В декабре 2013 года вице-премьер правительства России Д. Рогозин по итогам переговоров с казахстанской стороной сообщил об окончательном согласовании возобновления пусков с Байконура РН «Протон» после июльской аварии российского носителя. В свою очередь глава Роскосмоса О. Остапенко заявил о том, что России и в 2013 году удалось сохранить за собой мировое лидерство по числу запусков, несмотря на возникшие проблемы.

Однако в последние годы Москве все с большим трудом удается преодолевать возникающие противоречия в российско-казахстанских отношениях в космической сфере. Еще в декабре 2012 года глава Казкосмоса Т. Мусабаев заявил о необходимости пересмотра соглашений с Россией по комплексу «Байконур» и постепенного вывода объектов космодрома из российской аренды. Вслед за этим была возобновлена работа двусторонней межправительственной комиссии для определения параметров будущего сотрудничества двух стран по Байконуру и другим космическим проектам.

Противоречия между Казахстаном и Россией в области космического сотрудничества неизбежны, поскольку первый пытается выступать на равных с российской стороной, не имея необходимых финансовых, технических, технологических и кадровых ресурсов. Астана в качестве приоритетной задачи ставит создание за короткий срок коммерчески ориентированной космической инфраструктуры при минимальных собственных издержках, рассчитывая на российскую помощь. Москва же, по мнению властей Казахстана, медлит с допуском казахов к текущим космическим проектам.

Байтерек: Ангара или Зенит?

В соответствии с соглашением января 2004 года, подписанного главами двух государств, предусматривалось продление российской аренды космодрома «Байконур» до 2050 года. Взамен этого Россия согласилась принять участие на паритетных началах с Астаной в проекте ракетно-космического комплекса (РКК) «Байтерек» в качестве одного из направлений повышения эффективности эксплуатации Байконура. Первоначально источником финансирования должен был стать льготный кредит в размере 223 млн дол., предоставленный казахстанской стороной специально созданному совместному казахстанско-российскому предприятию «Байтерек». Комплекс ориентирован на выполнение коммерческих пусков, а также на космические программы России и Казахстана. Кроме того, РКК рассматривался в качестве экологической альтернативы «Протонам», использующих опасное гептиловое топливо. В качестве технической базы проекта предполагалось создание стартового и технического комплексов для разрабатываемой российской ракеты-носителя (РН) «Ангара». Байтерек должен был заложить основу для самостоятельных казахстанских пусков ракет в будущем. Тем не менее, по инициативе Москвы было оговорено условие: проведение первого летного испытания РН на Плесецке. Последнее позволило развернуть отдельные строительные работы под комплекс и на российской территории.

Однако к лету 2007 года обострились противоречия между участниками проекта. Глава Казкосмоса официально обвинил Россию в затягивании сроков реализации программы, сославшись на недоработанность эскизного проекта РКК и проблемы в техническом проектировании Ангары. Осенью 2012 года казахстанская сторона сообщила, что реализация программы в текущей конфигурации требует от неё чрезмерных затрат (по оценкам тогдашнего главы Роскосмоса В.А. Поповкина расходы превысят 1,5 млрд дол.).

В итоге в рамках заседания Межправительственной комиссии по Байконуру в марте 2013 года было принято окончательное решение об использовании РН «Зенит» вместо Ангары. Зенит разработан КБ «Южное» (г. Днепропетровск, Украина). Двигатели производятся на Энергомаше (г. Химки, Московская область). Эксплуатация этой ракеты предположительно не только позволит Казахстану быстрее создать собственный ракетно-стартовый комплекс, но и значительно сократит расходы. 

Российско-украинский “Днепр”

Другим проектом с ограниченным казахстанским участием является программа запуска РН «Днепр». Эта ракета-носитель (конверсионный вариант МБР комплекса «Воевода») спроецирована и разработана КБ «Южное», производится на днепропетровском Южном машиностроительном заводе. Комплекс используется для доставки грузов до 3,5 т на низкую околоземную орбиту, преимущественно спутников.  Оператором проекта выступает российско-украинское ЗАО «Международная космическая компания «Космотрас» (по 50%). Роль Казахстана ограничивается экологическим мониторингом. Для запуска ракеты используется не только 109 площадка на Байконуре, но и пусковые установки на базе Ясный в Оренбургской области. Причем лишь с Ясного технически возможен пуск ракет последней модификация (РС-20В). Потому и было принято решение использовать имеющийся комплекс в ракетной дивизии на Ясном вместо модернизации устаревшего комплекса на Байконуре. На начало ноября 2013 г. осуществлено 18 запусков (12 с Байконура): выведено 63 космических аппарата 15 стран. 

От Ишима и Свободного к Восточному

В 2007 г., когда появились первые технические и финансовые сложности в реализации проекта «Байтерек», подтвердилась информация о приостановке российско-казахстанского проекта авиационно-космического ракетного комплекса «Ишим» (АКРК), предназначенного для запуска малых космических аппаратов (КА) гражданского назначения с самолета МиГ-31. Параллельно началось расформирование космодрома «Свободный».

На фоне этих событий правительство России в ноябре 2007 г. приняло решение о создании космодрома «Восточный». С 2012 г. началось строительство технических сооружений. В 2015 г. с Восточного планируется осуществить первый беспилотный, а в 2018 г. – пилотируемый запуск. С 2020 г. планируется начать постоянные запуски космических кораблей. Тем не менее, по слова вице-премьера Д. Рогозина, одной из причин кадровых перестановок в Роскосмосе явился срыв строительных работ на Восточном. Новые сроки пока не сообщаются.

Географическое расположение нового космодрома (близость к широте Байконура) позволит выводить на орбиту космические аппараты с наименьшими для российских условий потерями. Район расположения Восточного (пос. Углегорск) сейсмически спокоен и малонаселен.

Байконур или Восточный: перспективы российских проектов

Несмотря на официальные заверения в том, что новый объект не является альтернативой или даже конкурентом Байконуру, первоочередной задачей Москвы является обеспечение самостоятельного доступа в космос на фоне сложностей российско-казахстанских отношений. По соглашению 2004 г. российская сторона обязана согласовывать с Астаной план запуска с Байконура ракет, использующих токсичные компоненты топлива. С тех пор ежегодно договоренности по числу пусков становятся вопросом особых политических спекуляций, в том числе с участием националистически настроенных сил Казахстана, что не раз приводило к задержкам по национальным и международным космическим программам. А в последнее время, в особенности после июльской аварии «Протона» в 2013 г., остроту приобрели экологические претензии.

Создание нового космодрома на Дальнем Востоке позволит решить и другие задачи: укрепление позиций России в азиатско-тихоокеанском регионе с учетом космических программ Китая и Индии, привлечение средств в развитие российского Дальнего Востока, использование оставшейся инфраструктуры закрытого в 2007 г. полигона «Свободный». Не менее важен и экономический фактор: содержание казахстанского космодрома обходится Москве ежегодно более чем в 5 млрд руб.: 3,5 млрд руб. – арендная плата Казахстану (115 млн дол.), 1,5 млрд руб. – поддержание объектов космодрома. Еще более 1 млрд руб. уходит в качестве дотаций в городской бюджет Байконура.

В этих условиях под вопросом остается будущее космодрома и российского участия в его эксплуатации и модернизации. По мнению российских экспертов, вывод военных с Байконура значительно ослабляет перспективы космодрома и говорит об отсутствии долгосрочных планов в отношении него у России. Постепенная передача объектов гражданским службам (Роскосмоса) началась еще во второй половине 1990-х гг. К декабрю 2007 г. Байконур покинули 5 тыс военнослужащих. Причем часть аппаратуры с шахтных пусковых установок поступила в распоряжение дивизий на базе «Ясный» и на космодроме «Плесецк».

Инфраструктура космодрома «Байконур» избыточна. Так, крупнейший в Евразии кислородно-азотный завод, сооруженный в 1950-х гг. и расширенный в 1985 г., функционирует сегодня лишь наполовину при проектной мощности в 280 т газа в сутки. Причем из-за избытка частично отремонтированных мощностей предприятие работает лишь в зимний период. Из более полутора десятка пригодных к эксплуатации пусковых установок (ПУ) сегодня используются: знаменитый Гагаринский старт (площадка 1) и стартовый комплекс (СК) №6 для пуска «Союзов», ПУ №23, 24 (площадка 81) и 39 (площадка 200) – для «Протонов»,  ПУ №20 (площадка 90) – для «Циклонов»,  ПУ №1 (площадка 43) – для «Зенитов», площадка 109 – для «Днепра» («Космотрас») и площадка 175 – для «Стрелы».

Согласно стратегическому плану Национального космического агентства Казахстана на 2011-2015 гг., оставшийся срок физического и морального износа технологического оборудования Байконура составляет около 10 лет, что приблизительно соответствует планам Москвы по вводу в эксплуатацию Восточного. Сегодня Россия почти ¾ своих запусков осуществляет с казахстанской территории. По оценкам российских специалистов, к 2030 г. Россия получит возможность практически все коммерческие запуски (90%) осуществлять с собственных космодромов – Восточного и Плесецка. За Байконуром останется лишь 10% сегмента.

В то же время сегодня на Восточном ведется строительство лишь двух пусковых установок под Союз и одной – под перспективную РН «Ангара». Пока же основу коммерческих пусков России составляют ракеты «Протон», использовать которые на Плесецке или Восточном не планируется. Даже после успешного запуска Ангары с Плесецка в 2014 г. пройдет немало времени до начала серийного производства носителя и, соответственно, повышения рентабельности проекта для потенциальной конкуренции Протону, запускаемого в космос с Байконура. По сведениям российских СМИ, руководство Роскосмоса скептически оценивает коммерческие перспективы новой российской ракеты, на которую уже израсходовано более 1,5 млрд руб. Сообщается даже о возможной переориентации космической программы России на иные проекты.

Параллельно Москва продолжает модернизацию космодрома «Плесецк». В 2007 г. завершены работы по газификации объектов инфраструктуры, что позволит только на энергозатратах сэкономить до 200 млн руб. ежегодно. С самого начала проект «Ангара» был ориентирован и на пуски с Плесецка. Строительство универсальной стартовой площадки для всех типов ракет серии «Ангара» Конструкторским бюро транспортного машиностроения началось сразу же на российском космодроме, причем на базе недостроенного комплекса РН «Зенит» (площадка 35). Работы ведутся с 2005 г.

Ввод в строй Восточного несомненно снизит роль Байконура в российской космической программе, особенно в пилотируемых полетах. Однако пока с учетом незавершенного строительства нового космодрома и уже 9-ого переноса на 2014 г. первого пуска РН «Ангары», казахстанский космодром еще будет служить российской космонавтике, по меньшей мере, два ближайших десятилетия. С учетом этих задач Россия будет поддерживать необходимый уровень технического оснащения казахстанского космодрома, продолжая и далее вкладывать средства в развитие инфраструктуры на собственной территории.