Процесс отделения Каталонии от Испании, более двух месяцев державший в напряжении всю Европу, закончился неудачей. Экономика автономии серьезно подорвана, лидер национального каталонского движения Карлос Пучдемон спешно покинул Барселону, а европейские политики и эксперты пытаются осмыслить и объяснить причины и следствия каталонских событий. Была ли это попытка свободолюбивой нации получить столь желанную независимость, жестко подавленная  «авторитарным и деспотичным», как пишет каталонская пресса, режимом Мадрида? Либо это авантюра безответственных политиков-популистов, не имевшая шансов на успех? Или же их действия координировались извне и преследовали совсем другие цели? Вопросы отнюдь не праздные, так как правильно осмысленный опыт Каталонии может и должен послужить хорошим уроком для других.

Истоки каталонского сепаратизма

Прежде всего, следует отметить, что желание части каталонцев получить независимость от Испании, пусть даже ценой политических и экономических потерь, имеет давнюю историю. На появление каталонского национализма повлияли утвержденные еще в 1714 году Филиппом V Кастильским декреты, ликвидировавшие политические структуры и права Каталонии. Репрессии против языка, культуры и политических институтов каталонцев продолжались и в XIX и XX вв., особенно во время диктатур Примо де Риверы и Франко.

Однако после падения режима Франко  правительству Адольфо Суареса, находившемуся у власти с 1976 по 1981 годах, удалось объединить Испанию, легализовать политические партии, провести первые демократические выборы, принять конституцию страны, гарантирующую права и свободы её граждан. В октябре 1977 года основные политические силы страны подписали Пакт Монклоа, который позволил Испании выйти из экономического кризиса и начать модернизацию. Печальная ирония состоит в том, что 40 лет назад этот документ являлся классическим примером компромисса между различными партиями и регионами на основе общенационального консенсуса для реализации общих задач. Под пактом стоит 10 подписей, 3 из которых принадлежат лидерам ведущих каталонских партий.

В 80-х годах ХХ века, испугавшись усиления левых политических сил, в том числе Объединенной социалистической партии Каталонии,  правительство предпочитало договариваться с правыми либеральными националистами, делая им различные уступки и позволяя вести пропаганду каталонского национализма. Начиная с этого времени националистическая идеология в основном идентифицировалась с политическим движением, возникшим вокруг фигуры Джорди Пужоля, который правил Женералитатом Каталонии до 2003 года и всё это время, торгуясь с Мадридом, продвигал националистические идеи. В январе 2006 года президент правительства от Социалистической рабочей партии Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро и лидер блока Конвергенция и Союз Артур Мас договорились о значительном расширении самостоятельности Каталонии. Это соглашение определяло каталонцев как отдельную нацию и предоставило Каталонии право распоряжаться всеми местными налогами и половиной центральных налогов, собранных в провинции.

Пришедшая к власти в 2011 году Народная партия и ее лидер Мариано Рахой своими действиями значительно усилили протестные настроения в Каталонии. Были отменены существовавшие привилегии автономии: каталонцы потеряли возможность сохранять у себя большую часть налогов, а также право называться нацией.

До прихода нынешнего премьер-министра к власти лишь 15% каталонцев хотели независимости от Испании. Постепенно массовая пропаганда и неподконтрольная центральному правительству языковая и культурная политика в Каталонии сделали свое дело, и в сентябре 2012 года по всей Каталонии прошла массовая манифестация с участием 1,5 миллионов человек под лозунгом «Каталония — новое государство Европы». После региональных выборов в ноябре 2012 года абсолютное большинство в парламенте уже составляли депутаты партий – сторонников независимости.

В ноябре 2014 года каталонцы сделали попытку провести референдум о независимости. Тогда из-за запрета официального Мадрида он был осуществлен в форме неофициального голосования. И хотя явка на него составила всего 37%, а значит, большинство населения автономии вообще не посчитало необходимым высказываться по этому вопросу, для Мадрида это должно было стать серьезным сигналом для диалога и поиска компромиссов.

За подготовку этого референдума президент Каталонской европейской демократической партии (PdeCAT), либеральный националист Артур Мас в 2017 году был лишен Высшим судом Каталонии права занимать государственные и выборные должности в течение двух лет и приговорен выплате штрафа в размере 5,2 миллиона евро. Пришедший ему на смену Карлес Пучдемон продолжил политику своего предшественника и уже 6 сентября парламент Каталонии проголосовал за принятие закона о референдуме, назначенного на  1 октября 2017 года. Однако и после этого со стороны испанского руководства не последовало каких-либо конструктивных предложений.

Действия испанского премьера по урегулированию нынешнего кризиса, а именно отказ от диалога с Барселоной, критикует даже обычно сдержанная по отношению к европейским лидерам западная пресса. При этом 40% испанцев считают, что 155-ю статью конституции Испании, с помощью которой можно ограничить самоуправление автономий, необходимо было применить раньше.

Популизм как основа для роста национализма

Изначальный посыл сторонников независимости базировался на классическом противоречии «богатый и трудолюбивый Север не хочет кормить бедный и ленивый Юг» и надеждами, что благополучие независимой Каталонии обеспечат ее крупные корпорации.  Регион является мотором испанской экономики и приносит в казну одну пятую всех доходов. Объем ВВП Каталонии в прошлом году составил 224 миллиона евро. Это сравнимо с показателями, например, Дании, Ирландии или Финляндии. Кроме того, здесь находятся вторые по значимости в стране аэропорт и морской порт, обеспечивающие огромные пассажиро- и грузоперевозки, две атомных станции, которые производят 40% электроэнергии в стране, несколько автомобильных заводов и множество текстильных предприятий.

Совет общественной дипломатии Каталонии (Diplocat), активно пропагандирующий идею независимости, на своем сайте приводит подробные данные экономического развития региона в сравнении с другими европейскими странами. ВВП на душу населения в 2016 году здесь составил 33,2 тыс. евро. По этому показателю автономия  занимает девятое место среди европейских стран, опережая Финляндию, Великобританию, Францию и Испанию. В 2015-16 годы рост ВВП в Каталонии составил 3,5%. Это самый высокий показатель  среди всех стран Евросоюза. Уровень безработицы находится на отметке 5,7% (в ЕС – 8,6%). С 2009 по 2016 год объем экспорта Каталонии вырос с 41 до 65 млн евро, а объем иностранных инвестиций за этот период увеличился с 1,5 до 5 млн евро. В 2016 году Каталония приняла 18 млн иностранных туристов, что на 4,3% больше, чем в 2015 году.

Лидеры националистических партий постоянно напоминают, что автономия является донором для менее экономически развитых регионов Испании и ежегодно отдаёт в бюджет на 16-18 млрд. евро больше, чем получает обратно. Однако, указывая на экономическое развитие автономии, они забывают, что большая часть экспорта Каталонии приходится как раз на Евросоюз, а провозглашение независимости — это автоматический выход из еврозоны и потеря экономических преференций. Вне единой Испании Каталония автоматически лишается членства в европейском едином рынке, что означает падение экономических показателей и начало экономического и политического кризиса.

Собственно, именно этот сценарий мы и наблюдали после референдума 1-0, спровоцировавшего массовый исход крупного и среднего бизнеса – главных налогоплательщиков из Каталонии, на которых рассчитывали власти автономии, когда обещали процветающее каталонское государство. Более полутора тысяч предприятий покинули Каталонию в связи с неопределёнными перспективами и неясным правовым статусом.

В день проведения референдума испанский писатель перуанского происхождения, лауреат нобелевской премии Марио В.Льоса написал, что,  апеллируя к временам Франко и навязывая идею о том, что Испания обкрадывает Каталонию, националисты забывают, что именно после падения диктатуры Франко и перехода Испании к демократии этот регион получил наиболее благоприятные возможности для экономического, культурного и политического развития за всю свою историю. Пожалуй, с ним сложно не согласиться.

**********

Остается рассмотреть еще один вопрос: была ли у сторонников независимости поддержка извне, и если да, то с какой целью?

Продолжение следует…