Четвертый раунд переговоров по Сирии, ключевыми участниками которых являются Россия, Иран и Турция, завершился 4 мая 2017 года в Астане. Отличие «астанинского формата» от переговоров в Женеве в том, что ведущими переговорщиками здесь выступают страны, реально влияющие на ситуацию «на земле» в Сирийской Арабской Республике.

Итогом этих переговоров стало подписание меморандума о создании зон деэскалации в Сирии, которые призваны стать важным шагом на пути прекращения кровопролитного конфликта и возвращения страны к мирной жизни. На первом этапе будут созданы четыре зоны: в провинции Идлиб, севернее города Хомс, в провинции Восточная Гута и в районе южной границы Сирии.

Гарантами выполнения этого соглашения стали Россия, Иран и Турция, которые возьмут на себя общее управление процессом создания зон деэскалации и обеспечение их функционирования, принимая решения на основе консенсуса. Документом предусмотрено создание специальных КПП для передвижения гражданских лиц и гуманитарных конвоев и возвращения беженцев, а также наблюдательных пунктов – для соблюдения режима прекращения огня. Имеется в виду, что на линиях разграничения могут быть размещены воинские контингенты.

Подписанный меморандум можно считать удачным дипломатическим ходом России, которая сумела перехватить у США инициативу по созданию зон безопасности, озвученную Д.Трампом еще в январе, и реализовать ее совместно с двумя влиятельными региональными странами. Таким образом, происходит укрепление треугольника Россия – Иран – Турция в качестве основного центра по принятию решений в отношении сирийского кризиса.

Общую позитивную картину несколько омрачает отказ части вооруженной сирийской оппозиции принять участие Ирана в качестве гаранта соглашения. Это остается вопросом, над которым сторонам еще предстоит работать одновременно с детализацией процесса реализации соглашения. В частности, еще будет согласовываться вопрос о количественном и национальном составе вооруженных сил, которые станут гарантами безопасности в оборудованных зонах. При этом глава Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности В.Озеров заявил, что Россия могла бы ввести в соответствующие зоны части российской военной полиции.

Не вызывает сомнения тот факт, что расширение регионального взаимодействия между Москвой, Тегераном и Анкарой является давно назревшим событием, которое отвечает национальным интересам всех трех стран, и может дать положительный эффект не только в отношении сирийского кризиса, но и в других сферах.