Немецкая газета «Франкфуртер Альгемайне» 6 февраля опубликовала интервью председателя польской правящей партии «Право и справедливость» Я.Качиньского, в котором он заявил, что приветствовал бы превращение ЕС в ядерную супердержаву1. Интервью вышло накануне поездки А.Меркель в Варшаву, где канцлер встречалась не только с официальным руководством Польши, но и с самим Качиньским, которого многие, в том числе и в Германии, называют «серым кардиналом» сегодняшней польской политики. Одной из центральных тем визита Меркель были вопросы оборонной политики ЕС, и в этой связи заявление Качиньского не выглядит случайным. Оно вполне органично вплетается в контекст дискуссии, которая началась в самой Германии в ноябре прошлого года.

Накануне президентских выборов в США в «Шпигеле» вышла колонка профессора Х.Мюллера, который, рассуждая о последствиях возможной победы Д.Трампа, отмечал, что в случае развала НАТО и исчезновения американских гарантий безопасности, Европе грозит новая гонка вооружений, и «даже дебаты о собственном немецком ядерном оружии могут стать возможными». Прогноз Мюллера начал сбываться уже менее через две недели, хотя на тот момент никто еще не мог сказать ничего определенного по поводу политики новой администрации США 2.

Сначала Р.Кизеветтер, влиятельный депутат бундестага от ХДС, специализирующийся на темах внешней и оборонной политики, заявил о том, что, если США желают от европейских партнеров больших вложений в безопасность или же хотят вообще уйти из Европы, то европейцам стоит подумать о том, чтобы положиться в целях политики сдерживания на франко-британский «ядерный зонтик», который мог бы финансироваться из общего оборонного бюджета ЕС. С Великобританией, после ее выхода из ЕС, в этом случае могли бы быть заключены соответствующие партнерские соглашения. По мнению Кизеветтера, этот вопрос пока не является предметом для дискуссий, но, тем не менее, здесь, как отметил депутат, не должно быть «запрета на мнения» 3.

Затем, еще через несколько дней, «Франкфуртер Альгемайне» опубликовала статью своего редактора Б.Колера, в которой утверждалось, что в случае, если Америка переложит задачу обороны Европы в значительной мере на плечи самих европейцев, то это повлечет за собой неприятные для них последствия: повышение оборонных расходов, возобновление обязательного призыва, пересечение «красных линий» и «совершенно немыслимое для немецкого сознания — вопрос о собственном ядерном потенциале сдерживания, который смог бы компенсировать сомнения в американских гарантиях». «Французский и британский арсеналы в их сегодняшнем состоянии будут для этого слишком слабы. Москва между тем вооружается», — писал Колер 4.

Конечно, заявления Кизеветтера и Колера вызвали ответную негативную реакцию. Так, председатель Мюнхенской конференции по безопасности В.Ишингер призвал отказаться от дебатов о ядерной стратегии Германии, назвав их опасными и безответственными, и отметил, что «не существует ни французского варианта, ни варианта ЕС»5.

В «Шпигеле» четыре известных немецких политолога — Ф.Зауэр, К.Масала, П.Хельманн и Р.Вольф — опубликовали статью под названием «Германии не нужно ядерное оружие», в которой они, используя в т.ч. и международно-правовые аргументы, обосновывали тезис о том, что создание собственного ядерного оружия только навредит Германии. Но в то же время авторы признавали, что в случае, «если США действительно полностью захлопнут свой ядерный зонтик над Европой», необходимо будет подумать о том, как ядерные арсеналы Великобритании и Франции могли бы стать частью общей стратегии сдерживания ЕС6.

Глава ведомства федерального канцлера П.Альтмайер в интервью «Вельт ам Зоннтаг» соглашаясь, что Европе в целом и Германии в особенности необходимо повышать свой боевой потенциал, отверг тем не менее любые дискуссии о создании ядерного потенциала ЕС. По мнению Альтмайера, уверенного, что новый президент США будет в значительной степени придерживаться преемственности внешнеполитического курса, присутствие американского ядерного потенциала в Европе не является «милостью», но служит также целям защиты самой Америки от потенциальной ядерной угрозы 7.

Однако тема, раньше, как выразился Колер, «совершенно немыслимая для немецкого сознания», была таким образом открыта, и дискуссия о  возможности создания ядерного потенциала Евросоюза или самой Германии продолжилась уже в этом году.

В январе политолог М.Терхалле в своей публикации в «Тагесшпигеле» вновь призвал к созданию германского ядерного потенциала перед лицом «угрозы со стороны путинской России», заключающейся, по его мнению, в стратегическом и конвенциональном неравновесии, которое может возникнуть в случае исчезновения американских гарантий безопасности8.

В начале февраля возможность появления ядерного оружия у ЕС или самой Германии обсуждалась на первом канале немецкого телевидения в передаче «Панорама». При этом один из выступивших в качестве комментаторов экспертов, У. Кюн из Института исследований проблем мира и политики безопасности, отметил, что вопрос собственно германского или европейского ядерного оружия не является полностью абсурдным: «Если в ближайшие годы положение в сфере безопасности Германии и Европы будет явно изменяться в негативном направлении, то есть Россия продолжит угрожать миру в Европе, а американцы в то же время будут уходить, то я не исключил бы, что и в Германии начнут задумываться о том, как себя защитить от России».  Примечательно, что сопроводительный текст к сюжету на сайте телеканала заканчивался словами: «Это очень чувствительная тема — неприятная и щекотливая, — которая перед лицом нового человека в Белом доме, к сожалению, может стать актуальной быстрее, чем можно было подумать»9.

Директор Института глобальной публичной политики Т.Беннер 10 февраля в своем комментарии на страницах «Виртшафтсвохе», принимая в качестве исходных все те же два тезиса о возможном отказе США от своих обязательств в сфере безопасности и о потенциальной угрозе со стороны России, указывал, что германское ядерное оружие может быть только «самым последним шагом в случае, если евроатлантический союз полностью распадется». Беннер также утверждает, упоминая интервью Качиньского, что и «ядерный зонтик» Евросоюза в настоящее время является иллюзорной идеей, однако при этом не только рекомендует сохранить военное сотрудничество с Великобританией после ее выхода из ЕС, но и советует правительству Германии начать после президентских выборов во Франции переговоры с Парижем о более тесном сотрудничестве в ядерной сфере. Поскольку, по словам Беннера, «наши отношения с Францией и ее force de frappe являются решающими»10.

Официальный Берлин в этой дискуссии участия не принимает и указанное выше интервью Альтмайера является, пожалуй, единственным исключением. На пресс-конференции 8 февраля представители германского правительства отказались комментировать высказывание Качиньского о превращении ЕС в ядерную супердержаву, отметив, что «нет никаких планов по ядерному вооружению в Европе с участием федерального правительства». Однако заместитель пресс-секретаря правительства У.Деммер указала в этой связи также  на то, что в том процессе самопереосмысления, в котором сейчас находится Евросоюз, вопросы внутренней и внешней безопасности занимают центральное место11.

Вместе с самим высказыванием Качиньского это дает некоторые основания предполагать, что в контексте текущей дискуссии о реформе ОПБО вопрос об общем ядерном оружии ЕС в кулуарах все-таки обсуждается, хотя конкретных планов,  вероятно, пока действительно нет. Стоит отметить, что и Кизеветтер упоминал о том, что он еще до выборов в США выдвигал идею общего ядерного потенциала в «кругах, занятых вопросами безопасности», но не нашел поддержки, однако высказывал надежду, что после избрания Трампа тема будет воспринята более серьезно12.

В этой связи необходимо указать на то, что текущий процесс укрепления европейского оборонного потенциала был начат еще при администрации Б.Обамы, а многие решения, которые сегодня принимаются и реализуются в данной сфере, начинали готовиться в 2012-2013 годах, т.е. до начала украинского кризиса. Фактор «российской угрозы», ставший во многом благодаря искусственному нагнетанию актуальным для стран ЕС в последние три года, действительно значительно ускорил этот процесс и уже превратился в одну из его основных движущих сил. То же самое можно сказать и про избрание Трампа, хотя действие данного фактора пока можно наблюдать пока лишь на очень коротком отрезке времени. Оба эти фактора сейчас активно используются в качестве основных аргументов сторонниками укрепления обороноспособности и форсирования военной интеграции ЕС, что можно наблюдать, в том числе и на примере дискуссии о возможном ядерном потенциале ЕС или Германии.

Но ни «российская угроза», ни избрание Трампа не являются главными причинами тех процессов, которые в настоящее время разворачиваются в рамках ОПБО и в оборонной сфере отдельных стран Евросоюза. В их основе лежит в первую очередь понимание происходящих «тектонических сдвигов» в международной политике и экономике и стремление Евросоюза, активно поддерживаемое в том числе и Германией, достичь «стратегической автономии» и войти в разряд полноценных глобальных держав. Обладание же собственным ядерным потенциалом является важной составной частью такой «стратегической автономии».

С этой точки зрения открытие дискуссии о ядерном оружии ЕС или Германии представляется уже не столько результатом панических настроений, сколько вполне рациональным шагом сторонников проекта «ядерной супердержавы ЕС», нацеленным на то, чтобы превратить «немыслимое» во вполне «обсуждаемое», и предпринятым в удобный для этого момент — когда фактор «российской угрозы» был усилен избранием Трампа. Надо отметить, что цель была успешно достигнута: тема даже собственно германского ядерного оружия стала обсуждаться на страницах ведущих изданий и центральном телевидении. Безусловно, пока вопрос находится исключительно на уровне дискуссий, и для того, чтобы перевести его в практическую плоскость, если до этого действительно дойдет, могут понадобиться годы. Но первый шаг сделан, и еще одно внешнеполитическое «табу» Германии уже не выглядит таковым.

  1. «Eine Atom-Supermacht Europa würde ich begrüßen». F.A.Z., 06.02.2016. http://www.faz.net/aktuell/politik/ausland/polen-kaczynski-macht-werbung-fuer-angela-merkel-14859897.html
  2. Müller H. Wie Trump Deutschland zur Aufrüstung zwingen könnte. Spiegel, 06.11.2016. http://www.spiegel.de/wirtschaft/soziales/wie-donald-trump-deutschland-zur-aufruestung-zwingen-koennte-a-1119912.html
  3. German lawmaker says Europe must consider own nuclear deterrence plan. Reuters, 16.11.2016.; “Wir werden mehr Geld für unsere Sicherheit ausgeben müssen“. Roderich Kiesewetter im Gespräch mit Martin Zagatta. Deutschlandfunk, 18.11.2016.
  4. Kohler B. Das ganz und gar Undenkbare. F.A.Z., 27.11.2016. http://www.faz.net/aktuell/politik/inland/nach-donald-trump-sieg-deutschland-muss-aussenpolitik-aendern-14547858.html
  5. Wolfgang Ischinger, Twitter, 10.12.2016. https://twitter.com/ischinger/status/807837245453598722
  6. Hellmann G., Masala C., Sauer F., Wolf. R. Deutschland braucht keine Atomwaffen. Spiegel, 11.12.2016. http://www.spiegel.de/politik/deutschland/gastbeitrag-deutschland-braucht-keine-atomwaffen-a-1125247.html
  7. “Amerika wird uns nicht den Rücken zukehren”. Welt, 04.12.2016. https://www.welt.de/politik/deutschland/article159950957/Amerika-wird-uns-nicht-den-Ruecken-zukehren.html
  8. Terhalle M. Deutschland braucht Atomwaffen. Tagesspiegel, 23.01.2017. https://causa.tagesspiegel.de/politik/europa-und-die-weltweiten-krisen/deutschland-braucht-atomwaffen.html
  9. Donald Trump und US-Atombomben in Deutschland. Das Erste, 02.02.2017. https://daserste.ndr.de/panorama/archiv/2017/US-Atombomben-in-Deutschland-und-Donald-Trump,atombombe100.html
  10. Benner T. Germany’s Necessary Nuclear Debate. GPPI, 10.02.2017. http://www.gppi.net/publications/peace-security/article/germanys-necessary-nuclear-debate/
  11. Erklärungen des Sprechers des Auswärtigen Amts in der Bundespressekonferenz vom 08.02.2017. Auswärtiges Amt. http://www.auswaertiges-amt.de/DE/_ElementeStart/Sprecher_node.html#doc438320bodyText5
  12. German lawmaker says Europe must consider own nuclear deterrence plan. Reuters, 16.11.2016. http://www.reuters.com/article/uk-germany-usa-nuclear-idUSKBN13B1GO