Сталинская эпоха, как известно, отмечена как большими достижениями в сфере экономического, военного и социального строительства, так и не менее значимыми преступлениями перед обществом и перед людьми.  Одним из самых больших преступлений верхушки большевистского режима в послевоенное время до сих пор ещё не осознанное российской общественностью  остаётся физическое уничтожение партийной элиты русской национальности в 1949–1953 гг., которое в истории навсегда осталось под кодовым названием «Ленинградское дело». Но одновременно с этим, как справедливо отмечают современные эксперты, «Ленинградское дело» является одним из самых загадочных и мало изученных фальсифицированных судебных процессов сталинского времени.

Впрочем, если быть точнее, на закате жизни ИСталина в СССР были проведены две репрессивно-карательные операции. Массовое истребление русских руководителей высшего, высокого и среднего звена в РСФСР совпало с масштабным изгнанием евреев из руководящих органов политики, науки, культуры, здравоохранения и средств массовой информации. Правда, русским повезло меньше, чем евреям, до казней последних дело не дошло: 5 марта 1953 г. ИСталина настиг смертельный инсульт.

К тому же если евреи довольно быстро оправились после смерти Сталина, то про русских этого  сказать нельзя.

Так, совсем недавно  известный советский русский писатель Даниил Гранин, которому в январе 2013 года исполнилось 94 года,  выпустил в свет книгу своих дневниковых записей, под симптоматическим названием «Всё было не так», где он не единожды настойчиво касается и «Ленинградского дела». Так называемое «Ленинградское дело», – пишет он, – самое для меня непонятное. Все осужденные были яркими сталинистами. Никто из них никогда не проявлял оппозиционных настроений. И в мыслях такого не было.  Все они были сталинскими выдвиженцами. Считается, что «Ленинградское дело» было затеяно Маленковым и  Берией в борьбе за власть. Вероятно, так оно и было. Документов нет, всё уничтожено Маленковым… Меня же «дело» коснулось, пересекло мою жизнь. Осколок просвистел рядом. Не то слово: так рядом, что опалил, контузил и надолго. …Но никаких ясных обвинений («ленинградцам») не предъявлялось. В печати ничего вообще о «раскрытии заговора», о вине  и о преступлениях участников не сообщалось. Всё творилось безмолвно…» [Гранин. Д. Всё было не совсем так. Второе издание. – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп». 2013. С. 199-200.]

Что касается утверждения, что «ленинградцы» были «сталинскими выдвиженцами», Д. Гранин, ошибается: все они, до единого, были на самом-то деле выдвиженцами Андрея Александровича Жданова.

А вот почему «Ленинградское дело» столь сильно напугало Даниила Гранина, что он и сегодня  не решается  сказать, в чем же именно оно, как он выразился,  «опалило и контузило его надолго», писатель оставляет за пределами своей книжки.  (Догадываться можно. Но только догадываться). В отношении  же таинственности этого «Дела»  Гранин прав. Во-первых,  документов в архивах действительно осталось мало, но и те, что есть, до сих пор открыты не все, хотя со дня безжалостной расправы над «ленинградцами» прошло уже более 63 лет. Работники государственных архивов в ответ на мой вопрос, почему для исследователей открыта только часть документов по этому «Делу» и когда будет окончательно снят с них гриф закрытости, на второй вопрос отвечают мне: не раньше, чем через 20-25 лет. А на первый просто молча разводят руками.

Я думаю, что главная причина искусственного замалчивания этих событий и сегодня заключается в политической злободневности самой темы, которую подняли «ленинградцы». Они ведь  только прикоснулись к главному табу большевистского политического режима – попытались (только попытались)  заявить о том, что русскому народу необходимо вернуть достойное его исторической роли место в семье союзных республик советского государства. Причем, не в идеологическом и политическом  даже плане,  а только в сфере экономики  – уровне доходов населения РСФСР, состояния инфраструктур  русских городов и деревень, обеспеченности жильем и т.п. Повторюсь, только прикоснулись,  но даже это столь сильно напугало Сталина, что он  немедленно подверг физическому уничтожению всех авторов этой мысли и до самой своей смерти преследовал тех, кто, как ему казалось, мог бы к ним прислушаться . В 1949-1950 гг. были расстреляны и умерли во время допросов 29 высших и высоких представителей руководства РСФСР, не считая доведение до инфаркта Андрея Александровича  Жданова в 1948 году. А в целом до 1953 года было, по позднейшим оценкам,  репрессировано более 32 тысяч этнически русских управленцев. Точной цифры мы уже не узнаем никогда, так как в архивах практически не осталось никаких следов в этом направлении. Мало того, Сталин категорически запретил Маленкову и Берии даже всякое вербальное упоминание о «Ленинградском деле».

 Apropos замечу: Так сильно Сталин пугался только дважды в жизни.  На первом этапе коллективизации, когда крестьянские восстания массово полыхнули по всей России. Вождь тогда опубликовал статью в «Правде» «Головокружение от успехов» и временно разрешил крестьянам выход из колхозов. А в ответ на поток возмущенных протестов с мест со стороны большевистских партаппаратчиков в  закрытом письме членам ЦК ВКП(б) пояснил: если мы сейчас временно не отступим, то народ просто-напросто  перебьёт весь наш партактив. А во второй раз он пережил смертельный испуг по поводу  «Ленинградского дела».

Но и в первом, и во втором случае свои задумки он довёл до конца – в колхозы людей всё-таки загнал (с помощью НКВД, артиллерии и воздушной бомбардировки непокорных деревень), а в «Ленинградском деле» до 1953 года, до самого своего ухода из жизни, железной рукой убирал с руководящих партийных, государственных, хозяйственных должностей тех русских руководителей, кто, с его точки зрения,   проявлял   интерес к положению русского народа  в духе «ленинградцев».

Интеллектуальный и психологический ущерб, нанесенный развитию русского этноса «Ленинградским делом» был очень большим и сказывается по сей день, хотя с того времени прошло уже более  шести десятилетий.

Устроенное Сталиным «кровопускание» в среде управленческой когорты в российской нации оказалось настолько мощным, что после 1991 года, когда российское общество перешло на режим стихийного (рыночного) функционирования, в правящих элитах  Российской Федерации в сфере экономики, государства, культуры и искусства, средств массовой информации ныне почти незаметно присутствия представителей русского этноса. В основном все места в этих элитах занимают представители еврейского этноса и кавказских народностей. Не говоря уж о перечисленных выше сферах, по оценкам американского журнала «Форбс» в России в настоящее время насчитывается более одной тысячи лиц, обладающих миллиардными состояниями. Сколько среди них представителей русского этноса? Единицы. А ведь по переписи 2010 года около 86% населения РФ считают себя русскими. Вот она – цена «Ленинградского дела».

Глядя на те события из нынешнего исторического далека,  трудно отделаться от впечатления, что «ленинградцы» выбрали не очень подходящий момент для их заступничества за положение русского народа. Ведь вождь только что предпринял ряд мер по острастке завоевавшего победу над гитлеровской Германией народа: отменил празднование Дня Победы, сделав 9 мая простым рабочим днём, ликвидировал  государственные денежные выплаты за полученные в годы войны ордена и медали, задавил  рабочих и крестьян дополнительными налогами и государственными займами, закрыл границы для зарубежных поездок и т.д. А  тут высшие руководители РСФСР,  хоть и   робко,  но позволили себе заговорить  о бедственном, по сравнению со всеми другими нациями, положении русского народа после войны.

Кроме того, ведь именно в этот момент Сталин начал внедрять в общественные науки  идеологемму  о новой социальной общности – советском народе. К исторической памяти русского народа,  его роли в становлении и защите российского государства, вождь апеллировал пока шла война.  А когда победа  была достигнута,  Сталин  круто развернулся  и заговорил о том, что Победу над гитлеровской Германией обеспечил советский народ, и защищал этот советский народ, по мнению вождя,  совсем не Россию, а советскую власть в России. (Хотя во время войны он не раз признавался Черчиллю (цитирую мемуары  посла США в СССР Аверелла Гарримана: «Вы думаете, они воюют за советскую власть? Да ничего подобного, они воюют за свою матушку Россию»).

Правда, во время распада Советского Союза очень быстро обнаружилось, что никакого «советского народа» в СССР никогда не существовало, а жили в стране самые разные нации и народы. Но вот денационализировать   удалось только русских. Прежде всего потому, что только русских удалось лишить религии. В конце существования сталинского режима, а он после смерти Иосифа Джугашвили продержался ещё 38 лет,  русские люди перестали ощущать  страну как свою собственную и в 1991 году, когда распадался СССР, даже не шелохнулись в защиту этого ленинско-сталинского образования. И Советского Союза  не стало.

И всё же, дело, начатое «ленинградцами», не пропало.

Через  41 год после гибели «ленинградцев», 12 июня 1990 года народные депутаты РСФСР своим актом о провозглашении независимости России в составе Советского Союза подхватили выпавшее из их рук  знамя восстановления решающей роли русского народа в истории становления и развития России.

Правда, и этот политический акт тоже не решил задачи, сформулированной «ленинградцами».  Пришедшие в 1992 году к власти либерал-демократы менее всего имели в виду восстановление исторической справедливости по отношению к абсолютному большинству населения России – русскому народу – равно как и восстановлению подлинных исторических ценностей российского государства.

Потребовалось ещё 12 лет после июня 1990 года, чтобы народные бунты, прокатившиеся по России от Манежки до Кондопоги и посёлка Сагры в Свердловской области начали подталкивать российскую  власть к пониманию того, что с абсолютным этническим большинством в Российской Федерации всё-таки невозможно не считаться. И в настоящее время на смену идеологии элит,  начинает приходить идеология народа, его большинства.

Собственно говоря, следующие один за другим по Европейской территории РФ межнациональные  столкновения русского населения с представителями этнических меньшинств Российской Федерации и иммигрантами из бывших советских республик выдвигают в политическую повестку дня проблему даже более глубокую, чем взаимоотношения русского народа на территории России с другими этносами, представляющими собой национальные меньшинства.

В российской общественной науке всё чаще стали появляться публикации, в которых спокойно разъясняется, что подлинный смысл  содержания понятия   «демократии» (не либерально искаженной под влиянием современных западноевропейских веяний, а подлинной)  включает в себя однозначное толкование: демократия не означает ничего иного, кроме власти  большинства народа в государстве.

Российские власти обоснованно ставят задачу достижения  высокой степени единства в российском народе в целом. Но никакого единства добиться невозможно, если не будет социального стержня, вокруг которого могли бы объединиться все населяющие Россию нации, народы и народности. Между тем вся наша более чем тысячелетняя история давно и убедительно показала, что стержнем в этом деле может выступить  только социально и психологически  связанная, объединенная,  мощная в своем идеологическом единении социальная группа, представляющая собой абсолютное большинство российского общества, скрепленная к тому же вековыми традициями. А таким большинством  де факто на протяжении веков, до 1917 года, выступают только русские.

Хотя есть и другая точка зрения, сторонники которой настаивают на том, что  «в сложном, меняющемся мире» интересы людей не сводимы к единому знаменателю. Или наоборот: что большинство существует лишь как носитель  тоталитарного «анонимного сознания». На мой взгляд, такая точка зрения очень далека от содержания понятия демократии.

Надо прямо сказать, что сегодня либеральные требования к обществу всё больше расходятся с принципами демократии. И хотя эксперты ещё не решаются это признать, но и российское общественное мнение, и российская власть прошли уже довольно большой путь в этом направлении. Это показывают не только социологические опросы и контент-анализ СМИ, но и высказывания представителей власти. 

8 ноября 2013 года  В. Путин на встрече с участниками Всероссийского съезда муниципальных образований подчеркнул: «Разумеется, власть должна придерживаться той точки зрения, что она должна слушать всех, но исполнять волю большинства. Это в том числе относится и к муниципальному  уровню власти».

Ещё определеннее на этот счет высказался Патриарх Московский  и всея Руси Кирилл на Всемирном русском народном соборе 31 октября 2013 года. : «Если позиция русского большинства и дальше будет игнорироваться, в выигрыше останутся только разрушители России, провокаторы с обеих сторон, не оставляющие попыток  столкнуть лбами этносы и религии». (31 октября 2013 года на открытии  XYII Всемирного Русского Народного Собора. – газета «Завтра» от 2 ноября 2013 г. опубликовала всю речь).

 События лета 1991 года показали, что дело «ленинградцев»  никогда не умирало. Да, русский народ за годы диктатуры большевиков, Сталина и его последователей в лице Хрущева, Брежнева, Суслова и других, значительно утерял свою пассионарность. Но до конца всё же не растратил её. Как писал незабвенной памяти Леонид Иванович Бородин: «Русское наследство, в том числе и наследство государствоустроительное, подзабытое, но памятью всё же не утраченное, хранится в генетическом коде народа, как бы низко он ни пал под воздействием духовных сквозняков. Поэтому эффект присутствия в переболтанном обществе упрямого «русизма» переоценить невозможно, поскольку он и есть собственно фундамент  будущего государственного устроения». Правда, дальше Леонид Иванович добавляет: «Собственной воли он, «русизм», скорее всего, не получит, но дело своё сделает, если это дело пока ещё угодно Богу» («Без выбора». с. 230). Но мне почему-то думается, что Бог никогда не оставлял своим попечительством ни Россию, ни составляющие её народы, ни сам русский народ. Не оставит и впредь…

А вот возрождение пассионарности в русском народе начинать нужно, но не резко и с малого. И, видимо, с самого простого: , ну, например, создать в столице нашей Родины, в городе Москве ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ  РУССКИЙ ЦЕНТР КУЛЬТУРЫ, где разместить постоянную выставку-инсталляцию 400-летия Дома Романовых, представить историю русского культурного развития с древних веков, ещё от Рюриков, и показать в этом Центре развитие культур всех населяющих современную Россию народов, наций и народностей в отдельных залах. Показать как эти народы развивались благодаря русскому собрату, великой его культуре, приобретали письменность, сохраняли и развивали свои народные, культурные, включая фольклорные, обычаи и традиции в тесном единении и на базе, ещё раз подчеркну, великой русской культуры. К А К  всё это происходило в целях достижения действительного единства народов России.

 И создать всё это в построенном специально для этого здании.

Но это только одно направление. Есть и другое.

Недавно на сайте РИСИ было размещено «Обращение» ряда общественных и политических деятелей к Президенту РФ и Федеральному Законодательному Собранию с предложением внести в преамбулу Конституции РФ положение о том, что строительство института государства в истории России тесно связано с принятием Православия. Мысль эта вызвала интерес в среде депутатов Государственной Думы и в настоящее время идет её обсуждение.

Идея эта родилась не на пустом месте. В опубликованной в 2013 году монографии Л.П. Решетникова «Вернуться в Россию. Третий путь, или тупики безнадёжности» автором было четко сформулировано положение о том, что начало формирования русской нации на территории обитания восточнославянских племен началось с принятия этими племенами Православия, то есть с 988 года от рождества Христова. Это положение вносит радикальную поправку в марксистскую теорию происхождения наций, которая  исходит из того, что нации как социальные общности появляются в период европейских буржуазно-демократических революций.

Рассмотрение гипотезы о происхождения наций не ходит в сферу моего доклада, поэтому в настоящий момент я этой темы не касаюсь.  Скажу лишь о практической стороне дела. В практике создания конституций  современных европейских государств  в начале 21 столетия мы уже имеем опыт закрепления в преамбулах Конституций конфессиональных отличий. Так, в Основном Законе Венгерской Республики 2011 года записано, что основной религией в венгерском обществе является христианство. Так что международный опыт показывает, что если мы в Российской Конституции закрепим тезис о том, что исторически становление и развитие российской государственности прочно связано с распространением на Руси (в России) Православия, то это совсем не будет противоречить не только нашей отечественной истории, но и  международному идеологическому тренду.

Нельзя, правда, не заметить, что почти одновременно с названным выше «Обращением» в Сети появился и другой документ, прямо противоположный по смыслу первому. Его написали Михаил Прохоров и профессура Высшей школы экономики и назвали «Религиозный кодекс». Авторы  этого «Кодекса» заявили, что надеются придать ему статус законопроекта. Суть   э т о г о  документа, если освободить его от лукавых витиеватостей,  сводится к попытке навязать России атеизм как государственную идеологию (См. «ЛГ». 4-10 декабря 2013 года. С. 2. Александр Щипков. «Христианофобия как политический проект»). Не знаю, как это можно будет провести в жизнь в стране, где, по всем последним социологическим опросам, более 80% населения  заявляет себя православными христианами, но это уже другой вопрос. Вернемся к нашей теме.

 «Ленинградцы» ещё не знали открытого Львом Николаевичем Гумилёвым явления, которое он назвал «пассионарностью». Но именно это утерянное за годы советской власти качество и свойство искали они в современном им русском народе. И именно за это поплатились своими жизнями. В своем достаточно кратком пока исследовании о «Ленинградском деле» я постарался показать к а к    процесс возрождения пассионарности в русском народе  они себе представляли. А в исторической справке, сопровождающей мои раскопки в архивах, я постарался показать, на какой базе возникли эти мысли у «ленинградцев».

В заключение хотел бы подчеркнуть:  хоть дело «ленинградцев» всё ещё по достоинству не оценено и не осмыслено не только русскими, но и всеми нациями  и народами, проживающими сегодня на территории РФ, но, думаю, что уже скоро это осмысление к нашей общественности придёт и «ленинградцам» мы ещё будем ставить памятники,  как тем, кто первым по-настоящему начал исправлять одно из главных преступлений ленинско-сталинского большевистского политического режима – геноцид русского народа в течение почти всего ХХ века со стороны большевиков, который идеологически и политически начался со статьи Ленина о так называемом «великодержавном русском шовинизме»