Палата представителей Конгресса США 25 июля проголосовала за законопроект о новых санкциях в отношении России, и скоро, очевидно, он будет одобрен.

В последние годы американские законодатели, среди которых преобладают идеологические мотивы и вера в мессианское предназначение американской цивилизации кроме официально провозглашаемых целей в отношении России преследовали еще и широко не афишируемые.

В их числе стремление сменить нынешний режим и устранить с политической арены лидера, который этот режим олицетворяет. Демонизация образа Президента В.В.Путина на Западе началась вскоре после его нашумевшей речи в Мюнхене в марте 2007 года, в которой он вышел за рамки привычной приторной политкорректности, честно и открыто высказав все то, что 95% граждан России думают о политике Запада в отношении России. Очевидно, задача-максимум в санкционной политике Конгресса – свержение Президента В.В.Путина в результате «цветной революции» и приход к власти одного из лидеров «несистемной» оппозиции прозападного толка. Задача-минимум – с помощью тех же средств замена В.В.Путина на более приемлемую для Вашингтона фигуру в ходе предстоящих в 2018 году президентских выборов.

Однако, если ранее американский истеблишмент скрывал истинные цели санкций, маскируя их лозунгами о стремлении «обеспечить урегулирование конфликта на Востоке Украины» и т.д., то сейчас настал момент истины. Все карты открыты и брошены на стол.

Наряду с внешнеполитическими мотивами (якобы имевшее место вмешательство России в последние президентские выборы в США и мнимая «агрессия» против Сирии и Украины) новый законопроект в качестве причин введения санкций впервые называет и российские внутриполитические факторы, а именно – коррупцию.

Статья 227 обязывает президента США бороться с коррупционерами в РФ, причем не со всеми, а только с определенными, выборочными категориями, если можно так сказать, «потенциальных коррупционеров». Законопроект предписывает правительству подготовить доклад, в котором определить перечень «политиков и олигархов, наиболее близких российскому режиму», а также их «их родителей, братьев и сестер, супругов, детей». Предстоит выявить их «связь с Владимиром Путиным и другими членами российской правящей элиты», обнаружить «любые признаки коррупции» у этой категории лиц, источники доходов, активы, в том числе за рубежом, деловые интересы.

С точки зрения анализа интересны несколько обстоятельств, связанных с содержанием и хронологией принятия санкций.

Во-первых, наше государство не берет взаймы денег у США и не тратит средства американского государственного бюджета, за который отвечает Конгресс. Поэтому логики в действиях американских законодателей нет никакой: понять их стремление бороться с коррупцией в России и поверить в их искренность невозможно. В мире много стран, у которых не самая лучшая репутация с точки зрения распространения коррупции, но санкции против них американцы почему-то не вводят. Например, американские официальные лица неоднократно выражали недовольство запредельным уровнем коррупции в Украине (пресс-конференция Тиллерсона в ходе визита в Украину 9 июля), но Конгресс США словно в рот воды набрал.

Во-вторых, законопроект готовился и принимался практически синхронно с развитием внутриполитической ситуации в Рj. Как сообщил 2 мая председатель сенатского комитета по международным делам Боб Коркер изданию Politico, разрабатывать новые санкции в Сенате стали в начале апреля, взяв за основу более ранний законопроект сенаторов Линдси Грэма и Бена Кардина, который лежал без движения. Как раз в тот период (26 марта) основателю и руководителю Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) А.Навальному удалось провести первую масштабную протестную акцию. Сразу же после этого (в конце марта-начале апреля) в западной прессе как из рога изобилия посыпались публикации о том, что наконец-то санкции стали давать результат, русский народ «проснулся», дни «кровавого путинского режима» сочтены, и требуется еще один толчок, для того чтобы он рухнул окончательно. А 14 июня – через два дня после второй волны массовых антиправительственных акций, – законопроект о новых санкциях был утвержден Сенатом.

В-третьих, формулировки законопроекта в части, касающейся коррупции, фактически повторяют лозунги, звучавшие на Тверской улице в Москве 26 марта и 12 июня, а также тезисы более ранних докладов ФБК и выступлений А.Навального.

В-четвертых, очевидно, очень скоро «хакеры», во внутренних карманах пиджаков которых лежат удостоверения сотрудников АНБ (ведомство радио-электронной разведки США), начнут в массовом порядке вскрывать электронные почтовые ящики многих известных граждан России, перехватывать их переписку, изучать банковские проводки SWIFT и регистрационные учеты юридических компаний в офшорных юрисдикциях. В свою очередь представители Минфина США направят запросы в американские банки, а сотрудники ФБР постучатся в офисы Google, Yahoo и других интернет-компаний, держа в руке постановление суда об изъятии персональной информации на некоторых российских пользователей.

В-пятых, законопроект обязывает правительство предоставить Конгрессу доклад по указанным вопросам через 6 месяцев – как раз к началу избирательной кампании в России. Не нужно к гадалке ходить, чтобы понять, что выдержки из доклада будут широко тиражироваться западной прессой, а также предугадать его содержание вне зависимости от результатов той деятельности американских правительственных органов, которая изложена в предыдущем пункте.

В этом контексте можно поздравить Алексея Анатольевича с маленькой победой: его усилия скорее всего не пропали даром. Не знаю как в Кремле, но на Капитолийском холме он был услышан и достойно оценен.

Парадокс нынешней ситуации состоит в том, что, обвиняя нас во вмешательстве в американские выборы, конгрессмены даже перестали скрывать, что через санкции намерены влиять на наши выборы. Они уверены, что принятие санкций или раздача Викторией Нуланд печенья на Майдане и ее выступления перед киевскими студентами – это законное право США поддерживать демократию (то есть тех украинцев и граждан России, которые молятся на Вашингтон) и не могут быть квалифицированы как стремление повлиять на внутриполитические процессы в Украине и России. А вот попытки неких русских хакеров взломать сайт Демократической партии – это уже самое настоящее вмешательство во внутренние дела США, которое должно быть обязательно наказано… Полторы тысячи лет уже нет Римской империи, но живы слова Публия Теренция Афра: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».

В этой связи неплохо бы и нам провести расследование вмешательства США в предстоящие президентские выборы в России. Косвенных доказательств уже достаточно (законопроект о санкциях, публикации американских аналогов «Russia Today» и «Sputnik»), а добыть прямые улики предстоит «компетентным органам».

Помимо упомянутого доклада, который предстоит подготовить правительству США, по мере приближения к выборам 2018 года можно ожидать дальнейшего расширения и ужесточения санкций. Под разными предлогами, например якобы нарушения Россией Договора о запрещении ракет средней и меньшей дальности, «зверских» действий полиции при задержании участников проводимых оппозиционерами протестных акций и т.д.

Не могу сказать ничего плохого о борьбе с коррупцией, которая, подобно ржавчине разъедает шестеренки государственного механизма, мешая им проворачиваться, сводит на нет все усилия властей, превращает законы и указы в пустые бумажки, консервирует извечную российскую проблему разрыва между словом и делом. Как подавляющее большинство граждан нашей страны, живущих на зарплату, с возмущением воспринимаю все проявления этого порока, стыжусь того, что он распространен в России, радуюсь очередному задержанию высокопоставленного взяточника – однако плохо, когда противодействие коррупции превращается в инструмент внешнеполитической борьбы против нашего государства, а отечественные «борцы с коррупцией» – в помощников и даже союзников наших «злейших партнеров».