В рамках саммита Вышеградской группы в Королевском замке Варшавы 19 июня принимали премьеров трех стран Бенилюкс. Официальным поводом собрания стала ежегодная ротация председателя Вышеградской четверки: премьер-министр Польши Беата Шидло торжественно передавала свои полномочия главе венгерского правительства Виктору Орбану. Перед этим госпожу Б.Шидло дружно благодарили за проявленную активность и сплочение четырех стран.

Действительно ослабление Евросоюза создает благоприятные условия для формирования в Восточной Европе блоков, противостоящих гравитационному каролингскому центру Берлин-Париж. Активизации союза Польши, Венгрии, Словакии и Чехии, сформировавшегося уже более 26 лет назад, способствовали приход к власти в Польше в 2015 году партии «Право и справедливость» (ПиС) и миграционный кризис в ЕС. Вышеградский формат прекрасно вписывается в контекст ягеллонской идеи ПиС, напоминая, например, о том, что Чехию и Венгрию в конце XV – начале XVI веков объединяла польская корона, а польская королева Ядвига, медаль с образом которой Б.Шидло подарила на встрече в Варшаве В.Орбану, была дочерью венгерского короля.

Однако основным объединительным мотивом Вышеградской группы в последнее время стало именно нежелание разместить у себя африканских беженцев из лагерей в Италии и Греции в соответствии с квотами европейской программы переселения. Помимо этого у консервативного венгерского и польского руководства есть общее видение будущего европейского проекта как союза суверенных национальных государств. Правда, такая перспектива раздражающе действует не только на «старую» Европу, но и на правящих чешских и словацких социалистов, выступающих за углубление интеграции. А отношение к России делит Вышеградскую группу в пропорции 3:1. Эти разногласия придают вышеградскому формату сезонный характер – его активизация происходит по мере осознания общих интересов.

Главы трех стран Бенилюкс были приглашены к участию в заседании 19 июня по инициативе польской стороны. Тем самым Польша, стремящаяся играть роль лидера Восточной Европы, попыталась реанимировать и перевести на более высокий уровень формат подобной встречи, состоявшейся еще в 2001 году. По мнению Б.Шидло, беседа партнеров по союзу должна была способствовать обмену мнениями и координации точек зрения. Особое значение она приобрела в преддверии намеченного на 6 июля визита Д.Трампа, которого хотят убедить в лидерстве Польши в европейской политике.

Позиция Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, как основателей ЕС, повышает значимость их голосов в распределении нового бюджета ЕС на период с 2020 года, формирование которого начнется в 2018-ом после урегулирования финансовых последствий Брекзита. У стран же Вышеградской группы есть все основания опасаться наказаний в виде сокращения бюджетных квот за неисполнение предписаний общеевропейского права. В частности, на прошлой неделе Европейская комиссия начала длительную процедуру разбирательств по поводу неисполнения принятых в 2015 году обязательств о приеме беженцев Венгрией, Польшей и Чехией. Очевидно, что в такой обстановке варшавский саммит призван был продемонстрировать именно волю к борьбе и общие цели стран Вышеградской четверки.

Несмотря на то, что премьер Бельгии Шарль Мишель говорил об «общих чувствах» всех собравшихся в отношении будущего ЕС, представители Бенилюкса по сути выступили оппонентами коллег из Вышеградской четверки по широкому кругу обсуждавшихся вопросов: миграционного кризиса, реформы ЕС, оборонной политики, инициативы Восточного партнерства, отношений с Россией и единого рынка.

Обсуждение показало, что миграционный вопрос остается камнем преткновения между «старой» и «новой» Европой. Как следует из выступления на пресс-конференции премьер-министра Нидерландов Марка Рютте, взгляды по миграционной политике представителей Бенилюкса и Вышеградской четверки различаются сильно. А Виктор Орбан даже выразил сомнение в том, что вообще когда-либо будет возможно проводить в ЕС общую миграционную политику. Он в очередной раз объяснил несогласие принимать беженцев нежеланием восточноевропейских народов менять культурную идентичность и призвал отделять мигрантов от беженцев как можно раньше.

Б.Шидло говорила о необходимости реформ в ЕС, общей оборонной политике, необходимости сотрудничества с НАТО и отсутствии общего определения угроз. По ее мнению, они в одинаковой степени исходят как с юга, так и с востока. При этом, пытаясь развеять сомнения европейцев, убежденных, что любые объединения против интеграционного ядра ослабят Евросоюз, она акцентировала внимание на том, что предлагаемые Польшей реформы якобы должны сплотить, а не разъединить Европу. Глава правительства Нидерландов Марк Рютте также старался убедить собравшихся в том, что встречу не следует рассматривать как новый союз, направленный в сторону «оси Берлин-Париж». Вместе с тем в числе оппонентов поляков по вопросам ревизии лиссабонского трактата, антинемецкой политики, сравнений ЕС с СССР, по всей видимости, выступают сегодня чехи, стремящиеся стать мостом между Польшей и Венгрией, с одной стороны, и Западной Европой – с другой. Поэтому премьер Чехии Богуслав Соботка не преминул подчеркнуть в Варшаве, что Вышеградская группа – «часть европейского пространства, которая разделяет те же ценности».

Более близкие позиции были продемонстрированы участниками встречи в экономических вопросах. В Варшаве обсудили, в частности, негативное влияние Брекзита на экономики стран Бенилюкса и Вышеградской четверки, представители которых собрались в Варшаве. Все они были тесно связаны торговыми отношениями с Великобританией. Б.Шидло предостерегла, что «протекционизм не может быть ответом на эти проблемы» и остальные шесть глав государств согласились с необходимостью формирования общего рынка.

М.Рютте восхитился экономическими успехами хозяев встречи, считая их результатом структурных реформ. Однако чешский премьер Б.Соботка напомнил о большой разнице в зарплатах в странах Вышеградской группы и Бенилюкса и призвал последних оказывать помощь инвестициями.

Легче всего, судя по заявлениям Б.Шидло, сторонам было договориться в вопросах, касающихся отношения к России. В частности, она подчеркнула на пресс-конференции, что премьеры проявили полное согласие в отношении восточной политики ЕС, которая рассматривалась в качестве важнейшего элемента дискуссии о будущем Европы. Правда премьер Люксембурга Ксавье Беттель тут же предупредил, что нельзя «говорить только о санкциях и реагировать новыми санкциями» против России. При этом, по его мнению, позиция европейских столиц по Крыму останется неизменной.

Особое внимание польский премьер старалась привлечь к необходимости активизации инициативы Восточного партнерства, объявив начало подготовки к пятому саммиту в Брюсселе в ноябре. Задачу этого форума она видит в том, чтобы показать единство с Украиной, переживающей «трудный политический момент». Тему Восточного партнерства Б.Шидло продолжила и 20 июня на встрече с главой шведского правительства Стефаном Лёвеном. В этот раз главы двух государств – инициаторов Восточного партнерства – согласились с необходимостью его реформы.

В целом встреча глав стран Бенилюкса и Вышеградской четверки подтвердила наличие противоречий между региональными союзами в ЕС, а также неясные перспективы их разрешения. Она в очередной раз продемонстрировала активную позицию Польши, стремящуюся разнообразными встречами и инициативами привлечь к себе внимание и обеспечить лидерство. При этом комбинации союзников Варшавы многообразны и быстро меняются в зависимости от проблемы, которую надо решить. Еще одно свидетельство тому – проект президента А.Дуды Троеморье, который соберет 12 государств Восточной Европы на очередной форум в Варшаве в начале июля.