В перечне основных вызовов и угроз современной цивилизации свое определенное место занимает и такая проблема, как морское пиратство.

Существующие определения сущности этого явления, различаясь в деталях, сходятся в главном: под морским пиратством следует понимать противозаконную практику, в основе которой лежит «акт высадки на борт судна с намерением совершения ограбления или другого преступления с намерением использовать или возможностью применения силы»[1].

Это явление по праву относится к категории древнейших угроз безопасности. Ещё в I веке д.н.э. известный политик, философ и оратор Древнего Рима Марк Туллий Цицерон провозгласил: “Pirata est hostis humani generis”[2] и призвал к беспощадному его искоренению. Каждый новый этап хозяйственного и торгового освоения новых морских и океанских просторов, налаживания регулярного судоходства, как правило, сопровождался возникновением в прибрежных районах очагов морского пиратства. «Народы моря» – первые морские разбойники эры египетских фараонов ХIII-XII в. до н.э., киликийские пираты времен Древней Греции, пираты Тирренского моря эпохи Древнего Рима, викинги средневековой Балтики, гроза испанских галеонов Ф.Дрейк и другие английские «морские волки» времен королевы Елизаветы, берберские корсары Средиземноморья, пираты Карибского и Южно-Китайского морей – тень морского пиратства перемещалась в пространственном и историческом измерениях, возникая по курсу следования торговых судов, и исчезала только в результате долгой и изнурительной борьбы… Чтобы при благоприятных условиях возникнуть в новом месте.

В современных условиях морское пиратство не только не стало пережитком истории, но приобрело новую остроту и размах, и выступает в одном ряду с генерацией «новых» или «нетрадиционных» угроз безопасности.

Состояние проблемы на современном этапе определяется противоречивыми тенденциями. С одной стороны, после периода резкого подъема, который эта преступная практика демонстрировала в первом десятилетии ХХI века, наметилось устойчивое снижение пиратской активности. По данным Международного морского бюро (ММБ) – одного из наиболее авторитетных источников информации и статистики в этой сфере, если на пике своего подъёма общее число пиратских нападений в мире достигало рекордного показателя 439 (2011 г.), то по итогам 2016 года он сократился до 191, достигнув «самого низкого уровня за последние двадцать лет»[3].

Особенно заметным стало сокращение масштабов пиратской деятельности в районе Африканского Рога, который до недавнего времени считался главной «зоной повышенного риска». Так, если число нападений, совершенных сомалийскими пиратами в «рекордном» 2011 году, составило 237 (т.е. более половины мирового уровня на тот момент), то по итогам прошедшего года было зарегистрировано лишь два случая[4].

К факторам, обеспечившим подобное снижение активности сомалийских пиратов, следует отнести эффективные действия международной антипиратской коалиции в составе ВМС США, ряда стран НАТО и Евросоюза, а также корабельных групп России, Китая, Индии, Японии, Республики Корея, Ирана, Австралии, Таиланда и Сингапура. Важную роль сыграли также применение на торговых судах современных технологий и использование «лучших практик» для защиты от нападений, привлечение частных охранных структур (главным образом, американских и английских) для обеспечения безопасности торговых судов, а также начавшийся процесс восстановления основ государственности в самом Сомали[5].

Возросшая безопасность мореплавания в западном секторе Индийского океана, в частности, стала основанием для принятия в декабре 2016 года Советом НАТО решения о завершении операции «Ocean Schield», проводившейся объединенной группировкой ВМС ряда членов альянса в районе Африканского Рога с 2009 года.

Существенное сокращение числа нападений наблюдается также в другом традиционном очаге пиратской активности – акваториях Юго-Восточной Азии. Согласно данным доклада Информационного центра по борьбе с пиратством и вооруженными нападениями на море в Азии, если в 2015 году в «криминогенных» районах Малаккского и Сингапурского проливов произошло 104 нападения, то по итогам 2016 года было зарегистрировано два[6]. Особо отмечается значительное сокращение нападений на нефтеналивные танкеры, которые вплоть до недавнего времени были основой пиратского промысла на маршруте из Персидского залива в государства АТР. В рассматриваемый период этот показатель снизился в четыре раза (с 12-ти до 3-х). Как подчеркивается в документе, нынешний уровень пиратских нападений в этом регионе, который стал «самым низким за последние 5 лет», был обеспечен совместными усилиями государств АСЕАН – Индонезии, Малайзии, Филиппин и Сингапура по организации патрулирования акваторий субрегиона[7].

Важным индикатором определенного улучшения ситуации на фронте борьбы с пиратством стало  снижение так называемого «пиратского налога» (piracy tax). Этот агрегированный показатель отражает совокупные расходы, которые несёт международное сообщество в результате этой преступной практики. В частности, в него принято включать расходы на содержание международных военно-морских сил, решающих задачи борьбы с пиратами, вынужденное направление судов в обход «зоны повышенного риска» (так называемый «рерутинг), страхование рисков от пиратских нападений, выплату выкупов за захваченных заложников, оборудование торговых судов современными средствами защиты от нападений, оплату услуг охранных структур, судебные издержки, содержание пойманных пиратов в местах лишения свободы и т.п.  Согласно подсчётам экспертов аналитического центра «Oceans Beyond Piracy» (США), в результате принятых мер за последние годы этот экономический показатель сократился практически в семь раз: с 7 млрд  долл. в 2010 году до 1 млрд долл. в 2015 году[8].

Однако отмеченные положительные моменты, тем не менее, пока не позволяют снять проблему с повестки дня. Более того, в районах, где пока не обеспечена должная степень координации международных усилий, пиратская активность сохраняется на опасно высоком уровне. Показательным в этом плане стало заметное увеличение числа нападений в акватории Гвинейского залива (с 14 в 2015 году до 36 в 2016 году), который сегодня становится «новым эпицентром» современного пиратства[9]. Обращается также внимание на расширение зоны действия нигерийских пиратов, совершающих нападения за сотни морских миль от баз на своей территории в территориальных водах Габона, Кот д’Ивуара и Того.

Следует особо подчеркнуть, что снижение общего количества нападений происходит на фоне резкого увеличения числа захваченных пиратами заложников из числа членов экипажей. Согласно данным доклада ММБ, в истекшем году зарегистрированы 62 факта похищения пиратами членов морских экипажей с целью последующего получения выкупа. Это практически в три раза превысило аналогичный показатель 2015 года, став рекордным за последние 10 лет[10].

При этом более половины случаев захвата заложников опять-таки приходится на долю пиратов Гвинейского залива (36 случаев в 2016 году). Очередным объектом пиратского нападения стал сухогруз «BBC Caribbean», экипаж которого в составе 8 россиян и гражданина Украины был взят в заложники в Гвинейском заливе в феврале 2017 года. Насколько была высока угроза жизни заложников, свидетельствует тот факт, что в 2016 году в ходе нападений только в этом регионе пиратами были убиты 23 моряка. К счастью, на этот раз наши соотечественники, пробывшие в пиратском плену несколько недель, были освобождены в результате переговоров судовладельцев из немецкой компании «Бризе Шиппинг» с похитителями.

Аналогичный процесс происходит и в Юго-Восточной Азии, где в 2016 году было зафиксировано 28 случаев захвата заложников. В этой связи следует особо отметить усиление ещё одной опасной тенденции: использование пиратских методов все шире входит в практику действующих в этом субрегионе террористических организаций, для которых получение выкупов за похищенных становится важным источником финансирования их деятельности. Так, участившиеся случаи захвата заложников в акватории «трехграничья» Индонезии, Малайзии и Филиппин эксперты связывают главным образом с деятельностью филиппинской террористической группировки «Абу Сайаф»[11].

В целом можно сделать общий вывод, что несмотря на произошедшие положительные изменения в сфере борьбы с пиратством, это явление сохраняет остроту и актуальность. Отмеченное сокращение общего числа пиратских нападений на нынешнем этапе выступает не столько результатом подавления преступной активности в том или ином районе Мирового океана, сколько следствием изменения пиратской тактики: вместо захвата судов, становящихся все более проблемными объектами для последующей «реализации», пираты переключаются на  захват более компактного и ликвидного «живого» товара. В результате угроза безопасности и жизни мореплавателей возрастает многократно.

Тревожным моментом становится и определенное расширение географии современного пиратства. Подтверждением этому становятся факты пиратских нападений в тех районах Мирового океана, где ранее они не отмечались. В этом плане эксперты обращают внимание на формирование нового очага в тихоокеанской акватории Латинской Америки, в частности, в районе порта Кальяо (Перу), где в 2016 году зарегистрировано 11 пиратских нападений[12].

В этих условиях ослабление международных усилий по противодействию морскому пиратству, сохраняющему достаточный потенциал для совершения новых нападений, чревато рецидивом нового витка этой преступной практики в различных районах Мирового океана. Поэтому проблема морского пиратства требует к себе пристального внимания и коллективных усилий со стороны международного сообщества.

 

[1] ICC International Maritime Bureau. Piracy and Armed Robbery Against Ships. Annual Report for the period of 1 January-30 June 2015,London, 2015,P.3

[2] Пират – враг рода человеческого – лат. (Цит.по http://www.lexisnexis.com/ community/international-foreignlaw /blogs/international/ pirates-the- enemies-of- the- human-race_2c00-the- law-of-war- and-the-rule-of-law.aspx

[3] ICC International Maritime Bureau. Piracy and Armed Robbery Against Ships. Report for the Period 1January- 31December 2016, p.27

[4] Там же, с.16

[5] Там же, с.

[6] Piracy and Armed Robbery against Ships in Asia. RECAAP Information Sharing Cеntre Annual Report 2016,p..3

[7] Там же, с.25

[8] The State of Maritime Piracy 2015.Assesing the Economic and Human Cost. Oceans Beyond Piracy Report 2015.

http//oceansbeyond piracy.org/reports/sop2015/summary.

[9] ICC International Maritime Bureau. Piracy and Armed Robbery Against Ships. Report for the Period 1January- 31December 2016, p.27

[10] Там же

[11] ICC International Maritime Bureau. Piracy and Armed Robbery Against Ships. Report for the Period 1January- 31December 2016, p.28

[12] Там же, р.27