Югославии в 1999 году, такие информационно-пропагандистские кампании  осуществлялись неоднократно, и соответственно, на этом направлении был накоплен большой опыт.

На международном уровне сначала Франция, а затем и Великобритания сообщили об отказе от немедленного участия в военных действиях. Французское правительство заявило о необходимости дождаться окончания работы инспекторов ООН в Сирии, так как «перед тем, как начать действовать, нужно получить доказательства». Однако не совсем понятно, о каких доказательствах идёт речь, так как мандат инспекторов позволяет им лишь определить, имело ли место применение химического оружия (в американской прессе в последние дни осторожнее пишут о «химическом веществе»), но не делать заключения о том, какая из сторон его применила. Таким образом, решение о нападении на Сирию и после завершения инспекции ООН будет полностью зависеть исключительно от политических предпочтений западных правительств.

Что касается позиции Великобритании, то вечером 29 августа пришли сообщения о её радикальном изменении. Британское правительство с самого начала активно поддерживало идею о необходимости нападения на Сирию. Внешне его подход выглядел даже более решительно, чем позиция высшего руководства США. Британия начала перебазирование авиационных сил на свои базы на Кипре.

Однако правительство Кэмерона столкнулось с мощной внутриполитической оппозицией по этому вопросу. По этой причине сначала премьер-министру пришлось заявить, что Великобритания не начнёт боевых действий до того, пока ООН не получит и не рассмотрит доклад инспекторов в Сирии. Затем решение об участии страны в нападении на Сирию было вынесено на голосование в парламент, где у правящей коалиции консерваторов и либерал-демократов имеется большинство (поэтому она и является правящей). И в ходе голосования вечером 29 августа парламент отказался поддержать правительство Кэмерона, так как 39 депутатов от правящих партий проголосовали против применения британских войск, чем обеспечили лейбористской оппозиции большинство.

После этого в СМИ появились сообщения о том, что уже больше десятка стран НАТО открыто или непублично заявили об отказе от участия в операции против Сирии.

Одновременно в американской прессе всё увеличивается количество материалов, с большим сомнением оценивающих перспективы этой операции. В частности, 30 августа газета «Вашингтон пост» опубликовала статью, в которой мнение американских военных по данному вопросу охарактеризовано как сугубо скептическое.

Возникает вопрос, каковы же цели американской администрации, которая продолжает заявлять, что президент Обама может принять решение о нападении на Сирию и самостоятельно, без привлечения союзников. При этом представители Белого дома старательно ограничивают задачи возможной операции, утверждая, что она не будет преследовать цели свержения режима Асада. Зачем же тогда нужно это нападение, которое чревато множеством военных и политических издержек для США?

На фоне событий вокруг Сирии совсем немного внимания привлекло недавнее заявление министра финансов США Дж.Лью о том, что к 15 октября 2013 года госдолг США в который раз достигнет потолка, установленного ранее Конгрессом, и американский бюджет потеряет возможность оплачивать текущие расходы. Предстоит очередное наращивание государственных заимствований.

Казалось бы, наличие указанных финансовых проблем, отражающих общее падение экономического могущества США, является дополнительным аргументом в пользу внешнеполитической сдержанности. В данном случае это означает сдержанность в сирийском вопросе, ведь война потребует дополнительных расходов. Однако, если посмотреть на проблему бюджетного дефицита в целом, то очевидно, что основным способом её решения в обозримой перспективе для США является дальнейшее наращивание потолка госдолга. В свою очередь, для успеха этой повторяющейся операции, необходимость в которой является источником сильнейших разногласий среди американских политиков, важнейшую роль играет устойчивость американского доллара, доверие к нему в мире.

И если посмотреть на проблему устойчивости доллара шире узко финансового аспекта, то становится очевидным, что фундаментом американской валюты является не только и возможно даже не столько собственно экономика США, сколько политическая роль и статус этой страны, как безусловного лидера всего западного мира. Этот статус оказывает такую психологическую поддержку доллару, без которой, весьма вероятно, американскую финансовую систему уже постигла бы судьба пирамиды Мавроди.

Однако указанный статус лидера западного мира необходимо поддерживать. Судя по всему, именно эти соображения и являются важным аргументом для американских политиков и руководства в пользу необходимости вмешательства в сирийский конфликт. Ведь одним из главных средств поддержания внешнеполитического статуса США являются их мощнейшие в мире вооружённые силы. Примечательно, что американский военный бюджет ненамного меньше дефицита общего государственного бюджета. Следовательно, США содержат свою мощнейшую в мире армию как раз за счёт тех средств, которые они и заимствуют у этого мира. А наличие этой армии и её периодическое использование, или угроза использования, в свою очередь, позволяют продолжать такие заимствования и далее. Тем самым, вырисовывается некая система «самофинансирования».

Применительно к ситуации вокруг сирийского конфликта, сначала США объявили самих себя гарантом того, что этот конфликт не перейдёт неких «общепринятых» для гражданских войн границ. Конкретным выражением этого и были заявления Обамы, сделанные им в 2012 году, о том, что применение химического оружия является «красной линией», которую правительство Асада не должно пересекать, иначе против него будут использованы вооружённые силы США. Теперь же, когда, по мнению Запада, сирийское руководство эту «линию» перешло, именно соображения международного политического статуса продолжают затягивать американских руководителей в конфликт с Сирией. Множество факторов, в том числе, массовое «дезертирство» союзников, делают нападение на Сирию всё более сомнительной, с точки зрения практических американских интересов, идеей. Однако и попытка избежать этого конфликта в нынешних условиях была бы чревата для США, после стольких громких заявлений, мощным ударом по их международному авторитету.