Итак, финальный акт трагикомедии под названием «Новые  антироссийские санкции», которая длилась более полутора месяцев, завершился: президент США Д.Трамп подписал законопроект.

Занавес опустился. Чувства большей части публики можно описать как разочарование. Многие не понимают, почему Трамп не воспользовался правом вето: ведь ему явно чужды характерные для большинства конгрессменов идеологические шоры, мессианские настроения, стремление распространить «Pax Americana» на весь мир и ненависть к В.В.Путину, который смеет этому сопротивляться.

Многие наверняка помнят репортажи всего лишь трехнедельной давности, в которых журналисты с энтузиазмом описывали первую встречу президентов России и США, уверяя нас, что она положила начало нормализации двусторонних отношений. Профессионалы пера буквально упивались, повествуя о продолжительности беседы лидеров в Гамбурге, возникшей между ними «химии», их позах, манере пожимать руки, крепости рукопожатий  и т.д. В воздухе уже витали надежды на предстоящую отмену действующих санкций или по крайней мере на то, что Трамп наложит вето на законопроект о новых санкциях.

Отказ Трампа использовать право вето стал ушатом холодной воды на головы оптимистов, которые верят в то, что межгосударственные отношения зависят главным образом от характера межличностных отношений лидеров стран. Вероятно, подобные иллюзии в России имеют исторические корни и проистекают из наивного убеждения о всесилии первого лица в государстве (Людовик XIV: «Государство – это я!»), хотя и мировая, и наша собственная история доказывает обратное: Николай II принял решение о вступлении России в войну против Германии, несмотря на то, что поддерживал самые тёплые родственные отношения с кайзером Вильгельмом II и другими представителями правящего дома Гогенцоллернов.

Увы, но взаимная симпатия или антипатия глав государств – далеко не главное во внешней политике. Межгосударственные отношения определяются в первую очередь национальными интересами двух стран, которые не всегда совпадают, даже если лидеры нравятся друг другу.

Конечно, решение Трампа можно объяснить разными причинами: все равно законодатели преодолели бы его вето (для этого нужно 2/3 голосов обеих палат); в условиях развязанной Конгрессом антироссийской истерии президент стремится избавиться от обвинений в пророссийских настроениях; он не желает портить окончательно отношения с законодателями, особенно в свете предстоящего голосования по налоговой реформе и т.д.

Как представляется, все это верно, но вторично. Главное в другом: отношения с Россией – далеко не на первом (и даже не на десятом) месте среди приоритетов президента США, и он готов пожертвовать ими ради достижения главной цели, которую сформулировал еще в ходе предвыборной кампании. Как бизнесмен с огромным опытом, он видит нарастающие экономические проблемы, грозящие стране утратой доминирующих позиций в мире. Цель Трампа – восстановление промышленной мощи Америки и всемерное наращивание экспорта для сокращения хронического отрицательного сальдо торгового баланса (502 млрд. долларов в 2016 г.), которое является первопричиной многих финансово-экономических проблем США.

Новые санкции – прежде всего противодействие строительству российских экспортных трубопроводов, в частности газопровода «Северный поток–2», безупречно вписываются в эту логику. Трамп не скрывает, что с помощью «сланцевой революции» намерен превратить США в «великую энергетическую державу» и сократить дефицит внешней торговли путем наращивания вывоза углеводородов, прежде всего СПГ.

Пока производственные мощности американской промышленности СПГ невелики (действуют два завода общей производительностью 15 млн. тонн в год, но они быстро расширяются. В стадии строительства находятся 5  заводов СПГ: Freeport LNG Expansion, Magnolia LNG, Cameron LNG, Corpus Chrisri LNG и Sabine Pass (четвертая очередь). Проектируется новый масштабный СПГ-комплекс Alaska LNG, рассчитанный на выпуск 20 млн. т/год. По словам министра энергетики США Рика Перри, к 2020 году суммарная мощность промышленности по выпуску СПГ достигнет 70 млн. тонн (100 млрд. куб. м.) в год, и США займут 3-е место среди крупнейших поставщиков этого вида топлива на мировом рынке после Австралии и Катара.

Именно в этом контексте, как представляется, и следует оценивать подход Трампа к законопроекту о новых санкциях, а также его стремление в ходе поездки в Польшу на саммит стран «Трехморья» убедить участников закупать американский СПГ. Совсем в духе нового законопроекта он заявил:  «США готовы помочь Польше и другим европейским странам в диверсификации поставщиков энергии, чтобы они не были заложниками, не зависели от одного поставщика».

В краткосрочной перспективе угрозы для нас невелики. Пока объективные рыночные условия (разница в ценах и объемах поставки) не позволяют американскому СПГ «выдавить» российский трубопроводный газ, а Западная Европа негативно реагирует на попытки США не допустить сооружения «Северного потока-2». Даже если европейские компании откажутся от дальнейшего финансирования строительства этого газопровода, у нас масса других вариантов, где взять деньги для завершения проекта.

Но, как показывает практика, Конгресс вводит санкции легко, но отменяет их чрезвычайно трудно. Они обычно длятся десятилетиями, и поэтому необходимо учитывать их возможный эффект в отдаленной перспективе. В частности, США могут попытаться затормозить наши будущие проекты в газовой области, включая строительство новых трубопроводов и СПГ-терминалов. Нельзя исключать, что американцы попытаются сорвать реализацию нового перспективного проекта компании НОВАТЭК с условным названием «Арктик СПГ-2», который увеличит общее производство сжиженного газа в нашей стране до 43 млн. тонн. Введенные президентом Обамой  ограничительные меры в сочетании с падением цен на углеводороды уже  привели к заморозке ряда российских проектов СПГ. В частности, США ввели санкции на поставку оборудования для освоения Южно-Киринского месторождения (проект «Сахалин-3»), на базе которого планировалось расширить мощности завода по выпуску СПГ в Южно-Сахалинске, а также построить новый завод в Приморском крае.

В любом случае нарастающий экспорт американского СПГ и попытки американцев снизить операционные затраты на добычу и логистику будут раскачивать конъюнктуру европейского рынка газа, а в перспективе и нефти. Американские предложения на поставки СПГ дадут европейским потребителям рычаг, который они, очевидно, будут использовать на переговорах с российскими производителями (кроме Газпрома на европейский рынок скоро должна выйти компания НОВАТЭК, которая строит крупный комплекс СПГ на Ямале), чтобы выторговать лучшие условия. Вполне возможен демпинг со стороны США и «ценовая война», которая может привести к падению нефтегазовых доходов России, очередному сокращению доходов госбюджета и секвестру расходной части, снижению курса рубля, раскручиванию инфляционной спирали и дальнейшему падению уровня жизни широких слоев населения.

Сейчас почти для всех очевидно: Вашингтон развязал против нас экономическую войну, которая будет длиться очень долго, и следует ожидать периодического ужесточения санкций под разными предлогами.

Вывод для нас простой: война требует радикальной перестройки всей экономической политики – промышленной, научно-технической, кредитно-финансовой, валютной, фискальной и т.д. Благодушие, самоуспокоенность, маниловщина, иллюзии в политике (несмотря на то, что за последние 26 лет жизнь нас неоднократно швыряла «мордой в грязь») вредны даже в мирное время, а в нынешних условиях могут привести к печальным результатам.

Не дожидаясь пока новые и последующие санкции заработают в полную силу, нужно как можно скорее приступить к давно назревшим (если не уже перезревшим) структурным реформам. Их цель – обеспечить экономическую безопасность страны, снизить уязвимость экономики перед внешним давлением, сократить чрезмерную зависимость от западных финансовых рынков и технологий, а также от экспорта нефти и газа, диверсифицировать экспорт и производство в целом, иначе говоря, снять страну с «нефтяной иглы».

А что касается наших надежд и ожиданий в начальный период правления Трампа, то американский президент ответил на них в интервью телеканалу CBN еще в середине июля. По словам Трампа, вопреки устоявшимся в США и России представлениям, его избрание вовсе не в интересах России, поскольку он намерен «развивать добычу сланцевого газа, делать все, чтобы … создать мощную энергетику», превратить страну в крупнейшего экспортера газа, «а ему (В.В.Путину – прим. автора) этого не надо».

Как говорится, ничего личного. Это просто бизнес…