Внеочередные парламентские выборы состоялись 15 октября в Австрии. Чуда не произошло. Социал-демократическая партия Австрии (СДПА) после десятилетнего пребывания у власти заняла только третье место (26,7%). Уверенную победу одержала консервативная Австрийская народная партия (АНП) – 31,4%. За ней следует правопопулистская Австрийская свободная партия (АСП) Хайнца-Кристиана Штрахе -27,4%.

Фиаско СДПА вписалось в устойчивую тенденцию кризиса европейской социал-демократии. В 2000 году социал-демократы или социалисты правили в десяти из тогдашних пятнадцати стран-членов ЕС. Сегодня же они представлены лишь в четвёртой части 27 стран-членов: Мальта, Италия, Португалия, Румыния, Швеция, Чехия, Словакия. С будущими выборами число оплотов социал-демократии скорее всего ещё больше уменьшится.

Социал-демократы наложили свой отпечаток на послевоенную Западную Европу, как никакое другое политическое течение. Их представления стали само собой разумеющимися для буржуазного лагеря. Это – государство всеобщего благоденствия, ответственность сильных за слабых, равенство шансов и проч. Сегодня, когда глобализация оказывает сильное давление на социальные системы и увеличивается разрыв  между богатыми и бедными, когда социальная мобильность практически отсутствует, избиратели, казалось бы, должны были голосовать за социал-демократические партии. Но этого не происходит, даже когда главной предвыборной темой становится социальная справедливость. Как показывает пример М.Шульца в Германии, социал-демократы разучились убеждать и воодушевлять. И из негативного опыта Шульца австрийский социал-демократический канцлер Кристиан Керн, по-видимому, не сделал выводов. Его политика и предвыборная кампания подтвердили общую тенденцию кризиса европейской социал-демократии.

Кристиан Керн (51 год), избранный социал-демократическим канцлером 500 дней назад, заявил, что хочет оставаться на этом посту 10 лет. На первых порах это только приветствовалось в обществе. Рядовым избирателям импонировало, что Керн прошёл путь от сына рабочего до главного менеджера федеральной железной дороги. Бизнес приветствовал его опыт управленца. Кроме того, Керн заявил о себе как о модернизаторе, порвавшем с «одержимыми властью и пребывающими в прошлом» старыми партийными кадрами. Он омолодил правительство (никто в его команде не перешагнул возрастную границу в 40 лет), пообещал прорыв в будущее и представил себя конструктором «австрийской мечты», в соответствии с которой каждый получает шанс на счастливую жизнь. Его даже стали называть «австрийским Обамой». И всё же по результатам парламентских выборов он утрачивает пост федерального канцлера.

К концу предвыборной гонки против Керна сработали три фактора.

Первый фактор – это общий кризис европейской социал-демократии. В условиях расширения сферы услуг и развития цифровых технологий  социал-демократы стали терять свой традиционный электорат – представителей рабочих профессий. Этот электорат быстро фрагментируется: от получателей высоких зарплат до занятых в секторах экономики с низкой оплатой труда. Сдвиг в центр политического ландшафта, где доминируют средние слои, с целью завоевания большинства лишил социал-демократов политического профиля, сняв принципиальные отличия от других центристских партий. У избирателей нет чёткого ответа на вопрос, что сегодня представляют из себя социал-демократы и потому их часть перетекает к левым и правым популистам, которые предлагают альтернативы не устраивающему их центристскому курсу.

Второй фактор – это Себастьян Курц, консервативный оппонент социал-демократического канцлера, председатель Австрийской народной партии, министр иностранных дел в коалиционном правительстве Керна. Он сделал ставку на свою молодость (31 год), жёсткий курс в иммиграционной политике, правопопулистские лозунги. Кроме того, в ходе политической дуэли он лишил Керна имиджа модернизатора. Темп и темы предвыборной борьбы определял Курц. Он вынудил действующего канцлера ориентироваться на своего оппонента, вместо того чтобы самоуверенно заявлять собственный курс. Когда Курц на своих плакатах выставил требование «Изменения»,  его команда не придумала ничего лучшего кроме «Изменения с ответственностью». В общем Курц предложил обществу классические социал-демократические темы. Игнорируя факт десятилетнего нахождения СДПА у власти, он говорил о необходимости повысить пенсии, снизить квартплату, указывал на противоречия между крупными концернами и «маленькими людьми», которые, работая 40 часов в неделю, не могут жить на свою маленькую зарплату. По мнению наблюдателей, он проявил себя не как пламенный борец за голоса, а диктор из программы новостей 1980-х гг. При сравнении с Курцем канцлер Керн выглядел как представитель существующего положения вещей. Люди связывали своё восприятие Керна со старой, закостенелой социал-демократией.

Третий фактор – скандальные разоблачения журнала Profil и ежедневной газеты Die Presse, касающиеся грязных фальсификаций в социальных сетях с целью скомпрометировать С. Курца и оттянуть от него часть электората. На всеобщее обозрение там были выставлены расизм, антисемитизм и «полный мешок всякой лжи». Австрийские СМИ установили, что организатором этой кампании является гражданин Израиля Т.Зильберштейн, нанятый Керном предвыборным консультантом как «чудо-оружие» за 500 тыс. евро. В день голосования СДПА заплатила за этот «отвратительный предвыборный манёвр»  гораздо больше 500 тыс. евро, которые стоила эта грязная кампания.