После Второй мировой войны в международной валютной системе доминировали несколько валют, при этом доллар США играл ведущую роль. В мировом экспертном сообществе периодически возникают дискуссии о том, насколько устойчива подобная система. Одни полагают, что отсутствие широкой диверсификации глобальных резервных валют является источником слабости и уязвимости мировой валютной системы, а при определенных обстоятельствах может привести к нехватке глобальной ликвидности. Другие же считают, что доминирование нескольких валют, наоборот, способствует прочности системы, предоставляя инвесторам возможность в периоды финансовой турбулентности найти убежище в надежных и высококачественных активах1. Невзирая на полярность таких точек зрения, невозможно отрицать появившуюся на рубеже XX-XXI веков и постепенно набирающую силу тенденцию полицентричности международной валютной системы.

Эксперты Международного валютного фонда (МВФ) задались вопросом, как за последние годы эволюционировала мировая валютная система и в какой мере национальные валюты ведущих стран продолжают играть роль глобальных резервных валют. В своем последнем исследовании аналитики МВФ делают вывод о том, что биполярная международная валютная система, основанная на американском долларе и евро, в настоящее время трансформировалась в трехполярную, которая кроме двух названных валют включает китайский юань.

Такой вывод основан не только на оценке масштабов экономики той или иной страны, ее роли в глобальном хозяйстве или доли конкретной валюты в международных резервах. Эксперты Фонда провели анализ пяти ключевых мировых валют, включенных в корзину СДР, – доллара США, евро, британского фунта, японской иены и китайского юаня. Используя альтернативные традиционному подходы и различные варианты расчетов, авторы исследования попытались оценить роль пяти валют в мировой экономике. Исходной основой расчетов послужила степень привязки национальных валют отдельных стран к указанным ключевым валютам, а также масштабы влияния последних на колебания валютных курсов в разных странах мира. Исходя из этого, были выделены соответствующие валютные блоки (доллара, евро, юаня и т.д.) и проанализирована их эволюция за период с 1969 по 2015 год.

В исследовании отмечается, что позиции доллара США в течение длительного времени были сильными и стабильными. Однако, достигнув максимума в 2002 году, с учетом роста позиций блока евро, влияние американской  валюты стало сокращаться. В еще большей степени доллар потерял после финансового кризиса 2007-2008 годов. В тот период многие эксперты во всем мире всерьез обсуждали возможность кризиса доллара. Затем американская валюта сумела несколько восстановить свои позиции и продолжает оказывать наибольшее влияние на мировую экономику.

Интернационализация юаня – относительно новое явление для глобальной экономики. Китай стал активно содействовать международному продвижению своей валюты с 2008-2010 год., что обусловило формирование блока юаня на международном уровне.  Масштабы китайской экономики и ее растущая роль в мировом хозяйстве, а также активизация Пекином политики поддержки интернационализации юаня стали ключевыми факторами в этом процессе. Вместе с тем эксперты МВФ отмечают, что с 2014 года2 в международном продвижении китайской валюты отсутствует видимый прогресс. Кроме того, проведенный в исследовании анализ свидетельствует о том,  что  юань не является доминирующей валютой в азиатском регионе. Наиболее очевидным представляется влияние китайской валюты на страны БРИКС. Кроме того, увеличивается степень воздействия юаня на Австралию,  экономики Латинской Америки (Чили, Колумбия), Ближнего Востока (Иран).

Проведенные экспертами МВФ расчеты позволяют оценить размеры пяти валютных блоков и степень их воздействия на мировую экономику за период с 2011 по 2015 год. Сводные данные представлены в таблице.

Доллар Евро Фунт Иена Юань
Доля валютного блока в мировом ВВП (189 стран) 39,0 20,3 4,0 5,2 31,6
Доля валюты в корзине СДР (по состоянию на октябрь 2016 г.) 41,73 30,93 8,09 8,33 10,92
Доля валюты в официальных международных резервах 54,8 18,1 3,5 3,0 1,0

Как видно из таблицы, долларовый блок, хотя и утратил абсолютное превосходство, тем не менее, продолжает сохранять доминирующие позиции. На него приходится порядка 40% мирового ВВП. На второй позиции находится блок юаня – на него приходится немногим более 30%.  Трехполярную структуру современной международной валютной системы замыкает блок евровалюты, на долю которого приходится порядка 20% мирового ВВП. Британский фунт и японская иена играют в мировой экономике значимые, но второстепенные роли.

Можно по-разному относиться к итоговым результатам исследования,  однако авторы постарались использовать различные методики расчетов.  Полученные результаты незначительно отличаются друг от друга по конкретным цифрам, однако не отменяют общей тенденции, свидетельствующей о том, что переход международной валютной системы от биполярной к трехполярной структуре состоялся.

В этой связи возникает множество вопросов относительно перспектив дальнейшей трансформации мировой валютно-финансовой системы. В частности,  насколько устойчивым может быть расширение блока юаня на мировом пространстве, будет ли оно происходить за счет сокращения влияния американского доллара, евро или другой валюты?

Курс на интернационализацию юаня провозглашен руководством КНР в качестве одной из важнейших задач экономической политики страны. Хотя Китай содействует активизации процесса международного продвижения своей валюты, его реализация происходит постепенно, по мере готовности КНР к дальнейшим шагам по укреплению позиций юаня в мире. В перспективе многое будет зависеть от конкретных шагов Пекина, в частности, в сфере контроля над национальной валютой, режима валютного курса, включая полную конвертируемость юаня, открытия своего финансового рынка для иностранных участников и других мер по либерализации экономики. В ближайшей повестке – активизация усилий КНР по расширению влияния юаня в мировой экономике за счет продвижения инициативы «Один пояс, один путь», которая позволит повысить значимость китайской валюты на евразийском пространстве. По имеющимся оценкам, пока что на долю расчетов в юанях приходится около 5% объема совокупной торговли между 55 странами вдоль Шелкового пути.

В опубликованном в 2017 году докладе Народного банка Китая (НБК) отмечалось, что процесс интернационализации китайской валюты устойчиво продвигается вперед. Согласно документу, НБК подписал соглашения с 36 центробанками о взаимных расчетах и платежах в национальных валютах, общий размер которых превысил 3,3 трлн. юаней (порядка 498 млрд. долл.). В 23 странах и регионах был запущен клиринговый сервис по операциям в юанях, который охватывает Юго-Восточную Азию, Европу, Ближний Восток, Америку, Океанию и Африку.

Согласно имеющимся данным, по состоянию на конец 2016 года центробанки более чем 60 стран мира используют юань в качестве резервной валюты. Ряд недавних событий подкрепляют эту тенденцию. Так, Банк Англии и Национальный банк Швейцарии уже имеют в составе своих резервов определенные суммы в китайской валюте. В 2017 году ЕЦБ  вложил 500 млн. евро в юаневые активы. В середине января 2018 года немецкий Бундесбанк и Центробанк Франции также решили включить китайскую валюту в свои резервы. Центробанки других европейских стран  (Бельгии, Испании, Словакии) также последовали этому примеру и приступили к покупке юаней для своих резервов или рассматривают такую возможность. Пока что речь идет о незначительных объемах. Однако принципиально важно, что включение китайской валюты в состав резервных активов центробанков происходит за счет сокращения вложений в американские доллары.

Расширение использования юаня в мире имеет огромный потенциал. Вместе с тем активизация усилий Пекина в этом направлении, как представляется, в значительной мере зависит от создания здоровой и более надежной национальной финансовой системы и формирования необходимых условий для перевода экономики КНР на устойчивую модель развития с опорой на инновации.

  1. Более подробно см.: https://en.riss.ru/bookstore/currencies-brics/
  2. Именно в этот период Китай начал испытывать серьезные проблемы в связи с увеличением оттока капитала из страны.