По мере приближения референдума о независимости в контролируемых курдами северных районах Ирака, который назначен на 25 сентября, растет напряженность в этой стране и окружающем регионе. Соседние государства и менее энергично ведущие себя в этом вопросе западные державы настаивают на отсрочке референдума. США и их союзники аргументируют это тем, что абсолютно несвоевременный плебисцит внесет раскол в ряды противников ИГИЛ на решающем этапе разгрома остающихся очагов сопротивления этой организации. Соседи Ирака, конечно, больше всего озабочены влиянием шагов Иракского Курдистана к независимости на настроения курдского национального меньшинства в своих странах. Больше всех оснований для беспокойства имеет центральное иракское правительство, поскольку на кону стоит сохранение территориальной целостности страны, и без того раздираемой этническими и конфессиональными противоречиями.

На днях произошло очередное обострение обстановки, когда иракский парламент в отсутствие покинувших зал заседания курдских депутатов осудил референдум как противоречащий конституции страны и призвал премьер-министра Абади принять все меры для того, чтобы добиться отмены голосования. Глава правительства выступил с заявлением, где отметил, что не допустит раздела Ирака, и предупредил руководство Курдского автономного района о том, что автономия может лишиться всех достижений, которых она добилась за период после свержения режима Саддама Хусейна.

Реакция из Эрбиля (столица Иракского Курдистана) последовала жесткая. Президент КАР Масуд Барзани расценил предостережение Абади как угрозу и подчеркнул решимость своего правительства использовать право на самооборону в случае попыток неких недоброжелателей “силой нарушить волю курдского народа”. “Поле свободно для них, пусть приходят и попробуют”, –  буквально сказал он.

Вряд ли сам Масуд Барзани верит в существование такой угрозы. Иракская правительственная армия слаба и погрязла в военных действиях против боевиков ИГИЛ. Более многочисленны и боеспособны т.н. Силы народной мобилизации, состоящие из шиитских ополченцев. Однако эти милицейские формирования разобщены, поскольку ориентируются на различных лидеров и кроме того связаны своего рода боевым братством с курдской пешмергой. Они долго бок о бок воевали с курдами против ИГИЛ во многих районах Ирака. Да и руководство в Багдаде настроено пока довольно миролюбиво. Это подтвердил посетивший на днях Эрбиль вице-премьер Ийяд Алауи, который заявил, что не рассматривает референдум как конец пути в деле защиты иракского единства.

Возникает вопрос, почему лидер КАР выступил столь жестко, и более того, почему не послушался соседей и наиболее влиятельных мировых игроков, включая США. Некоторые эксперты объясняют это стремлением Эрбиля использовать “окно возможностей”, открывшееся в результате роста симпатий к курдам, принявшим самое активное участие в борьбе против ИГИЛ. Когда это псевдогосударство исламистов будет окончательно разгромлено, помощь курдов, дескать, потеряет актуальность, и “окно”, через которое оно могут прорваться к обретению государственного суверенитета, тогда закроется.

Вряд ли это объяснение исчерпывает затронутую проблему. Да и базируется оно на сомнительной предпосылке о возможности разгрома ИГИЛ в ближайшем будущем. Потеряв контролируемые территории, эта группировка скорее всего перейдет к классической схеме действий всех террористов, можно сказать, сетевой войне в максимально рассредоточенных порядках. Так поступила “Аль-Каида”, утратив свой плацдарм в Афганистане более 15 лет назад, и она жива до сих пор.

Скорее лидеры КАР руководствуются другими причинами, а именно внутриполитическими. Об этом свидетельствует назначение ими президентских и парламентских выборов в КАР ровно через 35 дней после референдума. Их расчет прост: партии, поддержавшие волеизъявление, автоматически получат бонус в глазах избирателя ввиду огромной популярности идеи независимости среди курдов. Немногочисленные силы, выступившие против плебисцита, в частности партия “Горран”, имеющая пока вторую по численности фракцию в национальном парламенте, могут потерять электоральную поддержку.

Против такой логики якобы говорит то, что Масуд Барзани обещал больше не выставлять свою кандидатуру на пост президента. Однако позиции его клана, удерживающего власть в Иракском Курдистане в течение десятилетий, хотя и ослабли со временем, но остаются весьма убедительными. Племянник Масуда Барзани – Неширван возглавляет правительство автономии, а сын президента является главой ведущей спецслужбы. Таким образом, даже если Масуд Барзани выполнит свое обещание, он сможет контролировать власть через своих ставленников с “теневых позиций”. Важно и то, что он войдет в историю курдского народа как “освободитель”. Видимо, честолюбие играет также не последнюю роль в политических планах этого деятеля, постоянно находившегося в лучах славы знаменитого отца.

Багдад и Эрбиль спорят о легитимности предстоящего референдума. Конституции страны он действительно не вполне соответствует. Да и объявлен был в обход парламента КАР, на что указывает партия “Горран”. Сторонники плебисцита возражают, обвиняя центральное правительство в нарушении около трети положений конституции. Это тоже может иметь место, особенно с учетом расплывчатости и нереалистичности основного закона страны, принятого при американской оккупационной администрации. Однако, пусть стороны спорят, оставаясь в юридическом поле и избегая односторонних акций. Мир в стране, да и регионе в целом чересчур хрупок. И угроза исходит совсем не от тех сил, на которые намекал Барзани в своем заявлении. Об этом свидетельствую факты последних дней.

Так, на днях “Армия сторонников накшбандийского тариката” признала готовящийся курдский референдум “преступным’ и обещала бороться против отделения каких-либо территорий от Ирака. Напомним, указанная “армия” явилась второй по значимости силой после группировки Заркауи  (иракского филиала ”Аль-Каиды”), составившей “Исламское государство”. “Армия накшбандийцев” сыграла важную роль в военных успехах ИГИЛ, поскольку в нее вошли многие офицеры саддамовских вооруженных сил и спецслужб, оставшиеся без работы после проведенной американцами люстрации.

Второй факт. В городе Насирия, что на юге Ирака, небольшие мобильные группы смертников ИГИЛ провели серию терактов, в результате которых погибли или были ранены примерно 200 человек. Напомним, что на юге страны живут шииты, являющиеся опорой нынешней власти в Багдаде, и эти районы до последнего времени считались относительно безопасными. Таким образом, истинный враг центрального правительства в Багдаде и руководства КАР громко напомнил о себе.