По наиболее распространенным оценкам, Корейская народная армия по численности личного состава и военной техники является четвёртой в мире. Вместе с тем, действительная боеспособность КНА – уравнение со многими неизвестными. В условиях осознания руководством КНДР кризиса командно-административной модели вместе с попытками расширить производство экспортной продукции и увеличить степень хозяйственной самостоятельности предприятий можно говорить об изменении традиционного курса «сонгун» – главенства армии – на более взвешенную линию. Эта новая линия – «пёнджин» – предусматривает одновременное развитие ракетно-ядерной программы и проведение экономических реформ. Ким Чен Ын, несмотря на заявления о «стремительной и победоносной войне», склоняется к оборонительной конфигурации КНА и созданию потенциала нанесения неприемлемого ущерба вероятным противникам.

Некоторые российские аналитики предполагают, что современные расходы на оборону С. Кореи составляют порядка 6 млрд. долл. или 20% от ВВП страны, что в условиях международных санкций является весьма существенной нагрузкой на экономику. Экстенсивное хозяйственное использование КНА постепенно заменяется разделением на экономическую целесообразность и боевую эффективность по примеру реформ Народно-освободительной армии Китая образца 1990-х годов. Армия всё реже используется как недорогая рабочая сила, однако всё равно играет огромную роль в народном хозяйстве: автомобильные и железные дороги, мосты, линии связи в основном возводятся строительными подразделениями КНА. По мере поступления на вооружение новых типов военной техники и, прежде всего, ракет, регулярная численность вооружённых сил может быть существенно уменьшена, что снизит затраты на их содержание.

Основа военной стратегии страны – активная оборона. Дислокация частей и подразделений КНА основана на принципе эшелонов, что также обосновано оборонительной конфигурацией армии, наиболее ценные и боеспособные части которой располагаются в районе столицы, поскольку массированное наступление вероятного противника через демилитаризованную зону представляется в современных условиях маловероятным. Протяжённость демилитаризованной зоны составляет 241 км и многочисленная северокорейская армия способна создать сплошную линию обороны, а в случае прорыва приграничных укреплений отступить на ещё более выгодные позиции. Малые размеры страны позволяют быстро произвести переброску войск и сократить сроки мобилизации.

Серьёзное подспорье для северокорейских военных – сложный ландшафт (преимущественно гористая местность, густая тайга, уязвимые перевалы и переправы), недостаточно развитая дорожная сеть, наличие сложных метеоусловий в зависимости от сезона, а также большое число городов с плотной застройкой. Многочисленная северокорейская артиллерия, включающая дальнобойные реактивные системы, способна эффективно действовать против боевых соединений и тыловых объектов противника, а также наносить контрсиловые (контрценностные) удары по невоенным целям. Тем самым фактически держатся в заложниках жители сеульской агломерации.

Значение авиации и флота в Корейской народной армии постоянно падает, так как обеспечить паритет в авиационной и морской мощи с потенциальным противником невозможно. ВВС и ВМС скорее представляют вспомогательные силы для поддержки наземных войск. Вместе с тем, заметная техническая отсталость КНА во многом компенсируется огромным количеством вооружения и техники, развитой сетью фортификационных сооружений, многочисленностью, хорошим уровнем подготовки и фанатизмом военнослужащих. Страна обладает серьезными запасами легкого и стрелкового оружия – более 30 млн. единиц, что позволяет в случае необходимости вооружить даже стариков и младенцев.

Между тем наблюдается стремление северокорейских военных выдавать желаемое за действительное – ряд образцов ракетной техники, демонстрируемой на парадах, представляет собой скорее макеты или перспективные разработки. США, Япония, РК и Россия отслеживают все телеметрические показатели испытываемых ракет, и многие из демонстрируемых изделий либо не взлетали, либо разрушались. Исключение составляют новые комплексы «Пуккынсон», «Хвасон-10, 13, 14, 15» однако достигнутые ими результаты далеки от заявленных. Эксперты отмечают, что «ракеты слишком мощные для маленького Японского моря», потому запускаются по навесной траектории. Вместе с тем, представляется, что северокорейские ракетчики либо намеренно производят навесные запуски для создания обстановки неопределённости, либо испытания идут не так, как нужно. «Успешные» запуски, в ходе которых была достигнута реальная дальность в 2700 и 3700 км в августе и сентябре 2017 года также не позволяют говорить о способности Пхеньяна поразить цели на Гуаме или Гавайях, вероятно, такие ракеты – штучная работа и не стоят на боевом дежурстве.