Президент Панамы Х.К.Варела и министр иностранных дел Китая Ван И 17 сентября приняли участие в церемонии открытия посольства КНР в Панаме. Этому событию предшествовало установление дипломатических отношений между странами в июне 2017 года.

Между тем еще недавно все центральноамериканские страны поддерживали официальные связи с Тайванем, в то время как присутствие Китая в этих государствах было весьма незначительным. Ситуация начала меняться в середине 2000-х годов. Первой на установление дипломатических отношений с КНР пошла Коста-Рика (2007 г.). Костариканский президент О.Ариас тогда заявил, что Китай является “страной, которую мы больше не можем игнорировать”[1]. Теперь примеру Коста-Рики последовала Панама и не исключено, что в недалеком будущем еще несколько государств Центральной Америки разорвут связи с Тайванем в пользу Пекина.

Причины этого лежат в сфере экономики и являются частью более широкого тренда, суть которого заключается в широкомасштабной экспансии Китая в Латинскую Америку. За последние 17 лет по объему товарооборота КНР превратилась во второго экономического партнера Латинской Америки после США, стала одним из главных кредиторов ряда латиноамериканских стран, подписала соглашения о свободной торговле с Чили (2006 г.), Перу (2010 г.) и Коста-Рикой (2011 г.).

Такая активность Китая в Латинской Америке вызвала серьезное беспокойство в США, поскольку Пекин превратился в серьезного конкурента Вашингтона в регионе. Так, по мнению ряда американских экспертов, Китай угрожает стратегическим интересам США в Западном полушарии, способствует выживанию “популистских” режимов и подрывает финансовую монополию Соединенных Штатов[2].

Тем не менее представляется, что экспансия КНР в Латинскую Америку вызвана прежде всего потребностями внутреннего развития, а не геополитическими амбициями. Основной интерес Китая в регионе заключается в обеспечении доступа к природным ресурсам и сельскохозяйственным товарам, необходимым Пекину для дальнейшего развития экономики. Нехватка собственных ресурсов заставляет китайцев активно действовать в странах “третьего мира”, прежде всего в Африке и Латинской Америке.

По-видимому, стратегическая цель Китая в латиноамериканском регионе состоит в том, чтобы соединить месторождения полезных ископаемых и сельскохозяйственные земли с морскими портами посредством современных автострад и железных дорог. Именно этой задаче служат задуманные масштабные инфраструктурные проекты Китая в Латинской Америке, в частности Трансконтинентальная железная дорога, которая должна связать Тихоокеанское побережье Перу с атлантическим побережьем Бразилии.

Вместе с тем, несмотря на активную экспансию КНР в Латинскую Америку, не стоит преувеличивать ее значение для обеих сторон. Соединенные Штаты Америки по-прежнему занимают первое место в торговле с латиноамериканским регионом и опережают Китай в несколько раз. На латиноамериканские государства приходится лишь около 7% импорта Китая[3]; в качестве рынков сбыта китайской продукции Латинская Америка также заметно отстает от Северной Америки, Азии и Европы.

Тем не менее, в ближайшие десятилетия КНР останется для латиноамериканских государств одним из главных торговых партнёров и инвесторов. Несмотря на то, что экономический рост Китая несколько замедлился, он по-прежнему нуждается в поставках сырья и сельскохозяйственных продуктов из Латинской Америки.

В связи с этим Пекин продолжает ставить амбициозные задачи в регионе – к 2025 году руководство КНР планирует увеличить товарооборот с латиноамериканскими странами до 500 млрд дол[4]. Кроме того, в ближайшие 10 лет Пекин намерен инвестировать в Латинскую Америку еще 250 млрд дол.[5] Руководство Китая также приняло решение выделить дополнительные 35 млрд дол. в специальные фонды, доступ к которым латиноамериканские страны могут получить для осуществления различных инфраструктурных проектов.

Панама же в силу своего геополитического положения, по-видимому, будет играть особую роль в латиноамериканской стратегии Пекина. Уже сегодня КНР является вторым пользователем Панамского канала после США и главным поставщиком продукции в Особую экономическую зону “Колон” – крупнейшую ОЭЗ в регионе. В этой связи установление дипломатических отношений придаст дальнейший импульс развитию двусторонних связей и укрепит позиции Китая в Центральной Америке в целом.

 

[1] La prensa. La sombra sobre Taiwan. http://impresa.prensa.com/mundo/sombra-Taiwan_0_2048045304.html

[2] См.: China’s Activities in the Americas. http://docs.house.gov/meetings/FA/FA07/20150910/103931/HHRG-114-FA07-Wstate-EllisE-20150910.pdf

[3] China and Latin America: What You Need To Know. http://www.coha.org/china-and-latin-america-what-you-need-to-know/

[4] CEPAL. América Latina y el Caribe tiene grandes oportunidades para fortalecer sus vínculos económicos y de cooperación con China. https://www.cepal.org/es/noticias/america-latina-caribe-tiene-grandes-oportunidades-fortalecer-sus-vinculos-economicos

[5] China’s Xi woos Latin America with $250 billion investments. http://www.reuters.com/article/us-china-latam-idUSKBN0KH06Q20150108