Роман Силантьев

Роман Силантьев

доцент Московского государственного лингвистического университета

кандидат исторических наук   

За последние 15 лет в России участились случаи привлечения к уголовной ответственности мусульманских духовных лиц за нарушения антиэкстремистского и антитеррористического законодательства, а также за тяжкие преступления. Это объясняется, с одной стороны, высокой степенью вовлечённости духовных лидеров в радикальные организации, а с другой – некритичным отношением ряда мусульманских структур к моральному облику и послужному списку людей, желающими стать имамами или муфтиями.

По имеющимся у автора данным, количество муфтиев, имамов и наиб-имамов, привлечённых в новейший период к ответственности по преступлениям вышеуказанного типа, составляет 22 человека. При этом рекордным по возбуждению уголовных дел в отношении мусульманского духовенства стал 2013 год – 8 случаев, из них – семь по 282 статье УК РФ.

В данном обзоре учитываются только официальные духовные лица – например, террорист Саид Бурятский, который закончил исламский колледж «Расуль-Акрам», работал в Совете муфтиев России, читал проповеди в московской мечети «Даруль-Аркам» и претендовал на духовное лидерство, под вышеприведённые критерии не подпадает. Также не рассматриваются малозначительные случаи, подобные истории читинского представителя ДУМ Азиатской части России имам-хатыба Розумбая Сопыева (в 2004 году принадлежавший Сопыеву конь сильно покусал маленькую девочку, в результате чего владелец коня по решению суда выплатил пострадавшей 26 тысяч рублей).

По всей видимости, отсчёт хронологии привлечения имамов к уголовной ответственности за тяжкие и резонансные преступления начинается 4 июля 2000 года, когда сотрудниками УФСБ по Свердловской области был задержан преподаватель медресе при мечети деревни Нижние Ари Ачитского района (юрисдикции ДУМ Азиатской части России – ДУМАЧР) Махмутжан Сатимов. За месяц до этого генеральный прокурор Узбекистана официально обратился в Генеральную прокуратуру России с ходатайством о задержании и выдаче Сатимова, подозреваемого в совершении преступлений по статье 159 УК Республики Узбекистан «Посягательство на конституционный строй». В постановлении указывалось, что Сатимов является приверженцем идеологии ваххабизма и с 1990 года активно занимался её пропагандой среди населения Ферганской долины, а также принимал участие в массовых беспорядках, организованных религиозными экстремистами[1].

Имам ишимской общины ДУМАЧР Хаджи Худжаев был объявлен в международный розыск за преступления, направленные на насильственный захват власти в Узбекистане. Примечательно, что его задержание было произведено во время проходившего в Омске II курултая ДУМАЧР (18-19 августа 2000 года) и фактически привело к срыву этого мероприятия. В свою очередь, имам омской мечети ДУМАЧР «Хаир-Ихсан» таджик Мохаммад Шоймуродов был арестован в декабре 2000 года за сбыт героина. При этом Управление ФСБ по Омской области отметило, что мечеть «Хаир-Ихсан» является местом притяжения для «экстремистки настроенных «прихожан» из других регионов страны и даже из-за границы», и что Шоймуродов является уже вторым её имамом, задержанным за оборот наркотиков[2].

В июле 2001 года имам-хатыб пермской Соборной мечети (юрисдикции ДУМ Европейской части России Совета муфтиев России) Аббос Мирахмедов был задержан в московском аэропорту Шереметьево-1 за нарушение паспортного режима. При обыске в принадлежащем ему Коране был обнаружен тайник с героином. 21 марта 2002 года заведённое на Мирахмедова уголовное дело поступило в суд. Имам-хатыбу были выдвинуты обвинения в незаконном пересечении государственной границы, а также разжигании национальной и религиозной розни. Вскоре Мирахмедов был вынужден оставить свой пост и вернуться в Таджикистан[3]. Но на этом его история не завершилась: 

17 ноября 2005 года ИТАР-ТАСС передало следующую новость: «На севере Таджикистана по обвинению в террористической деятельности и других крупных государственных преступлениях арестован бывший священнослужитель одной из мечетей в российском городе Перми, таджикский гражданин Аббос Мирахмедов. Об этом сообщил корр. ИТАР-ТАСС начальник ОВД города Худжанда, полковник милиции Муллохи Рузиев. По его словам, расследование ведёт городская прокуратура и арестованному уже предъявлено обвинение по четырем статьям Уголовного кодекса страны – терроризм, публичные призывы к захвату власти, участию в преступном сообществе и незаконном хранении оружия. В момент задержания у Аббоса Мирахмедова был изъят автомат Калашникова с обоймой, экстремистская литература и другие улики, указывающие на его активное участие в международной террористической организации – Исламском движении Узбекистана. Два последних года арестованный проживал в Таджикистане, занимаясь вербовкой сторонников ИДУ и распространением идей экстремистов среди своих земляков. Аббос Мирахмедов входил в организованную террористическую группировку, которая была раскрыта правоохранительными органами Таджикистана в городе Худжанде в сентябре нынешнего года. В ходе спецоперации было задержано более 20 экстремистов, которые на допросах назвали имена ещё нескольких участников преступного сообщества, в том числе Аббоса Мирахмедова». В итоге Мирахмедов по совокупности вышеперечисленных преступлений был осужден на 17,5 лет[4].

В конце июня 2004 года был задержан имам села Сингуль Татарский (юрисдикция ДУМ Тюменской области Совета муфтиев России) Юсуф-Дмитрий Петриченко, которому предъявили обвинения в распространении экстремистской литературы и подготовке террористических атак. 4 октября 2005 года он был приговорён к заключению в исправительной колонии общего режима сроком на шесть лет[5].

30 мая 2007 года городской суд Пятигорска признал виновным по 282 статье УК РФ имама местной мечети Абдуллу-Антона Степаненко (юрисдикция ДУМ Карачаево-Черкесской Республики и Ставрополья) и приговорил к 1,5 годам условно с испытательным сроком в один год. Муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев отмежевался от своего подчинённого и не восстановил его на работе, зато Степаненко получил личную поддержку председателя СМР муфтия Равиля Гайнутдина, который принял его для беседы под приветственные крики прихожан московской Соборной мечети. «В ходе пятничного намаза глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин поздравил Абдуллу Степаненко с освобождением, выразив солидарность с ним. Он назвал обвинения против пятигорского имама надуманными и сфабрикованными, отметив, что в течение всего времени содержания Степаненко под стражей вместе со всей уммой сопереживал узнику совести и молился за его благополучие.
Р.Гайнутдин также выразил благодарность А.Степаненко за его вклад в развитие российской уммы», – писали об этом событии СМИ[6].

Настоятель казанской мечети «Аль-Ихлас» Рустам Сафин в 2009 году получил условный срок за организацию ячейки террористической организации «Хизбут-Тахрир», а 24 сентября 2013 года за аналогичное преступление (ст.282.2 УК РФ) был приговорён к 2 годам лишения свободы в колонии общего режима. При этом сам Сафин находился в оппозиции к руководству ДУМ Республики Татарстан и считал, что его мечеть «Аль-Ихлас» является автономной. В 2013 году приход «Аль-Ихласа» был ликвидирован по предложению представителей ДУМ республики Татарстан, изначально выступавших с резкой критикой деятельности Сафина[7].

16 апреля 2008 года Орджоникидзевский суд Уфы признал имама Саида Байбурина (ДУМ Республики Башкортостан в составе Совета муфтиев России) виновным в публичных призывах к экстремистской деятельности (ч.1 ст. 280 УК РФ) и приговорил его к полутора годам лишения свободы в колонии общего режима[8]

15 ноября 2008 года УФСБ по Бурятии был арестован имам города Улан-Удэ Бахтияр Умаров (юрисдикция ДУМ Азиатской части России), который в том же году был объявлен в международный розыск властями Узбекистана за посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан, изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и порядку, а также участие в деятельности террористической организации «Хизбут-Тахрир» с 1999 по 2002 год. По итогам закрытого судебного заседания в декабре 2008 году было принято решение экстрадировать Бахтиярова на родину[9].

Имам из города Читы (юрисдикция ДУМ Азиатской части России) Муса Камурзоев 26 октября 2010 года был приговорён к трём годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима по ст.222 УК РФ (незаконное приобретение взрывных устройств)[10].

13 апреля 2011 года прокурор Ямало-Ненецкого автономного округа государственный советник юстиции 3 класса А.В. Герасименко обратился в суд с заявлением о ликвидации местной религиозной организации «Нур Ислама» Духовного управления мусульман Азиатской части России. В заявлении, в частности, говорилось: «…согласно сведениям правоохранительных органов Республики Узбекистан и Регионального Управления Федеральной службы безопасности РФ, а также Центра по противодействию экстремизму УВД по Ямало-Ненецкому автономному округу Имам мечети «Нур Ислама» Акбаров Исомитдин Салохитдинович был причастен к ячейке МТО «Исламская партия Туркестан», деятельность которой решением Верховного Суда РФ признана террористической и запрещена на территории России. имам мечети – Акбаров И.С. и его заместитель – Нурматов О.Т. разыскивались правоохранительными органами Республики Узбекистан за совершение преступлений экстремистской направленности и объявлены в международный розыск. В отношении Акбарова И.С. СО ОВД Уйчинского района Наманганской области 30.03.1999 года было возбуждено уголовное дело № 993950 по ч. 1 ст. 159 УК Республики Узбекистан (Посягательства на конституционный строй) при этом имелась санкция на арест (не выдан, поскольку является гражданином РФ). В октябре 2010 года Акбаров И.С. был убит в Тюмени. Бывший заместитель Акбарова И.С. Нурматов Одил Тогаевич на территории Республики Узбекистан признан виновным в совершении преступлений экстремистской направленности и торговли людьми, приговорён к длительному сроку тюремного заключения[11]

В сентябре 2013 года казанскому имам-хатыбу мечети «Аль-Иман» Азату Зарипову (юрисдикция ДУМ Республики Татарстан) было предъявлено обвинение в организации банды – ОПГ «Новотатарка», занимавшейся грабежами и убийствами[12].

3 октября 2011 года судья Советского районного суда приговорил имама владикавказской Соборной мечети лезгина Кувата Исмаилова (юрисдикция ДУМ Республики Северная Осетия-Алания в составе Совета муфтиев России) к полутора годам колонии-поселения по части 1 статьи 222 УК РФ (незаконное хранение оружия[13].

27 июля 2012 года к 14 годам колонии строгого режима был приговорён имам мечети села Новые Тимерсяны Цильнинского района Ульяновской области (Центральное ДУМ Ульяновской области юрисдикции Совета муфтиев России) Озод Кушматов, который до этого был объявлен в международный розыск и пойман в Киргизии. Суд признал О.Кушматова виновным по ч.2 ст.209, ч.5 ст.33, п.”а” ч.3 ст.126, п.”а”, “б” ч.3 ст.163, ч.5, ст.33, п.”к” ч.2 ст.105 (бандитизм, пособничество в похищении человека, вымогательство с применением насилия, пособничество в убийстве с целью скрыть другое преступление) Уголовного кодекса РФ[14].

27 мая 2013 года в Новосибирске суд приговорил двух имамов ДУМ Азиатской части России Ильхома Меражова и Камила Одилова по 282 статье УК РФ к году условно за пропаганду идей экстремистской организации «Нурджулар»[15].

25 июня 2013 года с поезда «Пенза-Москва» правоохранителями был снят имам-хатыб Али Якупов из села Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области, который незадолго до ареста перевел свою мечеть из юрисдикции ЦДУМ в Совет муфтиев России. Бдительные прихожане мечети сообщили в органы, что Якупов в своих проповедях активно разжигал межрелигиозную рознь и призывал к истреблению евреев. В МВД отнеслись к сигналу серьёзно, возбудили уголовное дело по 282 статье УК РФ и посадили Якупова под домашний арест[16].

23 июля 2013 года в алтайском поселке Кош-Агач начался суд над двумя имамами Совета муфтиев (ДУМ Республики Алтай в юрисдикции ДУМАЧР) – Сержаном Сватовым и Хайдаром-Али Бугусыновым. Они обвиняются в организации ячейки международной экстремистской организации «Таблиги джамаат», эмиссары которой активно “обрабатывают” мусульман Горного Алтая. Перспективы для подсудимых вырисовываются неблагоприятные – ведь раньше Сватов открыто заявлял, что является одним из первых эмиссаров «Таблига» на Алтае[17].

9 июля 2013 года Главное управление МВД России по Приволжскому федеральному округу возбудило уголовное дело по ст.282.2 ч.2 (участие в деятельности экстремистской организации) в отношении муфтия Мухаммада Байбикова, возглавляющего Центральное духовное управление мусульман Ульяновской области в составе Совета муфтиев России.  Муфтия обвинили в том, что он принимал активное участие в деятельности тюремной ячейки (т.н. “тюремного джамата”) террористической организации “Имарат Кавказ”, созданной на территории исправительной колонии №2 региона[18].

Выводы:

  1. Вышеописанные люди нарушали законодательство трех стран – России, Узбекистана и Таджикистана, причём в случае двух последних стран совершали только особо тяжкие преступления, связанные с терроризмом и насильственным изменением конституционного строя.
  2. Из привлечённых к уголовной ответственности семеро оказались членами террористических организаций, преимущественно «Хизбут-Тахрира» и Исламского движения Узбекистана. В России имамы и муфтии чаще всего привлекались по 282 статье УК РФ – за разжигание религиозной розни.
  3. Все подсудимые за исключением казанского имам-хатыба Азата Зарипова характеризуются как приверженцы радикальных направлений ислама, преимущественно ваххабизма-салафизма.
  4. Среди преступников преобладают выходцы из Средней Азии. Обращает на себя внимание повышенный процент  новообращенных мусульман, и пониженный – татар и кавказцев. Примечательно, что среди осужденных нет ни одного уроженца Чечни или жителя Дагестана.
  5. Известно только о двух случаях, когда руководство осужденных имамов поддержало решение суда и приняло меры к недопущению осужденных к дальнейшей религиозной деятельности. Это истории пятигорского имама Абдуллы-Антона Степаненко и казанского имама Рустама Сафина. В остальных эпизодах выражалось либо публичное несогласие с решением суда, либо отсутствовала какая-либо реакция.
  6. Из 22 рассмотренных случаев 19 имеют непосредственное отношение к одной мусульманской централизованной организации – Совету муфтиев России, которая сейчас занимает четвёртое место по числу контролируемых мусульманских общин, объединяя около 700 мечетей. При этом 11 случаев приходятся на ДУМ Азиатской части России в составе Совета муфтиев, которое объединяет не более 100 организаций. Таким образом, около 10% духовных лидеров ДУМАЧР привлекались к уголовной ответственности за серьёзные преступления.
  7. Представители Совета муфтиев России в духовном звании нарушали антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство России, Узбекистана и Таджикистана чаще, чем духовные лица суммы всех остальных религиозных организаций нашей страны. Кроме того, два лидера СМР (муфтии Равиль Гайнутдин и Нафигулла Аширов) имеют прокурорские предостережения о недопустимости нарушения антиэкстремистского законодательства, а сочинения еще трёх (муфтии Аширов и Абдулла Ишмухаммедов, а также имам-хатыб Шамиль Аляутдинов) фигурируют в Федеральном списке экстремистских материалов.
 
[1] Сообщение ИА «Регион-Информ» от 4 июля 2000

[2] Намерение доброе, а слава дурная // Версты, 23 декабря 2000

[3] Викулов А. С героином в Коране // Российская газета, 9 ноября 2001

[4] Шпак все-таки имеет отношение к Совету муфтиев России  от 6 мая 2011

[5] Яблонский Н., Рычкова Л. Ячейкой за решетку // Коммерсант, 5 октября 2005

[6] В Соборной мечети Москвы бывшего имама Пятигорска Степаненко встречали криками «Аллаху Акбар» от 1 октября 2007

[7] Закрыли за экстремизм от 16 мая 2013

[8] Имам Саид Байбурин осужден за призывы к экстремизму от 7 июня 2008

[9] Экстрадированный из России имам Бахтияр Умаров подвергается пыткам в тюрьме в Узбекистане от 2 января 2010

[10] Лидера читинских мусульман посадили за хранение гранаты 27 октября 2010

[11] Заявление прокурора ЯНАО

[12] Имаму нашли бездуховное дело // Коммерсант-Казань, 13 сентября 2013 

[13] Судебный процесс по делу Исмаилова Кувата Шахисмаиловича 

[14] В Ульяновске похитителя бизнесмена, потребовавшего выкуп, приговорили к 14 годам колонии 23 июля 2012

[15] Сообщение ИА «Интерфакс-Религия» от 15 августа 2013 

[16] Сообщение ИА «Интерфакс-Религия» от 26 июня 2013

[17] Силантьев Р.А.Августовская война в муфтиятах // НГ-Религии, 21 августа 2013 

[18] Титов С. Муфтия заподозрили в проникновении в колонию // Коммерсант, 7 октября 2013