«Приблизительно каждые десять лет
США требуется выбирать какую-нибудь маленькую
страну и как следует ей вмазывать,
чтобы показать, что слова у нас не расходятся с делами».
Майкл Лиден

Казалось, что  триумфальная победа Дональда Трампа на президентских выборах 2016 года «поставит точку» на различных неоконсервативных проектах по переустройству мировой системы. Однако с выводами в отношении намерений Трампа спешить все же не стоит. Возможно, по ряду направлений внешней политики США он может ограничиться лишь определенными коррективами.

Восхождение Трампа на «политический олимп» США воспринимается многими в качестве некой политической революции, направленной против существующей элиты и реализуемой ею политики. В связи с этим  появились и довольно быстро захватили медийное пространство  различные версии о провале неоконсервативного политического проекта. Однако реалии политической жизни современного Вашингтона дают основания усомниться в справедливости высказанных суждений. Примечательно, что  не так давно обсуждался вопрос о назначении на должность будущего госсекретаря Джона Болтона, влиятельного неокона,  входящего в ядро неоконсервативного течения США. Небезынтересным представляется  и «идейный багаж» будущего советника по национальной безопасности Майкла Флинна, не так давно опубликовавшего монографию под весьма характерным названием: «Поле битвы: Как мы можем победить в войне против радикального ислама и его союзников». Соавтором и, возможно, идейным вдохновителем сего сочинения явилась «знаковая фигура» – Майкл Лиден, один из группы праворадикальных неоконов, сторонников развязывания глобальной войны против ислама и защитник национальных интересов Израиля. К этой группе принадлежат Дуглас Фейт, Карл Роув, Ричард Перл, Норман Подгорец (заложивший теоретическую основу борьбы с «исламофашизмом»), Пол Вулфовиц, Чарльз Краутхаммер и Дэниел Пайпс.

Имеет смысл напомнить известную тираду Майкла Лидена: «Прежде всего, мы должны свергнуть террористические режимы, начав с «Большой Тройки» – Ирана, Ирака и Сирии. После этого мы можем заняться саудовцами… Когда тирании Ирана, Ирака, Сирии и Саудовской Аравии будут низвержены, мы перейдем к прочим… Мы должны обеспечить осуществление демократической революции… Упрочение стабильности – миссия, недостойная Америки, тупиковое направление международной политики. Мы не хотим стабильности в Иране, Ираке, Сирии, Ливане и даже Саудовской Аравии; мы хотим, чтобы положение дел в этих странах изменилось. Вопрос дня состоит не в том, стоит ли дестабилизировать, а в том, как это сделать».

Таким образом, весьма поверхностные познания Д.Трампа в особенностях ближневосточной политики легко могут трансформироваться в угрозу, исходящую от террористической группировки «Исламское государство» (ИГ), как известно, созданной США. В этой связи возможна новая реинкарнация идеи (подчеркну – идеи неоконсервативной) о начале Второго крестового похода против Ислама. По мнению Флинна и Лидена, главной «цитаделью зла», вокруг которой консолидируются главные угрозы для США, Израиля и «всего свободного мира», является отныне Иран.

Джеймс Мэттис, будущий министр обороны США по прозвищу «Бешеный пес», в команде Трампа считает, что перед США стоят три основные проблемы: Иран, Иран и еще раз Иран. Фигура Мэттиса, впрочем, тоже весьма интересна. Его рекомендовал Вильям Кристол, известный «солдат неоконсерватизма», автор пафосного «Проекта за новый Американский век». Кристол даже призывал «бешеного пса» бороться за президентское кресло. Все бы ничего, если бы не знакомые политические интонации и интенции. «Неоконсервативные пророки» Флинн и Лиден призывают США и дальше продолжать «экзистенциальную борьбу» с мировым злом – исламом. Когда-то подобная манифестация определяла курс администрации Дж.Буша-младшего. «Манихейский взгляд» на мир весьма укоренился в американской политической культуре, даже если мир и изменился.

По мнению Флинна, ключевым игроком в поддержке Ирана является Россия,  с которой администрация Д.Трампа намеревается «заключить выгодную сделку по Ирану» и совместными усилиями уничтожить ИГ. В этой связи Россия должна быть чрезвычайно внимательна, а ее «геополитическая игра» не должна нанести ущерб отношениям с одной из ключевых и соседних стран Ближнего Востока.

«Вторым отголоском» влияния неоконов на Д.Трампа является выдвижение на пост госсекретаря США Рекса Тиллерсона, главы Exxon mobile. Своим появлением в качестве шефа Госдепартамента Рекс Тиллерсон обязан бывшему госсекретарю США Кондолизе Райс, и бывшему министру обороны Роберту Гейтсу, активно реализовавшим неоконсервативную политику. Заинтересованность неоконсерваторов и нефтяного лобби в большой войне на Ближнем Востоке проявилась в полной мере во время войны в Ираке в 2003.

В назначении Рекса Тиллерсона отчетливо прослеживается линия по установлению контроля США над углеводородами Ближнего Востока, что позволило бы воплотить в жизнь «розовую мечту» Д.Трампа о снижении цен на нефть до 20 долларов за баррель, способствуя тем самым росту американской экономики.

Без сомнения, Д.Трамп также является сторонником альянса с Израилем, что полностью соответствует неоконсервативной концепции США. В этой связи на Ближнем Востоке вряд ли стоит ожидать существенных перемен траектории внешнеполитического курса Вашингтона. Скорее всего, Д.Трамп  будет стремиться ужесточить свою политику в отношении исламских стран, но действовать он станет намного умнее, эффективнее, привлекая к своей политике Россию, которая, как известно, не только пользуется на Востоке весомым авторитетом, но и смогла его преумножить в ходе сирийской кампании.

Д.Трамп возможно будет стремиться разыгрывать «русскую карту» с целью упрочения позиций как на Ближнем Востоке, где США усилиями предыдущих администраций успешно обанкротились, так и в отношениях с Китаем. Не случайно на первое место в американской дипломатии выдвигается «друг Москвы» Рекс Тиллерсон. Российские политические круги должны отчетливо понимать, какие последствия могут иметь такие «геополитические сделки». Известно искусство американской дипломатии побеждать противника «чужими руками». Во всяком случае, проводя линию на улучшение отношений с США, Россия не должна становиться инструментом американской геополитики.

Разыгрыванию «русской карты» в нескольких направлениях (как на Ближнем Востоке, так и с Китаем) должен способствовать «старый друг Москвы» Рекс Тиллерсон, у которого с Россией сложились доверительные отношения. Трампа не волнует, что будет с российским бюджетом при цене в 20 долларов, впрочем и не должно.