До выборов в немецкий бундестаг остается три недели, и по всем правилам это должен быть самый «горячий» период избирательной кампании. Однако никакой острой предвыборной борьбы в Германии не наблюдается. Уже мало кто сомневается в победе ХДС/ХСС, а судя по прошедшей в воскресенье теледуэли между двумя кандидатами на пост канцлера, смирился со своим поражением и кандидат от социал-демократов Мартин Шульц.

Главные интриги, связанные с предстоящими выборами, возникли и широко обсуждались во второй половине прошлого и первой половине этого года, то есть до начала активной фазы избирательной кампании. Какой результат получит на выборах «Альтернатива для Германии», и как это повлияет на процесс формирования правящей коалиции (в сентябре 2016 года рейтинг партии достигал уровня в 16%)? Смогут ли социал-демократы, Левая партия и «Зелёные» договориться о создании единой так называемой «красно-красно-зеленой» правящей коалиции? И наконец, основной вопрос — опередит ли СДПГ по результатам голосования ХДС/ХСС, и станет ли следующим канцлером Шульц?

Однако к началу лета этого года все эти вопросы практически полностью утратили свою актуальность: рейтинг АдГ, в первую очередь по причине снижения остроты миграционного кризиса, упал ниже 10%, переговоры о «красно-красно-зеленой» коалиции зашли в тупик из-за неспособности трех партий договориться между собой, а СДПГ, на волне «эффекта Шульца» впервые за много лет сравнявшаяся по популярности с ХДС/ХСС и уже всерьез поверившая в возможность победы, начала стремительно терять поддержку избирателей. В июне рейтинги партий, имеющих шанс пройти в бундестаг, закрепились примерно на следующих позициях: ХДС/ХСС — 40%, СДПГ — 25%, АдГ, Левая партия, СвДП и «Зелёные» — в диапазоне 7-10%. И такая картина с небольшими колебаниями стабильно сохраняется до настоящего момента.

Социал-демократы, естественно, пытались переломить нисходящий тренд своей популярности. Вероятно, наиболее яркой попыткой была поддержка ими, в нарушение действующего коалиционного договора с ХДС/ХСС, законопроекта о легализации однополых браков. Но вопреки ожиданиям, этот шаг никак не отразился на рейтинге партии. Более того, принятие законопроекта сыграло скорее в пользу консерваторов, устранив таким образом один из наиболее спорных пунктов в их будущих переговорах с возможными партнерами по правящей коалиции. До июня этого года, когда был принят законопроект, против легализации однополых браков в Германии кроме ХДС/ХСС выступала только АдГ, все остальные однозначно были «за», а «Зеленые» даже выдвинули этот пункт в качестве ключевого условия заключения коалиционного договора.

В действительности СДПГ проиграла выборы уже в мае, когда стало ясно, что кредит доверия, выданный ей избирателями после выдвижения Шульца, исчерпан, а партия так и не смогла объяснить, в чем же заключаются ее принципиальные отличия от ХДС/ХСС и каким курсом она намерена вести страну в случае победы. Согласно опросам социологической службы «Infratest Dimap», в январе, сразу после выдвижения Шульца, 65% немцев не понимали, за какую политику выступает кандидат от СДПГ, но тем не менее, 41% были бы готовы проголосовать за него на прямых выборах канцлера — ровно столько же, сколько были готовы проголосовать тогда за Меркель. К маю же картина изменилась: политическую линию Шульца по-прежнему не понимали более 60% избирателей, однако разрыв в поддержке Шульца и Меркель составил уже 13% в пользу действующего канцлера и в дальнейшем только увеличился. То, что избирательная кампания социал-демократов провалилась, безусловно понимали и в ХДС.

В августе, после окончания летних каникул, Шульц возобновил попытки отыграть утраченную популярность и активно критиковал ХДС/ХСС и лично Меркель перебирая одну за одной темы, способные по его мнению как-то «встряхнуть» избирателя: от налогов и пенсий до вывода американского ядерного оружия с территории Германии. Но, как и в случае с законопроектом об однополых браках, — безуспешно. В ХДС/ХСС сейчас стараются не вступать в предвыборные дискуссии и почти никак не реагируют на эти нападки, а сама канцлер в ходе избирательной кампании практически не упоминает имя своего главного конкурента. Для консерваторов сейчас главное — не посеять среди избирателей сомнения и желания что-нибудь изменить, поскольку главный предвыборный козырь Меркель — стабильность.

При этом канцлер демонстрирует полную уверенность в своей победе.  На прошедшей 29 августа традиционной пресс-конференции, которая мало чем напоминала предвыборную, Меркель, отвечая на вопрос о возможности для беженцев перевезти в Германию свои семьи, просто ответила: «Я рассмотрю это в начале следующего года». Хотя потом и добавила фразу «если будет такая возможность», отметив, что предстоят выборы и она не хочет выглядеть высокомерной. На следующий же день она встречалась в Берлине за закрытыми дверями с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером для обсуждения, как сообщил последний, «будущего Европы», что достаточно ясно указывает на то, что в результатах немецких выборов не сомневаются и в Брюсселе. Причиной того, что по поводу встречи не было никаких комментариев для прессы, очевидно стало то же самое нежелание канцлера демонстрировать «высокомерие».

Согласно опросам граждане Германии хотели бы видеть более активную политическую борьбу. О том, что это было бы более подобающим для демократии говорят и эксперты. Но Меркель предпочитает, как выразился бывший шеф-редактор второго канала немецкого телевидения Николаус Брендер, вести свою предвыборную кампанию в «усыпляющем режиме», излишне не тревожа избирателей. В целом же за текущей избирательной кампанией в СМИ Германии уже прочно закрепилось определение «скучная», и даже прошедший в воскресенье единственный раунд телевизионных дебатов между Меркель и Шульцем, интерес к которым активно подогревался в СМИ, похоже не смог ничего изменить.

Эти дебаты были фактически последним шансом СДПГ как-то переломить ситуацию, однако Шульц им не воспользовался. Во время эфира между двумя конкурентами чувствовалось больше согласия, чем противоречий, и как отметил в своем твиттере представитель немецких «Зеленых» Свен Гигольд, прошедшая телевизионная дуэль больше напоминала заседание «большой коалиции». Кроме того, во время дебатов Шульц уклонился от прямого ответа на ключевой вопрос — готова ли его партия вступить после выборов в новую «большую коалицию» с ХДС/ХСС в качестве младшего партнера. Судя по такой реакции и в целом сдержанности Шульца во время эфира, в СДПГ данного варианта полностью не исключают

Объединение ХДС/ХСС и СДПГ после выборов является одним из наиболее вероятных вариантов следующей правящей коалиции, хотя например бывший лидер социал-демократов, а в настоящее время министр иностранных дел, Зигмар Габриэль сейчас называет такой союз «бессмысленным». Если ХДС/ХСС не удастся набрать большинство или договориться с СвДП или «Зелеными» (а с «Зелеными» будет сложно и набрать большинство, и договориться), то СДПГ как «ответственная» партия, и в этом можно практически не сомневаться, пойдет на новую «большую коалицию». Именно ради сохранения все той же стабильности — как в самой Германии, так и в Евросоюзе.