В последнее время Вьетнам является центром пристального внимания со стороны ведущих стран АТР. Это обусловлено повышением роли Социалистической Республики Вьетнам (СРВ) на международной арене, что вызвано рядом взаимосвязанных причин.

Среди них выделяется стремление страны быть активным участником в региональных делах, способствовать максимальной экономической интеграции, необходимой Вьетнаму для поддержания оптимальных темпов роста экономики и привлечения иностранных инвестиций.

Вьетнам является членом многих международных организаций и участником различных интеграционных форматов от саммитов и форумов до зон свободной торговли. При этом страна по-прежнему открыта для новых инициатив. В частности, Республику особенно привлекает идея возрождения ТТП, предложенная Японией.

В 2006 году под председательством Вьетнама прошел 14-й саммит АТЭС. Считается, что именно благодаря ему Вьетнам смог вступил в ВТО и наладить отношения с США. Проведение во Вьетнаме саммита АТЭС в ноябре 2017 года еще более укрепило имидж страны на международной арене.

Главными задачами, которые сегодня стоят перед Вьетнамом, являются привлечение иностранных инвестиций и обеспечение собственной энергетической и продовольственной безопасности. Именно на решение этих задач были направлены усилия Вьетнама при подготовке и проведении саммита АТЭС в 2017 году. Ханой использовал свое председательство с максимальной выгодой, организовав новый формат встреч – конференцию “Doing Business in Viet Nam” с участием Всемирного банка. В ближайшее время эксперты ждут новых соглашений между вьетнамскими компаниями и региональными инвесторами в сфере торговли, инфраструктуры, энергетики, технологий.

Следует отметить, что заинтересованность Вьетнама в развитии интеграционных процессов в регионе идет вразрез с актуальным курсом его главного партнера – США, которые при новой администрации настроены на отстаивание национальных приоритетов в контексте объявленной Трампом политики “America First”. Вашингтон более склонен к двусторонним отношениям со странами региона, предлагая им проекты совместного экономического партнерства. В этих условиях интенсивность вьетнамо-американского сотрудничества может быть снижена, хотя и незначительно, так как СРВ нужно разбавить влияние Китая в регионе, а кроме США это, фактически, сделать некому.

Ранее Ханой предполагал, что сбалансировать китайское влияние можно при помощи АСЕАН. Однако, несмотря на стремление организации играть роль независимого игрока чуть ли не наравне с США и Китаем, участие Ханоя в ассоциации не помогает стране в решении наиболее значимых для нее вопросов. Вьетнамцы недовольны как экономической политикой АСЕАН, так и тем, как решается проблема территориальных споров в Южно-Китайском море (ЮКМ).

В частности, вьетнамская экономика уже давно заслуживает того, чтобы страна смогла покинуть отсталую группу “КЛМВ” (Камбоджа-Лаос-Мьянма-Вьетнам) и получить те же бонусы (снижение и обнуление пошлин) во внешней торговле, что имеют другие шесть стран АСЕАН (Бруней, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины). Однако ассоциация не стремится повышать статус Вьетнама, так как считает эту страну локомотивом для развития других трех стран группы.

Что касается территориального спора в ЮКМ, то Вьетнам, по всей вероятности, слабо заинтересован в той политике, которую сейчас проводит АСЕАН. В частности, Ханой не видит выгоды в согласовании с Китаем Кодекса поведения сторон в ЮКМ (Code of conduct in the South China Sea) в том формате, в котором он представлен сейчас. Высказывается мнение о том, что одобрение документа не вполне отвечает интересам стран ЮВА, так как тем самым они в скрытой форме признают территориальные притязания Пекина в ЮКМ.

В то же время Вьетнам стремится не нанести ущерб двустороннему экономическому сотрудничеству, так как Китай по-прежнему остается главным вьетнамским партнером[1]. Раньше охладить пыл Пекина удавалось с помощью вовлечения в спор Вашингтона. Однако сейчас американцы заняты проблемой Корейского полуострова, а ЮКМ отошло на второй план. Вряд ли стоит сомневаться в том, что США будут и дальше периодически “подогревать” территориальный спор. Однако такая поддержка со стороны американцев точно не несет решения проблемы в том ключе, в котором видят это в Ханое.

В сложившемся контексте международных отношений Вьетнам продолжит курс на диверсификацию внешних связей и сохранение баланса в его отношениях между США и Китаем.

Россия во вьетнамской внешней политике традиционно занимает место главного партнера, в частности, в сфере ВТС и энергетики. Кроме того, у российских компаний сегодня есть шанс также занять ниши, которые пока свободны, но в развитии которых Вьетнам очень заинтересован. Это цифровые и банковские технологии, железнодорожная и морская инфраструктура, возобновляемые источники энергии. Одной из главных задач современной вьетнамской политики является решение проблемы продовольственной безопасности, а также обеспечение населения необходимым объемом чистой пресной воды. Развитие новых направлений в отношениях с Вьетнамом также могло бы способствовать продвижению российских компаний на рынки других стран региона.

[1] В 2016 г. объем взаимной торговли Китая и Вьетнама составил 71,9 млрд долл. США, а за 9 месяцев 2017 г. – 63,98 млрд долл.