На днях российские СМИ растиражировали заявление постоянного представителя США при ООН Никки Хейли телеканалу CBN: «Она (Россия) никогда не станет нашим другом. Это просто факт».  При этом Хейли отметила важность прошедшей в Хельсинки российско-американской встречи на высшем уровне. С похожим заявлением она выступила в апреле. По ее словам, США сотрудничают с Россией, «когда им  выгодно, и наносят удар, когда это нужно». При этом необходимо заметить, что Хейли – вовсе не обычный дипломат и не рядовой сотрудник МИД. Должность представителя США при ООН – чрезвычайно высокая, ответственная  и приравнивается к министерской.

Заявление Хейли стало холодным душем для большинства российских журналистов, которые готовили бравурные репортажи о встрече в Хельсинки. Конечно, эти репортажи были не столь радужными,   как сообщения о первой российско-американской встрече «на полях» саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге в июле прошлого года – до принятия закона «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA). Тем не менее,  оптимизма и в этот раз было более чем достаточно. Двусмысленные заявления Трампа незадолго до встречи о возможности признания статуса Крыма и «возвращения» России в «Большую восьмерку»,  лестная  оценка организации чемпионата мира по футболу в России, а также итогов самой встречи в Хельсинки,  улыбки и доброжелательная манера поведения американского президента, договоренность о консультациях по линии советов безопасности двух стран вызвали неподдельный восторг у профессиональных «мастеров пера». Они  с упоением  описывали, сколько времени длилась встреча, кто кому первым подал руку, насколько крепким были рукопожатия, какое выражение лица было у Мелании Трамп  и т.д. и т.п.

Возникает естественный вопрос: чьим словам верить? Хейли или Трампа (в интерпретации российских журналистов)?

*      *     *     *     *     *     *

Думается, ответ на этот вопрос можно дать, поняв мотивы, которым руководствовался американский президент, инициируя встречу.

Об этом по каким-то причинам подавляющее большинство журналистов даже не задумывалось. Те же, кто задумывался, выдвигали странные версии. Самая забавная из них – желание Трампа перенять опыт российского президента и поучиться у него тому, как удерживаться у власти столько лет.

Очевидно,  встреча в Хельсинки была крайне необходима Трампу, который конечно же осознавал, какому риску себя подвергает. Шквал критики, который обрушился на  президента со стороны американских либеральных СМИ и политиков и даже в собственной партии,  не добавил ему популярности в  Америке. Политические оппоненты Трампа обвинили его в излишней уступчивости, чуть ли не в предательстве национальных интересов, нежелании проявить жесткость за мнимое вмешательство России в выборы 2016 года. Лидер демократического меньшинства в Сенате Чак Шумер назвал итоги саммита «оскорблением всех американцев: демократов, республиканцев, независимых». А «лучший друг России» сенатор Джон Маккейн назвал пресс-конференцию в Хельсинки «одним из позорнейших выступлений американского президента». По словам Маккейна, «саммит в Хельсинки был трагической ошибкой».

Тем не менее, всего спустя три дня после переговоров в Хельсинки  американский лидер заявил, что готовится новая встреча и приезд В.Путина в Вашингтон.

Особое удивление у ряда обозревателей вызвал тот факт, что встреча в Хельсинки не вызвала возражений в команде Трампа, которую трудно обвинить в симпатиях к России.  Госсекретарь Майк Помпео, советник президента по вопросам национальной безопасности Джон Болтон,  та же Никки Хейли,  министр обороны Джеймс Мэттис, глава Национального экономического совета Ларри Кудлоу  и экономический советник Питер Наварро – ястребы из ястребов. Тем не менее, никто из них не выступил против и не ушел в отставку в знак протеста. Не подверглась осуждению со стороны Трампа  и Никки Хейли после своего скандального интервью. Президент не высказал даже неудовольствия в обычной манере – через твиттер.

Так что же двигало президентом Трампом и его командой, когда они готовили встречу в Хельсинки?

*      *     *     *     *     *     *

Конечно, понимание необходимости снижения напряженности между  двумя крупнейшими ядерными державами, стремление найти какое-то решение по  Сирии и Украине – побудительные мотивы лично Трампа и его  администрации. Важные, но не главные. Вряд ли Трамп стал рисковать из-за них своим политическим будущим.

Главное, на мой взгляд, состоит в другом. К налаживанию диалога и (по возможности) сотрудничества с Россией Трампа побуждает, прежде всего, китайский фактор.

Между США и Китаем, который показывает поразительные успехи в экономическом и научно-техническом развитии и уже давно «дышит в затылок» Америке,  сейчас разворачивается грандиозное сражение, которое охватывает всё новые сферы. Иначе говоря, сейчас мы наблюдаем новый этап «битвы цивилизаций», которая будет определять международную остановку на много лет вперед. Этот феномен  хорошо описан в недавней статье авторитетной японской газеты Иомиури «Торговая война между США и Китаем — поворотный момент послевоенной истории». В американских СМИ периодически публикуются высказывания анонимных высокопоставленных чиновников администрации Трампа. Их смысл  прост: США начали с  Китаем длительную, масштабную и разрушительную экономическую войну за мировое господство. Она нанесет урон обеим сторонам, но лучше начать её сейчас, пока  Китай не набрал полную силу,  и у Америки есть шансы на победу.

Опасениями  утраты превосходства перед Китаем в промышленной и инновационной сферах пронизана последняя Стратегия национальной безопасности США,  утвержденная Д.Трампом в декабре 2017 года.   Китай назван в документе «стратегическим конкурентом». Причем главной угрозой безопасности США назван растущий экономический и научно-технический потенциал Китая, который оспаривает технологическое доминирование Вашингтона. Подчеркивается неизбежность  «долгосрочного стратегического соперничества» с КНР.

Особое беспокойство в американском истеблишменте вызывает утвержденная  мае 2015 года Госсоветом КНР программа инновационного развития «Сделано в Китае-2025».  В документе ставится цель к 2025 году превзойти США по 10 передовым технологиям (по размеру ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, Китай уже превзошел США –  23,1 трлн долл. против 19,3 трлн).

В этой длительной и изнуряющей борьбе одной из центральных задач администрации США является разрыв стратегической связки Китай-Россия. Но если в  70-х годах прошлого века  американцы  пытались оторвать Китай от главного врага – Советского Союза, то сейчас они совершили политическую рокировку и пытаются оторвать Россию от главного врага – Китая.

Эту  цель трудно понять и принять  подавляющему большинству политических оппонентов  Трампа, которые считают его дилетантом и выскочкой. Кроме того, конгрессмены от обеих партий ослеплены мессианскими идеями и ненавистью к России, которая якобы посмела вмешаться в американскую демократическую выборную систему безукоризненной чистоты. Им Америка представляется неким супергероем, который способен сокрушить всех врагов одновременно, и никакие расколы никаких связок не требуются.

*      *     *     *     *     *     *

Трамп ближе к земле, мыслит более прагматично и видит ограниченные возможности Америки. Долгосрочную стратегическую схватку с  КНР он начал с торговой войны и введения всё новых импортных пошлин на китайские товары. Декларируемая им задача сокращения огромного дефицита в торговле с КНР (в 2017 году 375,2 млрд долл.) – всего лишь один из элементов этой стратегии. В ходе переговоров американцы фактически потребовали от Китая отказаться от реализации программы «Сделано в Китае-2025». Как подчеркнул в интервью CNBC главный экономический советник президента Ларри Кудлоу, «Для нас вопрос о лидерстве в инновациях более важен, чем проблема торгового дефицита. Мы считаем главной ценностью  США технологическое  преимущество. Без американского программного обеспечения он (Китай) не выживет».

6 июля 2018 года администрация Белого дома ввела 25% пошлину на 818 китайских товаров общей стоимостью 34 млрд. долларов. Планируется ещё ввести аналогичные пошлины на товары стоимостью 16 млрд долларов. В этот список вошли товары, которые производятся по технологиям, перечисленным в программе «Сделано в Китае-2025».  Цель США совершенно ясна – затормозить научно-техническое развитие Китая. Трамп заявил, что если Китай посмеет ввести ответные пошлины, то список будет расширен. Во второй половине месяца администрация опубликовала новый список китайских товаров  уже на 200 млрд долларов. В свойственной ему манере Трамп распорядился не вводить пошлины на товары из нового списка немедленно, а дать Пенкину «на раздумье» 2 месяца.

Понятно, что на период ультиматума в адрес Пекина Трампу особенно необходимо  задействовать все меры для шантажа оппонента, в частности,  провести встречу с российским лидером и демонстрировать сближение с Россией. Не случайно в преддверии встречи в Хельсинки Трамп намекнул, что наряду с Сирией и Украиной хотел бы обсудить с российским лидером китайскую тему. Самому отъявленному тугодуму понятно, что заявление было адресовано не Москве, а Пекину.  Из той же серии все льстивые высказывания Трампа о России, его мутные твиты и заявления относительно статуса Крыма и нашего членства в «Большой восьмерке».  Создать и расширить  «трещину», внести недоверие в отношения Пекина и Москвы – вот цель удачливого бизнесмена и азартного игрока в покер, который сменил  карточный стол на земной шар.

Истинное же (не показное) отношение Трампа и его администрации к нашей стране видно из  одного простого факта. В Стратегии национальной безопасности США от 18 декабря 2017 года Россия наряду с КНР названа основной угрозой безопасности США, которая  стремится «бросить вызов американскому влиянию, ценностям и богатству». Важно, что этот документ разрабатывался вовсе не в аппарате зловредного Конгресса, а в администрации Трампа и утверждался лично им. А ведь Стратегия национальной безопасности обозначает главные направления внутренней и внешней политики очередного президента.  На фоне бурных дискуссий  в Конгрессе о «предательстве» Трампом национальных интересов и «вмешательстве» РФ в американские выборы директор ФБР Кристофер Рей назвал крупнейшей и наиболее опасной угрозой для США вовсе не Россию, а Китай, который пытается «позиционировать себя в качестве сверхдержавы, единственной доминирующей экономической силы».

*      *     *     *     *     *     *

 Все это вовсе не значит, что мы должны сделать гордое выражение лица и отвергнуть коварные попытки Трампа и его команды активизировать политический диалог с Россией  в интересах давления на Китай.   Ради снижения напряженности между  двумя крупнейшими ядерными державами, поиска путей  урегулирования  конфликтов в   Сирии и на Украине можно и нужно развивать российско-американский политический диалог. Однако цели  американской администрации  показывают его пределы. Думаю, в Москве мало у кого сохранились  иллюзии 90-х годов о возможности установления равноправного сотрудничества с США и Западом в целом.  Доверие и отношения стратегического партнерства с Китаем намного дороже.

Поэтому наш путь очевиден. Первый шаг – не «таять» от льстивых речей и улыбок американского президента. Второй – информировать китайских партнеров как можно детальнее о ходе и итогах встречи в Хельсинки (особенно о переговорах двух лидеров в формате «один на один»). Третий – вместе с Китаем вырабатывать общую линию поведения в международных делах.

Лично мне  ясно, кому стоит верить: Хейли или Трампу.