В Южной Корее 9 мая 2017 года состоялись внеочередные президентские выборы, на которых убедительную победу одержал лидер Демократической партии Мун Чжэ Ин. За него проголосовали 41% пришедших на избирательные участки. Отличительной чертой этих выборов была исключительно высокая явка – 77% (на предыдущих выборах в 2012 году – 52%). Во время избирательной кампании Мун Чжэ Ин призывал к диалогу с Северной Кореей по ядерной проблематике и выступал против новых санкций в отношении Пхеньяна. Он также призывал наладить отношения с Пекином и Москвой, не ставя под удар союзнические обязательства перед Вашингтоном, и обещал поднять уровень занятости среди южнокорейской молодёжи.

Президентская кампания в Республике Корея фактически началась 9 декабря 2016 года, когда парламент страны вынес вотум недоверия предыдущему президенту Пак Кын Хе. Первая женщина – президент Южной Кореи и лидер консервативной партии «Сэнури» (с февраля 2017 года переименована в партию «Свободная Корея») имела рейтинг в 70% сразу после выборов 2012 года, но впоследствии утратила доверие избирателей в результате ряда скандалов (крушение парома «Севоль» в январе 2015 года, политический и коррупционный скандал в октябре 2016 года). В итоге её рейтинг снизился до рекордно низкого показателя в 5% в декабре 2016 года. Это нанесло самый сокрушительный удар по лагерю консервативных сил. Не желая разгребать накопившиеся после правления Пак Кын Хе проблемы, от участия в президентской гонке последовательно отказались явный политический тяжеловес и бывший генсек ООН Пан Ги Мун, а также исполняющий обязанности президента и один из представителей консервативного крыла Хван Гё Ан. Таким образом, дорога к победе Мун Чжэ Ина, который уступил Пак Кын Хе всего 4% на президентских выборах 2012 года, была открыта. Конкуренцию на выборах ему составляли лидер левоцентристской Народной партии Ан Чхоль Су (его результат на нынешних выборах 21,4%) и выдвиженец от партии «Свободная Корея» Хон Чжун Пхё (набрал 24%).

Ан Чхоль Су в начале своей кампании сумел привлечь на свою сторону деморализованных консервативных избирателей, напуганных предвыборными обещаниями Мун Чжэ Ина серьёзно реформировать корейские чеболи[1], и имел рейтинг около 35% в начале апреля, но уже в начале мая его рейтинг снизился до 20%, в то время как рейтинг Мун Чжэ Ина оставался стабильным, колеблясь около 40%. Важнейшую роль в этом сыграл северокорейский вопрос, который резко обострился после воинственных заявлений новой администрации США и размещения американской системы противоракетной обороны THAAD на территории Южной Кореи в апреле 2017 года. При том, что союзнические отношения с США одобряют более 90% всех граждан Южной Кореи, размещение THAAD было воспринято не так однозначно. Размещение THAAD резко критиковали Россия и Китай, причем последний ввел ряд ограничений на действия южнокорейского бизнеса на своей территории. Мун Чжэ Ин в отличие от Ан Чхоль Су выступил с более осторожных позиций, заявив, что судьбу противоракетного комплекса THAAD должно решать будущее правительство страны, и отказавшись однозначно поддержать его размещение на территории Южной Кореи.

Если Мун Чжэ Ин поставит под сомнение вопрос размещения THAAD, это может войти в противоречие с позицией США, которые неоднократно заявляли, что «эра стратегического терпения в отношении КНДР закончилась».

Возможно, мягкая позиция Мун Чжэ Ина по отношению к Пхеньяну кроется в его происхождении. Его родители были беженцами из Северной Кореи, а сам он родился в 1953 году на острове Коджедо на юге Корейского полуострова. Во времена корейской войны 1950-1953 годов там располагался концентрационный лагерь для северокорейских и китайских военнопленных, восстание которых в 1953 году было жестоко подавлено американцами. Выбрав профессию адвоката, Мун Чжэ Ин мечтал о том, что доживет до того дня, когда будет «оказывать бесплатную юридическую помощь в своем родном Хамхыне» (город в КНДР), как он отметил в своей автобиографической книге «Судьба» в 2011 году. Но судьба распорядилась иначе. В 70-х годах XX века Муна дважды арестовывали из-за протестов против диктаторских режимов Пак Чон Хи и Чон Ду Хвана. В 1982 году он познакомился с адвокатом Но Му Хёном, у которого была своя юридическая служба в Пусане. Они стали верными друзьями на всю жизнь. После избрания Но Му Хёна в 2003 году президентом страны Мун Чжэ Ин стал главой его администрации, идейным вдохновителем создания промышленной зоны «Кэсон» (совместно с КНДР),  адвокатом во время процедуры его импичмента в 2004 году, организатором исторической встречи двух корейских лидеров Но Му Хёна и Ким Чен Ира в 2007 году в Пхеньяне. Трагическая смерть Но Му Хёна в 2009 году послужила толчком для возвращения Мун Чжэ Ина в политику, из которой он собирался уйти в 2008 году. Интересно отметить, что политика «Солнечного тепла»[2] по отношению к Северной Корее осуществлялась при президентах-католиках Ким Дэ Чжуне и Но Му Хёне в 1998-2008 гг., а затем была свёрнута при последующих президентах Ли Мён Баке и Пак Кын Хе. Вполне возможно, католик Мун Чжэ Ин, используя свою эмоциональную и родственную взаимосвязь с севером Кореи, также возродит политику переговоров, компромиссов и экономического взаимодействия с КНДР. Неслучайно он недавно заявил, что «как только мирное объединение произойдёт, первое, что я сделаю, – это отвезу мою 90-летнюю мать в её родной город» в Северной Корее. Поддержанию популярности Мун Чжэ Ина среди избирателей страны способствовал также выход на экраны страны художественного фильма «Король», один из эпизодов которого посвящен шантажу президента Но Му Хёна. За январь-февраль 2017 года фильм посмотрели более 5 миллионов южнокорейских зрителей.

В экономической сфере первоочередной задачей нового правительства президента Мун Чжэ Ина будет являться удержание экономики страны от скатывания в рецессию и поддержание небольшого экономического роста (2-2,5%) в условиях укрепления протекционистских настроений во многих странах мира, а также борьба с высокой безработицей среди молодёжи (11% по сравнению со средним уровнем безработицы по стране в 4,2%), с увеличивающемся долгом физических лиц (79% от ВВП страны в 2015 году). Стремясь заполучить голоса безработной молодёжи, Мун Чжэ Ин пообещал создавать по 500 тыс. рабочих мест каждый год, но в его 389-страничном избирательном манифесте только 4 страницы посвящены мерам, способствующим финансированию программы возрождения занятости (там, к примеру, перечислены достаточно неопределенные «усиление налогообложения богатых» или «более высокие штрафы в случае несправедливой практики» найма). Вероятнее всего, для выполнения своих предвыборных обещаний команда президента Мун Чжэ Ина не пойдет на резкие шаги, такие как рост уровня налогов для широкого спектра налогоплательщиков, а будет заниматься увеличением налогового бремени для сверхбогатых граждан и ряда крупных корпораций. Также команда Мун Чжэ Ина, вероятно, будет проявлять осторожность в действиях, направленных на достижения компромисса с двумя другими крупными партиями («Свободная Корея» и Народная партия) в отношении влиятельных корпораций и не будет прибегать к резким шагам по реформированию чеболей (занимают около 50% экономики Южной Кореи), сосредоточившись на финансировании программы создания рабочих мест и борьбе с коррупцией.

[1] Южнокорейские финансово-промышленные группы (Samsung, LG, Daewoo, Hyundai, Lotte и др.). Их характерными чертами являются семейственность и клановость, а также наличие особых отношений с государственными властями.

[2] Основная идея политики «Солнечного тепла» состоит в том, чтобы добиться изменений в Северной Корее и приблизить объединение страны не силовым способом и не попытками развалить и поглотить КНДР, а массовыми обменами людьми, экономическими проектами, инвестициями, направленными на выравнивание уровней жизни в обеих частях Корейского полуострова. При этом предполагается, что на экономическое сотрудничество двух стран не должны влиять политические обстоятельства.