В статье «Украина теряет остатки суверенитета» несколько дней тому назад я комментировал встречу президента П.Порошенко с директором-распорядителем МВФ К.Лагард «на полях» Всемирного экономического форума в Давосе 24 января. На тот момент доступна была только исключительно официальная информация о содержании встречи. В частности, П.Порошенко с оптимизмом заявил тогда в Давосе, что Украина может получить очередной транш МВФ уже в начале апреля. Соответственно, смысл комментария сводился к тому, что за улыбками двух названных персонажей, их сказанными на прессу комплиментарными фразами о взаимном уважении, признании успеха реформ, готовности к сотрудничеству и т.д. скрываются серьезные разногласия, в первую очередь по вопросу о создании Антикоррупционного суда (АС), а также по программе приватизации, бюджетной дисциплине, земельной и пенсионной реформам.

Но вот прошло несколько дней и правда выплыла наружу:  информация об истинном содержании встречи просочилась в прессу. Стало ясно, что отношения Киева с МВФ достигли  точки кипения, после которой с котла срывает крышку.

К.Лагард провела беседу с П.Порошенко в жестком ультимативном тоне, подчеркнув, что МВФ надоело выслушивать бесконечные обещания, которые не выполняются, что Фонд терпит это уже три года, но больше не настроен делать поблажки, и Киев обязан неукоснительно выполнять условия соглашения с МВФ о четырехлетней кредитной программе EFF объемом 17,5 млрд долларов от марта 2015 года. Директор-распорядитель МВФ озвучила около 20 пунктов претензий, причем на выполнение некоторых дала всего несколько недель. И получить очередной транш по программе EFF, как подчеркнула К.Лагард, Киев может только при условии выполнения всех (!) требований.

В частности, она потребовала прекратить саботаж и имитацию борьбы с коррупцией и создать Антикоррупционный суд. Его состав, по мнению МВФ, должна определять не украинская сторона, а Общественный совет международных экспертов (ОСМЭ), состоящий из неких «международных доноров», а украинские судебные органы или исполнительная власть не будут иметь права вето на решения этого совета.

К.Лагард также раскритиковала рост расходов и дефицита госбюджета  2018 года свыше установленных законом лимитов, связав этот факт с государственными дотациями угольным предприятиям и очередным повышением минимальной зарплаты. По ее мнению, покрыть дефицит можно путем очередного повышения цены на газ для населения (на 18-20%).

В «список Лагард»  кроме того вошли требования об обновлении состава Центральной избирательной комиссии и смены руководства Национального банка Украины (Валерия Гонтарева находилась в длительном отпуске и лишь недавно вернулась к исполнению обязанностей), пересмотре пенсионной реформы, которая ввела обязательную накопительную систему с 2019 года (МВФ категорически против), а также  закона о приватизации.

*       *       *       *       *

Понятно, что выполнение требований МВФ для нынешних властей в условиях растущих протестных настроений в обществе и предстоящих в 2019 году на Украине президентских и парламентских выборов равносильно самоубийству, но их невыполнение – самоубийству экономики страны.

Украинскому правительству предстоит выплатить по внешним государственным долгам в 2018 г. 3,57 млрд долл. и 2019 г. – 6,47 млрд долл., а в 2020-2022 гг. – 5,5-6,9 млрд ежегодно. Вроде бы размер международных резервов растет (18,8 млрд дол.) и позволяет обслуживать долги, однако нельзя забывать, что растут и финансовые «дыры». Дефицит внешней торговли (как товарами, так и услугами) вырос в 2017 году до 6,9 млрд долл., что на 25%  больше, чем в 2016-ом (дефицит торговли товарами – 9,2 млрд дол. и профицит торговли услугами – 2,3 млрд дол.). Причина резкого роста отрицательного сальдо товарооборота (на 32%) состоит в опережающем росте импорта по сравнению с экспортом в условиях деиндустриализации и ввоза  многих товаров, которые ранее производились собственной промышленностью. Тем не менее платежный баланс сведен с профицитом в 2,6 млрд долларов в первую очередь за счет привлечения иностранного финансирования (прежде всего кредитования), а также переводов средств из-за рубежа от «заробитчан».

Важно понимать, что профицит платежного баланса достигнут во многом за счет получения средств из России, а ближайшие перспективы сохранения этих платежей под вопросом. В понятие «услуги» входит плата за транзит российского газа (примерно 2 млрд долларов), большая часть которого в недалеком будущем пойдет не через территорию Украины, а по «Турецкому потоку» и «Северному потоку-2». В Киеве также со страхом ждут возможных ответных мер Москвы по ограничению въезда в РФ украинских трудовых мигрантов, переводы которых составляют 2-2,5 млрд долл., в ответ на введение Украиной биометрических паспортов и в целом ужесточения правил въезда российских граждан. Несколько автобусов с «заробитчанами», развернутых на российской границе в обратном направлении, вызвали в Киеве настоящую истерику. Наконец, 6 февраля в Лондонском суде завершаются слушания по апелляции правительства РУ относительно долга перед Россией объемом 3 млрд долларов. В течение 3-4 месяцев ожидается окончательное решение суда, которое с большой вероятностью будет не в пользу Украины, так что эту сумму следует прибавить к обозначенным выше 3,57 млрд долларов.

*       *       *       *       *

Интересна реакция Киева на требования К.Лагард. Часть депутатов заявили о невозможности удовлетворения «просьб» МВФ в «сложный политический период». Со свойственным хуторским куркулям наивным хитроумием они предложили «завершить» текущую программу с МВФ (естественно, не выполнив условия) и …. начать новую. Видимо, депутаты  вспомнили прежний удачный опыт: в мае 2014 года МВФ открыл для  Украины трехлетнюю кредитную программу Стенд-бай, но она была прервана в начале 2015 года из-за жалоб Киева на невозможность выполнения своих обязательств, и в марте было подписано новое соглашение.

Однако В.Гонтарева вылила ушат холодной воды на депутатские головы. В интервью «Украинским новостям» она отвергла эту идею как невыполнимую и заявила, что в сложившихся условиях начать новую программу сотрудничества с МВФ можно только после выполнения принятых на себя обязательств и завершения действующей программы. В.Гонтарева назвала «катастрофической» ситуацию в отношениях с МВФ и сообщила прессе, что «число невыполненных украинской властью условий по программе МВФ растет, как снежный ком».

Другие депутаты вообще призывают разорвать отношения с МВФ, полагая, что решить проблему обслуживания внешнего долга можно за счет эмиссии  евробондов. Они явно находятся в эйфории от первого за последние 3,5 года «успешного» выпуска в августе 2017 года суверенных еврооблигаций на сумму 3 млрд долл. Прилагательное «успешный» ставлю в кавычки из-за кабальных коммерческих условий этого выпуска – 7,35% годовых со сроком погашения 15 лет. Впрочем, перекладывать тяжелое бремя возврата долгов на будущие поколения нынешним киевским политикам не впервой: они явно живут по принципу «лишь бы ночь простоять, да день продержаться» и «после нас – хоть потоп».

Ответ на такие планы дал глава группы советников по поддержке реформ в Украине, экс-министр финансов Словакии Иван Миклош. Он заявил, что «потенциальное замедление или прекращение реформ неизбежно приведет к невыполнению программы МВФ, а это будет означать, что Украина не сможет рефинансировать перед выборами свои долги… Это стало бы политическим самоубийством для тех, кто находится у власти». Он прав уже хотя бы потому, что в случае прекращения программы EFF кредитный рейтинг Украины будет пересмотрен в сторону снижения, и вряд ли вообще найдутся инвесторы, желающие приобрести новые украинские евробонды.

Параллельно в ряде авторитетных западных СМИ появились весьма резкие публикации по украинской тематике, в которых прямо обвиняли власти Киева в нежелании проводить реформы, а П.Порошенко вообще называли лжецом.

Тем не менее, с учетом запредельного уровня популизма и финансовой неграмотности депутатов Верховной Рады, а также хитрости П.Порошенко, нельзя исключать, что киевские власти в очередной раз попытаются обвести МВФ вокруг пальца. Поэтому перспектива досрочного прекращения программы EFF, а вслед и сворачивания аналогичных программ «финансовой помощи» (т.е. кредитования) ЕС и Всемирного банка вполне реальна.

Что последует за этим? Очевидно, то, что мы неоднократно наблюдали в разных странах на постсоветском пространстве: сокращение международных резервов НБУ, паника на валютном рынке, жесткие меры валютного контроля вплоть до замораживания валютных счетов граждан  или введение лимитов на ежемесячное снятие валюты, стремительное  обесценивание гривны, скачок гиперинфляции, падение реальных доходов населения и другие вытекающие последствия, а после того, как резервы НБУ подойдут к концу, – и дефолт по внешним долгам.

*       *       *       *       *

В общем, судя по всему, «роман» между Киевом и МВФ близок к завершению. Похоже, в Фонде устали слушать бесконечные мантры о том, что Украина – последний форпост, защищающий Европу от диких орд русских ватников, которые рвутся завоевать  ее. Видимо,  наконец поняли, что пламенные «р-р-р-р-р-революционеры-майданники» – обыкновенные нахлебники и жулики, которые за высокими лозунгами прячут свою вороватую сущность и нежелание (или неумение) работать по-настоящему и самим строить свое будущее.