Спустя десятилетие раскола и почти три года с момента краха последней попытки создать правительство национального единства ХАМАС и ФАТХ сделали новый шаг к объединению, свидетельством которого стало совместное заседание кабинета министров в Газе 3 октября. Ожидания от встречи сторон породили среди палестинского населения надежду на лучшее будущее, заставив в очередной раз поверить, что на руинах Хамасстана и Фатхленда можно построить долгожданное суверенное государство со столицей в Восточном Иерусалиме. Множество людей пришло к израильскому контрольно-пропускному пункту Эрец, чтобы поприветствовать премьер-министра в составе палестинской администрации Рами Хамдаллу. Дав обещание добиться улучшения условий жизни населения сектора Газа и ослабить его блокаду, представитель Рамаллы превратился в своего рода голубя мира. Однако общая конъюнктура отношений двух лагерей заставляет задуматься об истинных мотивах, положенных в основу идеи объединения.

С одной стороны, сигналы о решимости прийти к компромиссу выглядят крайне убедительно. Около двух недель назад руководство ХАМАС в Газе не только объявило о готовности к всеобщим выборам, но и декларировало роспуск собственного административного комитета, под управлением которого существовал сектор. В качестве основы для урегулирования межпалестинских противоречий были избраны соглашения 2012 года, провалившиеся из-за взаимных подозрений сторон. При попытке сформировать правительство национального единства активисты ХАМАС посчитали, что их визави проявляют излишнюю лояльность в отношениях с Израилем. Руководство ФАТХ усмотрело в действиях представителей Газы стремление к сохранению за собой непозволительно широкого спектра полномочий. Стоит сказать, что те противоречия не были исчерпаны и по сей день. Рами Хамдалла четко дал понять, что именно ФАТХ должен взять на себя вопросы безопасности и контроля над границами, что неизбежно потребует от ХАМАС прекратить подрывную деятельность. Однако к такому сценарию власти Газы явно не готовы. Незадолго до встречи заместитель председателя политбюро ХАМАС Абу Муса Марзук отметил, что предметом переговоров могут являться исключительно регулярные формирования, отвечающие за безопасность. Силы сопротивления, к которым он причисляет боевое крыло ХАМАС – бригады «Изз эд-Дин аль-Кассам» – ведут оборонительную деятельность, защищая население, находящееся под оккупацией.

Остается спорным вопрос популярности нынешнего палестинского лидера Махмуда Аббаса. С одной стороны, на фоне ХАМАС, серьезно сдавшего свои позиции из-за экономических трудностей и блокады спонсора в лице Катара, его положение выглядит более успешным. Придавая первостепенное значение борьбе с Израилем, ХАМАС фактически вытеснил нужды населения сектора на второй план, что грозило организации социальным взрывом. С другой стороны, именно с легкой руки Махмуда Аббаса в апреле Газа лишилась финансирования, что породило кризис в электроснабжении. Продолжение давления, от которого страдают мирные жители, не сможет служить палестинскому лидеру опорой на всеобщих выборах. Следовательно, ключом к победе становится ослабление мер воздействия. Более того, дискуссионным остаётся и вопрос легитимности власти Махмуда Аббаса. Разлад 2007 года и провал правительства национального единства в 2014 году сделали его королем без короны, в то время как ХАМАС уверен в своей идеологии, что дает ему шанс рассчитывать на успех по итогам выборов.

Единственной неоспоримой ролью Махмуда Аббаса пока остаётся представление интересов Палестины в мирном процессе. Надо сказать, что и на этом направлении ХАМАС оказал ему услугу, заявив о роспуске административного комитета до начала общих прений Генеральной Ассамблеи ООН. Как подчеркнул лидер ХАМАС в Газе Яхья Синвар, данный шаг был сделан осознанно с целью демонстрации наличия у палестинцев единого представителя. Однако фигурой способной составить Махмуду Аббасу конкуренцию всё чаще называется Мохамед Дахлад. Находящийся в изгнании экс-лидер ФАТХ в Газе стал своего рода кризисным управляющим, помогая ХАМАС договориться с Египтом. Добавим к этому весьма лояльное восприятие его кандидатуры в Израиле и получим прекрасного преемника Аббаса, которому остаётся лишь вернуться на палестинские территории и заявить о претензиях на руководящие позиции. Подходящим моментом для этого вполне может оказаться подготовка к всеобщим выборам.

Таким образом, «оттепель» в межпалестинских отношениях вполне может оказаться временным затишьем, необходимым ХАМАС для восстановления пошатнувшихся позиций как внутри сектора, так и в глазах возможных партнёров и потенциальных спонсоров. Впрочем, обратного пути у Махмуда Аббаса нет. Уклоняясь от выборов, он лишь усилит подозрения в нелегитимности собственной власти. Состоявшееся в Газе заседание стало хорошей декларацией о намерениях, которая не получила пока опоры в виде реальных уступок от каждой из сторон. Пожав друг другу руки перед камерами, представители палестинских фракций не согласовали большинство конкретных задач в сфере экономики и безопасности. Более того, сделанные ХАМАС уступки направлены, скорее, не на демонстрацию готовности подчиниться правительству в Рамалле, а на снятие с себя политических забот для полного сосредоточения на борьбе с Израилем.  Эти обстоятельства усиливают подозрения, что ФАТХ и ХАМАС в действительности строят в угоду друг другу воздушные замки, а не налаживают работу централизованной системы власти, без которой существование суверенного государства не представляется возможным.