Посетив город Заболь в провинции Систан и Белуджистан 2 декабря, президент Ирана Хасан Роухани заявил, что страна стремится избежать формирования разрыва с арабскими государствами региона. На торжественной церемонии ввода в эксплуатацию первой очереди порта Шахид Бехешти на побережье Аравийского моря лидер Исламской Республики отметил, что для решения региональных проблем необходимо наладить диалог между соседствующими государствами. Учитывая, что эти заявления фактически совпадают со 100-дневным рубежом второй каденции Х.Роухани на президентском посту, их можно рассматривать в качестве своего рода программных, отражающих видение Ираном текущих процессов.

Совершенно очевидно, что Тегеран пытается «дружить» против Эр-Рияда, которому отведена крайне неблаговидная роль в новой стратегии взаимоотношений с региональными государствами. В выступлении в Заболе Х.Роухани подчеркнул, если какие-то государства региона все же решат дистанцироваться от Ирана, то это, как говорится, не его беда, а их вина. Напрямую, разумеется, Саудовскую Аравию никто не называл, исходя из чего, сказанное напоминало фразу из известного советского мультфильма: «Не будем говорить кто, но это слоненок».

Новый раунд атаки против Эр-Рияда, на этот раз в связке с излюбленным иранским противником в лице «сионистского врага», был предпринят во вторник, когда, вновь не называя поименно виновных, Х.Роухани обвинил неких региональных лидеров в переговорах с Израилем. Параллельно с этим он фактически пытался побудить идеологически правильные с его точки зрения режимы к тому, чтобы положить конец этому, по словам президента Ирана, «зловещему заговору».

Цель информационной войны, которую затеял Тегеран, в общем ясна. Еще в мае этого года, выступая в саудовской столице, президент США Дональд Трамп говорил о необходимости сближения Израиля с государствами арабского мира, где особую роль сыграет именно Эр-Рияд. Таким образом, Х.Роухани ответил на эти шаги, пытаясь предложить свою альтернативу, обладающую несколькими важными особенностями.

Во-первых, уже сам факт выступления в Заболе – городе с преимущественно суннитским населением в шиитской стране – говорит о том, что Иран строит свой подход на преодолении разногласий между двумя крупнейшими течениями Ислама. Более того, Х.Роухани подчеркнул, что религиозный аспект не должен влиять не региональные отношения, для чего привел в пример сам Иран, по его словам, демонстрирующий образец мирного совместного проживания шиитов и суннитов. В этом видно коренное отличие иранской инициативы от американо-саудовской, где речь идет о сближении умеренных суннитских государств с Израилем.

Во-вторых, ответ на вопрос, действительно ли тот самый «сионистский режим» стоит считать главным иранским врагом, уже не выглядит столь очевидным. Израильские лидеры продолжают утверждать, что не допустят иранского военного присутствия в Сирии. Более того, эти заявления звучат на фоне ракетных обстрелов военных объектов на территории арабской республики, которые имели место в субботу и понедельник. Интересно, но в этих условиях Тегеран остается в рамках своей традиционной риторики об опасности «сионистского заговора», фактически не переходя к оценке последних событий. Причина тому проста. Дружить против Израиля становится все труднее, принимая во внимание надежду ряда арабских государств, включая ближайших соседей Израиля – Иорданию и Египет, что рано или поздно американская администрация все же представит свой проект ближневосточного урегулирования. Ввязываться в иранские дела, угрожающие их собственной дестабилизацией, они как раз не готовы.

Во-вторых, важным элементом последних заявлений Х.Роухани является ярко выраженная попытка исключить из региональных процессов внешних посредников. Надо отметить, что концепция сама по себе для Тегерана новой не является, однако до этого с такой четкостью применительно к текущим реалиям она не озвучивалась. Основным мотивом, подтолкнувшим иранского лидера яснее описать контуры регионального развития, вновь является Эр-Рияд, чья пресловутая затея о собственной коалиции во многом держится на интересе Вашингтона, который, провоцируя цепную реакцию, заставляет включаться в этот процесс других своих региональных партнеров.

Таким образом, первые 100-дней второго срока президентских полномочий Х.Роухани показывают, что он по-прежнему старается сохранить за собой репутацию умеренного лидера, предпочитающего поиск компромисса, а не конфронтацию. Однако на деле конфликт с Эр-Риядом, бросающий тень на всю региональную стабильность, вносит в эти планы свои коррективы. Даже попытка идти дипломатическим путем и преодолеть имеющиеся разногласия мирно наталкивается на непримиримую риторику в адрес тех, кого пока предпочитают не называть.