Конгресс сирийского национального диалога, состоявшийся в Сочи 30 января, можно  считать первым шагом процесса политического урегулирования в Сирии в совершенно новом формате. В отличие от встреч в Женеве, на которых уже не первый год предпринимаются попытки наладить мирные переговоры между легитимными властями Сирии и вооруженной оппозицией, в Сочи собрались представители разных этноконфессиональных общин, политических платформ, главы  племен, сотрудники административного аппарата, работающие «на земле» из разных регионов страны.

Таким образом речь идет действительно о широком межсирийском диалоге. Неслучайно дискуссии между участниками конгресса проходили в закрытом режиме, чтобы никто не мог помешать  обсуждению реальных проблем, с которыми сталкивается страна, разрушенная гражданской войной.

Попытки сорвать сочинский Конгресс, сроки созыва которого ранее переносились, предпринимались неоднократно. Здесь и довольно неожиданное выдвижение собственного плана конституционных реформ в Сирии так называемой группой пяти (США, Великобритания, Франция, Саудовская Аравия и Иордания), и отказ от участия оппозиционного Высшего комитета по переговорам, заседающего то в Женеве, то в Вене (последовавший за поездкой главы этой оппозиционной группы Насера аль-Харири в Соединенные Штаты), и постоянное давление со стороны США, о котором на одном из брифингов рассказал представитель «московской платформы» сирийской оппозиции Кадри Джамиль.

Дело дошло до такого казуса, как «сидение в аэропорту» группы радикальных оппозиционеров, прилетевшей в Сочи из Анкары по причине того, что национальный диалог-де не может проходить под символикой «режима Башара Асада». Горе-переговорщиков действительно возмутило, что, прилетев в Сочи, они увидели там государственные флаги САР. Арабские информагентства рассказывали, как турецкие чиновники пытались уговорить горе-переговорщиков покинуть аэропорт, но те предпочли дожидаться обратного рейса в Анкару. Но, как заметил министр иностранных дел России Сергей Лавров, отсутствие отдельных групп сирийской оппозиции не нарушило планы участников конгресса и не создало никаких проблем для дальнейшей работы над его итогами.

Главным итогом конгресса стало решение сформировать конституционную комиссию (комитет), для участия в которой было выдвинуто 150 кандидатур. Из них, по словам спецпосланника генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, будут отобраны 45 -50 человек, которые займутся пересмотром конституции страны, чтобы подготовить юридическую основу для послевоенного устройства Республики.

Де Мистура также рассказал, что этот комитет будет работать в Женеве и состоять он должен «из сил, представляющих правительство и оппозицию», а также экспертов по Сирии, представителей гражданского общества, политических лидеров, женщин, глав племен. Кроме того, «надо позаботиться о как можно более широком этническом и конфессиональном составе».

В свою очередь министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сообщил, что помимо делегатов, избранных на Конгрессе, в него дополнительно будут включены представители разных групп, которые по тем или иным причинам не приехали в Сочи. Кстати, глава ВКП Н.аль-Харири накануне открытия Конгресса также не исключил в дальнейшем возможного участия его группы в «сочинском процессе».

«Уважение и полная приверженность суверенитету, независимости, территориальной целостности и единству [Сирийской Арабской Республики/Государства Сирия], её территории и народу. В этой связи ни одна часть национальной территории не должна быть предметом уступок», – говорится в 1-м из 12 пунктов Заключительного заявления Конгресса сирийского национального диалога. А в 10-м пункте этого документа, что также очень важно, речь идет об «особой ценности сирийского общества и национальной идентичности».

В этой связи прошедший Конгресс можно оценить позитивно прежде всего потому, что впервые представителей правительства и оппозиции удалось усадить за один стол для обмена мнениями  без посредников. Дальнейший мирный процесс будет зависеть от того, насколько удастся продолжить в Женеве ту линию, которая была намечена в Сочи.