2017 год оказался достаточно турбулентным для Юго-Восточной Азии в связи с рядом значимых для региона событий. Так, кризис в штате Ракхайн в Мьянме вылился в крупнейшую гуманитарную катастрофу в Восточной Азии. Поскольку вооружённые силы страны продолжают регулярно «зачищать» территорию штата от боевиков, вероятность возвращения мусульман-рохинджа в места своего проживания крайне низка. Вместе с тем правительству Бангладеш явно нелегко содержать огромное количество беженцев, нахлынувших из соседней страны.

На Филиппинах был захвачен и удерживался почти полгода местными боевиками, присягнувшими на верность террористической группировке ИГИЛ (запрещена в РФ), город Марави на острове Минданао с преимущественно мусульманским населением. В связи с этим президент Родриго Дутерте ввёл военное положение в 27 провинциях и 33 городах острова. Впервые в истории стран Юго-Восточной Азии террористическая группировка не просто открыто выступила против государственных силовых структур, а смогла захватить целый город.

В Индонезии местная политическая элита была потрясена судебным разбирательством в отношении губернатора Джакарты Басуки Чахая Пурнама (христианина и этнического китайца), известного как «Ахок», ближайшего друга и соратника президента страны Джоко Видодо. В результате Ахок был приговорён к двум годам тюремного заключения по обвинению в кощунственных высказываниях в отношении мусульман, которые он позволил себе во время предвыборной кампании в сентябре 2016 года. Эти события привели к резкому росту межконфессиональной напряжённости в стране, которая вылилась в многотысячные протесты, проходившие с ноября 2016 года по март 2017 года. Они, в частности, продемонстрировали рост влияния консервативных и исламистских группировок, которые становятся всё более значимой силой в национальной политике.

Таиланд простился с королём Рамой IX, которого очень любил народ. Ему на смену пришёл его единственный сын, провозглашённый новым королём Рамой X. Он не обладает той харизмой и обаянием, которыми отличался его отец, и, по свидетельству местной прессы, пока не так популярен в стране.

В прошедшем году государства Юго-Восточной Азии стали свидетелями выхода США из Транстихоокеанского партнёрства (ТТП) по решению администрации Д. Трампа и появления новой концепции «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» вместо проводимого Б. Обамой курса на «перебалансировку сил» в АТР.

Очевидно, что в 2018 году ряд тенденций, набравших силу в регионе в предыдущем году, сохранится, но определяющее влияние на политический ландшафт Юго-Восточной Азии окажут национальные выборы в ряде стран.

Например, в Малайзии в этом году планируется проведение XIII всеобщих выборов, на которых будут избраны депутаты парламента Малайзии и ассамблей 12 штатов страны. Согласно закону парламентские выборы должны пройти до 24 августа 2018 года, когда истекают полномочия действующего состава парламента, но их дата пока не назначена. Действующий премьер-министр Малайзии Наджиб Разак, естественно, заинтересован, чтобы победу на выборах одержал проправительственный «Национальный фронт» (НФ) — правящая в стране партийная коалиция, в которую входят 13 партий, в том числе ведущие «Объединённая малайская национальная организация» (UMNO), «Китайская ассоциация Малайзии» и «Индийский конгресс Малайзии». В этом случае как лидер партии, победившей на всеобщих выборах, он сохранит за собой пост премьер-министра. Но неожиданно оппозиция, которая до недавнего времени была разобщена, поскольку её лидер Анвар Ибрагим находится в тюрьме по обвинению в гомосексуальных домогательствах (содомии или мужеложестве), смогла выдвинуть своим кандидатом в премьер-министры Мохаммада Махатхира (сейчас ему 92 года) – отца «малайского экономического чуда», руководившего страной свыше 20 лет. Имея в соперниках такого достойного кандидата Наджиб, хотя и уверен в исходе выборов на федеральном уровне, может потерять несколько штатов, которые перейдут к оппозиционному блоку «Альянс надежды». Ядром альянса стала «Объединённая партия сынов земли Малайзии» (PPBM), созданная Махатхиром и его сторонниками в сентябре 2016 года после выхода из UMNO и позиционирующая себя в качестве главной её альтернативы.

В другой стране ЮВА – Камбодже парламентские выборы пройдут 29 июля 2018 года. На них будут избраны 123 члена Национальной ассамблеи – нижней палаты Парламента Камбоджи. На выборах в сенат, прошедших в феврале 2018 года, все места завоевала правящая Народная партия Камбоджи (CPP), которая выступает политической опорой режима Хун Сена. Премьер-министру Хун Сену принадлежит фактическая власть в королевстве. Он руководит им вот уже 33 года, несмотря на провозглашение в 1993 году конституционной монархии.

Чтобы сохранить власть и обезопасить себя от возможных сюрпризов типа «цветной революции» в связи с успешным выступлением оппозиционных кандидатов на местных выборах 2016 года, в ноябре 2017 года Верховный суд Камбоджи запретил основную оппозиционную силу страны – Партию национального спасения Камбоджи, а её лидер Кем Сокха был арестован и обвинён в «измене». Затем последовали репрессии в отношении сторонников партии. Несмотря на резкую критику со стороны международного сообщества в связи с тем, что голосование не может быть законным без оппозиции, Хун Сен обещал провести выборы в стране в назначенный срок, заявляя, что Камбодже не нужно признание ООН их легитимности.

Правящая хунта Таиланда пообещала провести всеобщие выборы в ноябре 2018 года. Об этом впервые было объявлено в октябре 2017 года на совместной пресс-конференции в Белом доме президента США Д. Трампа с премьер-министром Таиланда генералом Прают Чан-Оча. Однако позже последовало уточнение, что речь шла лишь об объявлении до конца 2018 года даты проведения выборов.

В октябре 2017 года Прают Чан-Оча заявил, что дата выборов будет объявлена к июню 2018 года, а сами выборы состоятся в ноябре. На их проведении давно настаивают США и Евросоюз. Это будут первые всеобщие выборы после того, как военные пришли к власти в Таиланде в мае 2014 года, совершив под лозунгами национального примирения государственный переворот (12-й с 1932 года). Перевороту предшествовал многолетний политический конфликт, неоднократно провоцировавший массовые уличные выступления, столкновения и даже кровопролитие.

Хунта обещала провести свободные выборы и не устраивать очередной переворот после них, но пока неоднократно их откладывала, ссылаясь на необходимость изменения Конституции и вопросы безопасности. Сейчас согласно «Дорожной карте возвращения к демократическому правлению» в стране принята новая конституция и разрабатывается пакет законов к ней. По новой конституции, обнародованной 6 апреля 2017 года, 250 сенаторов, выбранных военными, будут иметь право голосовать за нового премьер-министра вместе с 500 избранными членами Палаты представителей. Это означает, что новый премьер-министр никогда не будет представителем партии, которая получит большинство мест в нижней палате.

Новый закон о выборах, принятый Национальной законодательной ассамблеей Таиланда в январе 2018 года, назначил дату выборов на февраль 2019 года. До сих пор остаётся неясным, кто на обещанных всеобщих выборах возглавит правящую до переворота партию «Пхыа Тхаи», представляющую собой третью реинкарнацию основанной экс-премьер министром Таксином Чинаватом политической организации. Имя нового лидера оппозиционной партии также пока неизвестно, однако очевидно, что её шансы выиграть грядущие выборы крайне малы.

Хотя всеобщие выборы в Индонезии состоятся только через год – 17 апреля 2019 года, индонезийские политики уже начали активную подготовку к ним. Впервые президент и члены Народного консультативного конгресса (высшего законодательного органа страны) будут избраны в один и тот же день. Выдвижение кандидатов в национальные и региональные законодательные органы, а также кандидатов в президенты и вице-президенты будет завершено к сентябрю 2018 года.

Возможность выдвижения партиями или альянсом партий своего кандидата напрямую зависит от результатов предыдущих парламентских выборов, в данном случае – 2014 года. Следовательно ситуация складывается крайне благоприятно для действующего президента Индонезии Джоко Видодо (чаще его называют Джокови). Большинство политических деятелей страны придерживаются мнения, что он будет переизбран на второй срок. Именно поэтому более половины партий, планирующих участвовать в выборах, уже сделали на него ставку, в то время как остальные ещё размышляют. Интрига предстоящих выборов заключается в том, что выборы 2019 года являются лишь прелюдией к реальной политической битве 2024 года, когда президент уже не сможет повторно баллотироваться на этот пост, а значит, за высокий пост развернётся настоящая борьба, в которой все претенденты будут иметь равные шансы.

Как пройдут намеченные на 2018 год выборы в указанных странах, какие сюрпризы преподнесут их участники, как в дальнейшем сложится политическая ситуация в этих странах, какое влияние она окажет на жизнь региона, мы узнаем и оценим уже очень скоро.