Разочаровывающие для проевропейских лидеров Киева, Тбилиси и Кишинева результаты недавнего саммита «Восточного партнерства», ставшие очевидными для всех непредвзято настроенных наблюдателей, тем не менее не признаются таковыми правящим классом Молдовы. «Реакция президента Игоря Додона на итоги саммита вызывает сожаление и является популистской. Господин Додон в последнее время был слишком часто в командировках в России, и возможно поэтому оттуда саммит «Восточного партнёрства» видится ему совершенно в другом свете. Хотя возможно именно то, насколько удачно прошел этот саммит, заставляет Додона делать манипуляционные заявления, чтобы как-то принизить позитивный эффект от саммита».

С таким заявлением выступил премьер Молдовы П.Филипп, комментируя оценку саммита президентом Республики И.Додоном. Что же не понравилось премьеру в словах президента?

Прежде всего прямая и открытая оценка И.Додоном европерспектив Молдовы. По словам президента, саммит «Восточного партнёрства» подтвердил, что Евросоюз отложил досье Республики Молдова в долгий ящик. Шансы Молдовы на вступление в ЕС в ближайшие десятилетия практически равны нулю, указал И.Додон.

С такой оценкой президента нельзя не согласиться. Участники саммита приняли заявление, которое не содержит предложений членства для стран, участвующих в данной программе.

В нем признаются европейские устремления трех государств «Партнерства» – Грузии, Украины и Молдовы – но не их европейские перспективы. В брюссельской терминологии под «европейскими устремлениями» понимается желание стран присоединиться к ЕС, а под «европейскими перспективами» — подтверждение готовности Евросоюза принять страну-соискателя в неопределенном будущем, когда она выполнит все необходимые для этого требования. Следующей градацией приближения к вступлению в ЕС в Брюсселе считается официальное признание государства страной-кандидатом. На сегодняшний день таковыми являются только Турция и балканские страны — Албания, Македония, Сербия и Черногория. Никаких четких сроков для вступления даже этих государств в Евросоюз не существует.

Критика со стороны премьера выглядит, на наш взгляд, тем более странно, что положение в стране неуклонно продолжает ухудшаться. С каждым днем Молдова все дальше отдаляется от стандартов, которые провозглашают ее руководители. Страну то и дело сотрясают коррупционные скандалы. Не успели улечься страсти, вызванные похищением два года назад из банков страны миллиарда евро, к которому оказались причастны лидеры находившейся в то время у власти Либерально-демократической партии, как разразился новый скандал, вызванный использованием служебного положения мэра Кишинева, видного деятеля Либеральной партии  Д.Киртоакэ, обвиняемого в незаконном разрешении на строительство торговых центров на месте детских  площадок.

В этой связи очевидно, что все проевропейские заявления властей преследуют единственную цель – создать идеальную завесу, за которой в Молдове происходят весьма неприглядные вещи. В такой обстановке, как подчеркивают в Кишиневе, властям следовало бы задуматься не об иллюзорных шансах на членство в ЕС, а выдвинуть лозунги улучшения качества жизни людей, повышения благосостояния пенсионеров и ветеранов, улучшения условий жизни в населенных пунктах страны, восстановления партнерских отношений с Россией. Местные наблюдатели отмечают, что Молдова, находящаяся на пересечении многочисленных геополитических интересов, должна стремиться к получению максимальной выгоды для граждан от этого удачного расположения, отказаться от своей резко выраженной антироссийской риторики. Это осознают большинство граждан страны, и это тем более должны бы осознать те, кто в настоящее время контролирует парламент и правительство.

Но как видно, от понимания этих реалий власть имущие в Кишиневе далеки. По крайне мере так можно понимать слова премьера о том, что «будущее нашей страны, основанное на нашем проекте европейской модернизации, поддерживается большинством граждан». Однако, как показывают результаты проведенного социологической компанией «Фонд общественного мнения» по заказу кишиневской газеты «Timpul» с 7 по 29 октября с.г. опроса общественного мнения, жители страны предпочитают сотрудничество с Российской Федерацией сотрудничеству с ЕС. 54,2% граждан заявили, что Молдова должна быть ближе к России. О необходимости сближения с Западом и ЕС высказались 45,8% граждан. В то же время если бы гражданам предстояло выбрать в рамках референдума между вступлением в ЕС и ЕАЭС, то 45,1% опрошенных проголосовали бы за вступление Молдовы в Евразийский экономический союз, в то время как 41,1% — за вступление в ЕС.

По словам президента Додона, антироссийская геополитическая риторика не только не оправдана, но и совершенно бесполезна во взаимосвязях с Западом. При этом она чрезвычайно вредна для социального и экономического развития Республики Молдова, так как ведет к внутренним этническим и социальным разногласиям, а также наносит вред отношениям с восточными партнерами, главным образом с Российской Федерацией.

Исходя из отсутствия перспектив вступления в ЕС, кишиневские власти используют антироссийскую геополитическую риторику не столько для придания себе большей привлекательности в глазах Запада, сколько для создания благоприятного идеологического фона внутри страны, исходя из собственных политических и предвыборных соображений.

Амбиции представителей правящего класса вполне понятны, если учесть, что менее чем через год в стране должны состояться очередные парламентские выборы, от итогов которых будет зависеть не только обстановка в стране, но и расклад политических сил в регионе. Получив большинство мест в парламенте или сформировав парламентское большинство с другими партиями, политформирования, прошедшие в высший законодательный орган, получают мощные рычаги воздействия на внутреннюю и внешнюю политику государства.

Между тем в стране все более обостряется внутригосударственный конфликт. Его последний виток связан с решением  Конституционного суда (КС) о том, что поскольку президент дважды отклонил представленную ему парламентом кандидатуру Е.Стурзы на пост министра обороны, он временно не может исполнять свои обязанности. Тем самым КС определил, что вместо президента назначить министра обороны может другое высшее должностное лицо страны. Возможность принятия подобных решений не предусмотрена в Конституции Республики Молдова, и вердикт главного судебного органа выглядит как  произвол и политическая провокация. Назначать министра обороны может только президент – это его прерогатива. Любые попытки правительства ограничить возможности президента по руководству общественным процессом, а также формированию государственного аппарата, являются нелигитимными.

Это лишний раз подтверждает тот факт, что в условиях острого политического противоборства, неясности перспектив развития страны и непреодоленной коррупции в местном обществе говорить о том, что саммит «Восточного партнерства» подтвердил европерспективу Молдовы – как минимум выдавать желаемое за действительное.