В марте 2014 г. Россия без единого выстрела, без единой потери вернула землю Святой Тавриды, вернула Крым. Духовное значение этой великой победы гораздо выше, чем геополитическое и экономическое. Честь русская была оскорблена наглым вторжением врага в лице НАТО и его бандеровских наймитов на историческую территорию Руси. Впервые за много лет народ полностью поддержал власть в лице Президента Путина, более того, сплотился вокруг него в готовности защищать свою Родину и своих братьев. За исключением небольшой группы отщепенцев, которых Путин точно определил как «национал-предателей», в поддержку Крыма поднялся весь народ. При этом нельзя забывать, что в течение последних двух лет произошли важнейшие с духовной точки зрения события: в 2012 г. — в Россию прибыл пояс Пресвятой Богородицы, в 2013 — Дары Волхвов. В том же 2013 г. Россия отметила 400-летие призвания Дома Романовых на царство, а мироточивая икона св. Царя-Мученика объездила практически всю бывшую Российскую Империю. Огромные толпы народа пришедшие поклониться православным святыням, молитва миллионов православных, безусловно, сыграли главную роль в бескровном присоединении Крыма. Не будем забывать, что Крым является колыбелью Русской Православной государственности, резиденцией императоров всероссийских и землёю русской воинской славы: здесь принял святое крещение Великий Князь Владимир, здесь Императрица Екатерина II и князь Потемкин создавали черноморскую твердыню, здесь скончался Царь-Миротворец Александр III, а Царь-Мученик Николай II вступил на престол. Крым навсегда покрыл себя славой обороной Севастополя в 1854-1855 и 1941-1942 гг.

В 2014 г. Крым первым дал отпор очередному наглому врагу и поддержанный Россией, вновь одержал победу. Русское сердце не может не радоваться этой победе. Но, глядя на залпы победного салюта, на русские триколоры в окнах домов Москвы, Петербурга, Новосибирска, Симферополя, Орла, Тувы и Владивостока, нельзя абстрагироваться и от тревожных настроений. Что дальше?

Говоря строками В. Маяковского: «Слава, слава, слава героям! Впрочем, им довольно воздали дани. Теперь поговорим о дряни». А, дрянь, тем временем, воцарилась на нашей братской Украине-Малороссии, в самом сердце ее «Матери городов-русских» городе-герое Киеве. Сегодня на Украине нет такого места, где бы ни лилась кровь, где не творились бы всяческие насилия и притеснения над мирным населением. Фашиствующие молодчики и просто уголовный элемент, что чаще всего одно и то же, врываются в частные квартиры, грабят, избивают, а подчас и убивают ни в чем не повинных людей. Неонацистским бандеровским террором охвачена вся Украина, включая и Западную. Но главный удар киевской хунты направлен на Юго-Восток и Новороссию: Харьков, Донбасс, Луганск, Одессу, где сильны пророссийские симпатии, где ширится антибандеровское движение народа. Очевидно, что Божья Воля и ход истории, неминуемо приведёт к тому, что Россия рано или поздно выступит в защиту своих братьев на Юго-Востоке. Быть может освобождение Киева и Малороссии является сегодня самой главной исторической задачей. Однако задача эта очень сложная и ее решение не обязательно будет победоносной «прогулкой». Следует учесть, что за время т.н. «советской власти» и либерального беспредела, при попустительстве правящих кругов, на Украине была сформирована русофобская мифология, сеющая вражду и ненависть между двумя братскими народами, по существу между разными ветвями одного народа. В течение долгих десятилетий украинцам прививалась мысль, что они «не русские», что «москали» веками были их угнетателями. Само название «Украина» всегда использовалось врагами России в противовес Малороссии. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона пишет, что Украиной «назывались юго-восточные земли Речи Посполитой. Это название никогда не было официальным»[1]. Название же «Малороссии» преподносилось и преподносится до сих пор как якобы уничижительное со стороны «царских колонизаторов» (сегодня, попросту «москалей»). На самом деле Малая Русь означает Русь Изначальную. Именно Малая Русь создала и Русь Великую, и Русь Белую, и Русь Червонную, и саму Россию. Подобные примеры мы видим и у других народов: Малая Греция, Малая Армения, Мала Польша.

В конце XIX-начале ХХ в. украинство тщательно выращивалось в штабах Германии и Австро-Венгрии, как орудие против единства России, в отношении которой названные государства стремились развязать агрессию. Ещё Бисмарк мечтал об Украине от Саратова до Царицына. Позднее, германский генерал М. фон Гофман, в 1917-1918 гг. начальник штаба Восточного фронта, признавал: «В действительности Украина — это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной воли русского народа. Я создал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России». Воспользовавшись крушением Российской империи и большевистским переворотом, немцы установили в Малороссии свой марионеточный режим «Его светлости ясновельможного пана гетмана» П. П. Скоропадского, бывшего генерал-адъютанта Императора Николая II. Однако новоявленному гетману недолго удалось удержаться у власти: в декабре 1918 г. он был вынужден бежать в Германию. Скоропадский хотя и пытался изображать из себя «украинца», в душе оставался русским, также как и его ближайшее окружение. Вспомним сцену из пьесы М. Булгакова «Дни Турбиных», когда Скоропадский упрекает Шервниского в незнании украинского языка: «Гетман. Я давно уже хотел поставить на вид вам и другим адъютантам, что следует говорить по-украински. Это безобразие, в конце концов! Ни один мой офицер не говорит на языке страны, а на украинские части это производит самое отрицательное впечатление. Прохаю ласково. Шервинский. Слухаю, ваша светлость. Дежурный адъютант корнет… князь… (В сторону.) Черт его знает, как «князь» по-украински!.. Черт! (Вслух.) Новожильцев, временно исполняющий обязанности… Я ду́маю… дума́ю… думова́ю… Гетман. Говорите по-русски!»

Конечно, никакая серьёзная украинизация при Скоропадском была невозможна. Свергнувшая Скоропадского Директория во главе с С. Петлюрой, несмотря на все попытки, тоже на смогла привить малроссам ни «мовы», ни «украинства». Один из членов петлюровского правительства жаловался: «Наша беда в том, что у украинского селянства еще совершенно нет национального самосознания. Наши дядьки говорят: мы на фронте из одного котла ели кашу с москалями и нам незачем с ними ссориться»[2].

Современная Украина была создана тремя коммунистическими вождями: Лениным, Сталиным и Хрущевым, создана за счёт русских земель, насильственной украинизации и беспощадного террора. Ещё в 1914 г. Ленин в статье «О праве наций на самоопределение» писал о необходимости предоставления «украинцам свободы родного языка, самоуправления, автономного сейма и т.п.»[3]. В марте 1918 г. большевистский режим признал Украину независимым государством, а Донецкий бассейн — территорией Украины. Таким образом, Ленин по праву должен считаться отцом-основателем современного Украинского государства. То, что «отец-основатель» развязал затем кровавый террор по всей бывшей Российской империи, включая Малороссию (Украину) нисколько не уменьшает его «заслуг» в создании Украины. Кстати, нынешние украинские коммунисты, не скрывая признают, что «сегодняшняя Украина в нынешних границах — ленинское наследие»[4]. Продолжатель дела «великого Ленина» Сталин сыграл решающую роль в формировании лже-государства Украины и «украинского народа». Ещё в 1921 г. на X съезд РКП(б) Сталин заявил по поводу Украины: «Украинская нация существует, и развитие её культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы»[5].

Украина как государство — это лоскутное одеяло, насильственно «сшитое» Сталиным по политическим соображениям из регионов, исторически ненавидящих друг друга, отторгнутых ценой невероятных усилий русского народа и пролития моря русской крови[6]. По мнению украинских коммунистов: «именно благодаря товарищу Сталину состоялась сегодняшняя Украина, и именно он сделал для нее максимум возможного, научив украинскому языку русских людей». Как происходило это «обучение» хорошо видно из политики «коренизации», то есть насильственной замены русского языка на языки национальных меньшинств в администрации, образовании и сфере культуры. На Украине эта программа получила название «украинизации». Её по указу Сталина проводили Л. Каганович и Н. Скрыпник. Русских людей, великоросов и малороссов, насильно заставляли учить т.н. «мову», на которой до революции никто не говорил. Особенно остро ощущалась нехватка преподавателей, знающих «мову», и учебников на ней. Для борьбы с русскими научными кадрами, не желавшими переходить на украинский, привлекались жившие заграницей галицийцы. Особенно много кадров из-за рубежа привлек к работе в вузах Н. Скрыпник в период своего руководства Наркомпросом в 1927-1933 гг.[7]. Людей в буквальном смысле слова заставляли называться «украинцами», хотя до 1917 г. никто в Малороссии так себя не называл. Современный исследователь вопроса А. Орлов утверждает: «Украинский язык» или «мова» — это искусственно сконструированная из южнорусского наречия русского языка химера, внедряемая насильственными методами на протяжении более чем 100 лет режимами, под которыми находился и находится ныне русский народ (русский этнос) на территории нынешней Украины (польским, австрийским, большевистским и теперь — «самостийным»), в целях «превращения» русских в «украинцев» — новую «нацию»…»[8]. «Мова» является объектом особого поклонения сегодняшних украинских националистов, так как это единственное, что отличает подавляющую часть «украинцев» от русских. Для того чтобы объяснить народу, почему «мовой» владеет лишь часть украинского народа, сегодняшние мазепы, бандеры и шушкевичи снова винят Россию. Так, в предисловии к «Российско-украинскому словарю» «вiдомий лiтературознавець и фольклорист, лауреат Державноï премiï iменi Т. Шевченка, професор Федiр Погребенник» повествует: «Недарма украïнську мову завжди намагалися знекровити поневолювачi нашого народу, особливо царьскi сатрапи» (Недаром украинский язык всегда пытались обескровить поработители нашего народа, особенно царские сатрапы»)[9].

В 20-30 гг. большая часть малороссов помнили, на каком языке они говорили до революции. Это было «малорусское наречие русского языка» как определял его Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона[10]. Наречие это было в разных областях Малороссии разным. Оно отличалось от великорусского языка так же, как отличается от него тамбовский, вологодский, рязанский диалекты. «Украинский» язык внедряли с помощью террора и поощрений. Замеченные в отрицательном отношении к украинизации немедленно увольнялись с работы. В июле 1930 года президиум Сталинского окрисполкома принял решение «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации». Украинизировались газеты, школы, вузы, театры, учреждения, надписи, вывески и т. д. В Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. В 1930 г. на Украине оставалось только 3 большие русскоязычные газеты[11]. Только усиливающийся ропот населения «Украины» на фоне страшного голода 30-31 гг. заставил Сталина временно остановить политику украинизации.

Однако уже в 1939 г. в ходе тайных соглашений с Гитлером, Сталин присоединил к Украине Галицию (Червонную Русь) вместе со Львовом, создав таким образом «Западную Украину» и тех самых «западенцев», что воевали против нашей армии в частях дивизии СС «Галичина», рядах ОУН, совершая чудовищные злодеяния против нашего народа, не жалея ни грудных младенцев, ни беременных женщин, ни глубоких стариков. Во время германской оккупации 1941-1944 гг. наступил нацистско-бандеровский период украинизации, которая на самом деле носила лишь пропагандистский антирусский характер и сопровождалась полным запретом на любые формы «незалежного Украинского государства». Территория Украины была расчленена нацистами на четыре части,подчиненные разным государствам и административным органам. Так, Черновицкая и Измаильская области были включены в состав союзника Германии — Румынии, под юрисдикцию которой также вошло губернаторство «Транснистрия», включавшее в себя Одесскую, южные районы Винницкой и западные районы Николаевской областей. Дрогобычская, Львовская, Тернопольская, Станиславская области были включены в отдельный округ (дистрикт) «Галичина», включенный в состав нацистского генерал-губернаторства (Польша)с центром в г. Кракове. Черниговская, Сумская, Харьковская области и Донбасс как прифронтовые зоны непосредственно подчинялись германскому военному командованию. Другие украинские земли входили в состав рейхскомиссариата «Украина»с центром в городе Ровно. Таким образом, нацистской Германии никакое Украинское государство было не нужно, они использовали организации украинских националистов исключительно в своих целях войны против СССР, основой которой была зоологическая русофобия. Тоже самое происходит и в наши дни. Украина нужна Западу лишь как бесправный сырьевой придаток и плацдарм для войны с Россией. Поэтому изначально Западом поддерживались и поддерживаются самые радикальные украинские националистические группировки. Во время первой и второй чеченской кампаний потомки головорезов из банд ОУН были в бандах Басаева и Радуева, перерезали горло нашим пленным солдатам, снимая свои «подвиги» на пленку. Эти же бандиты выступили в феврале 2014 г. в авангарде государственного переворота на Майдане и несут сегодня украинскому народу кровавый террор. Таким образом, украинизация Малороссии всегда служила орудием для борьбы с Русским Миром, с русской государственностью.

Процесс этот продолжался, пусть и не так явно, и после освобождения Украины, все послевоенные годы «советской власти». В октябре 1944 г. православное духовенство карпатских русин приняло на своем съезде петицию к Сталину о присоединении автономной республики Подкарпатская Русь к РСФСР. Однако партийная конференция, в работе которой участвовал начальник политотдела 18-й Армии Л. И. Брежнев, приняла свою резолюцию о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной, что и было исполнено. С 1946 г., началась искусственная украинизация русин. Сельские жители русины, которые, как и все крестьяне «самого демократического государства в мире» не имели паспортов, при том, что составляли большинство населения края, не знали, что они в одночасье стали украинцами. Паспорта со вписанной в них национальностью «украинец» русины стали получать только в конце 1964 г. — после смещения Хрущева со всех руководящих постов.

В 1954 г. Хрущев сделал очередной «подарок» Украине — русский Крым. Не снимая ответственности за это деяние со сталинского палача Хрущева, следует отметить, что он, как мы могли убедиться, действовал в русле сталинской политики — политики украинизации.

В «самостийную» пост-советскую эпоху, после провозглашения «незалежной Украины» процесс этот стал набирать новую силу. Возглавившая Украину бывшая советская партийно-хозяйственная номенклатура, понимала, что ее единственный шанс удержаться у власти заключается в создании ещё более мифологизированной «истории» Украины и полный разрыв с Русским миром. Именно поэтому бывший секретарь по идеологии КПУ и первый президент «независимой» Украины Л. Кравчук всецело поддерживал раскольника Денисенко и так называемый «Украинский патриархат», униатов и сектантов. Другой бывший член ЦК КПУ, лауреат Ленинской премии и второй президент Украины Л. Кучма открыто заявил в своей книге: «Украина — не Россия». В своем опусе Кучма всячески превозносил Мазепу, называя его «нашей альтернативой», выступал за разрыв с Русской Православной Церковью и против использования русского языка. В конце книги Кучма договорился до того, что признал Россию «должницей» (!) Украины: «Я уже не раз возвращался в этой книге к тому, какую мощную человеческую подпитку давала Украина России на протяжении трех с половиной столетий. Одного этого фактора вполне достаточно, чтобы признать: Россия — наша должница. Не в каком-то юридическом смысле, но в моральном… Мне кажется, осознание этого долга не заключает в себе ничего оскорбительного для России. Признание этого долга, наоборот, возвысит Россию. Справедливость и великодушие никогда и никого не унизили»[12].

Вскрывая подлинные намерения украинской т.н. «элиты», М. Б. Смолин справедливо писал: «Сегодня «украинскую» нацию хотят сформировать как политическую группировку, как антирусскую партию. Всем навязывается узкий мирок «украинских деятелей» конца XIX — первой половины XX столетия с их человеконенавистнической идеологией. И поэтому «Православный центр имперских политических исследований» считает своей обязанностью всячески развенчивать антирусскую мифологию «мазепинцев».

Государство «Украйна» — это наша своеобразная евразийская Хорватия, раздирающая целостность и Православной русской церкви, и русской государственности, и единство русского народа. «Украинство» как идеология национального раскола поставило под вопрос единство Православного русского мира, и мы находимся сегодня в сложнейшем положении, когда одна часть нации, сознание которой затуманено самоубийственными фантомами, выступает агрессивно против другой»[13].

Таким «самоубийственным» фантомом был т.н. «Голодомор» активно поддерживаемый при «оранжевом» президенте В. Ющенко, когда преступления сталинского режима в отношении крестьянства вообще, и конечно, украинского в частности, стали приписываться исключительно в отношении последнего. Разумеется, что этот фантом был призван ещё более настроить украинцев против России и на этой ненависти объединить несуществующую нацию. И хотя эта попытка в целом провалилась, ядовитые ростки ее остались в душах части людей.

Таким образом, в течение десятилетий из части единого Русского мира, причем его самой древней, сакральной части, было создано враждебное этому миру — государство Украина. Причем, в течение последних десятилетий ни нашей властью, ни общественными организациями не было предпринято практически ничего, чтобы влиять на настроения на Украине. Наше государство больше волновала своевременная оплата газа, чем то, чем живет и дышит братская страна. Между тем враги наши не теряли времени даром. Русофобская пропаганда на Украине росла с каждым годом, под руководством НАТО создавались нацистские и полунацистские группировки и партии, диверсионные отряды, шла активная раскольничья деятельность против Православия. Все это, при нашем идеологическом бездействии, не могло не принести свои ядовитые плоды. То, что ситуацию на Украине можно было предотвратить и пустить по иному пути, свидетельствовали посещения ее двумя нашими Патриархами Алексием II и Кириллом. Поездка покойного Святейшего в июле 2008 г. сыграла огромную роль: по существу был предотвращен новый раскол Церкви на Украине, переход ее в Константинопольский патриархат. Но православный народ на Украине четко показал, кого он считает своим Пастырем. Огромные толпы, встречая Патриарха скандировали: «Наш Патриарх Алексий!», Кстати, эта поездка стала в буквальном смысле подвигом Патриарха Алексия: 5 декабря 2008 г. он скончался.

Патриарх Кирилл именно на Украине впервые громко заявил о едином Русском мире, объединяющим Россию, Украину и Белоруссию. Эта идея получила развитие и в выступлениях Главы государства. Однако до событий в Киеве и Крыму эта мысль являлось скорее некой идеологемой, чем реальной политикой. События на Майдане и последующее воссоединение России с Крымом, резко актуализировали вопрос об идеологии Русского мира. Надо сказать, что об этом прямо заявил в своей блестящей речи Президент В. В. Путин 18 марта 2014 г. Сегодня именно Глава государства вынужден один заниматься и вопросами политики, и вопросами идеологии состоявшегося освобождения Крыма и грядущего, будем надеяться, освобождения Украины. Совершенно непонятным остается молчание высшей церковной иерархии, отсутствие Патриарха на выступлении Президента. Объяснения, что тем самым мы помогаем Украинской Православной Церкви не склониться в сторону филаретовского раскола, не убедительны, так как, отсутствие официальной позиции Московского Патриархата лишь создает впечатление на Украине о его готовности с таким расколом смириться. Не случайно, что именно в последнее время усилился процесс поисков «взаимопонимания» между раскольничьим «киевским патриархатом» и некоторыми иерархами УПЦ МП. А чего стоит недавнее выступление митрополита канонической Церкви Черкасского и Каневского Софрония (Дмитрука), в котором он повторил все русофобские побасенки о вечном «угнетении» украинцев «царскими» и «советскими» «сатрапами», назвал Путина бандитом, а российских чиновников с украинскими корнями — предателями украинского народа[14]. На это свое выступление митрополит Софроний уже получил достойный ответ от министра культуры РФ В. Р. Мединского. Однако и в этом случае, не последовало никакой реакции со стороны церковной иерархии.

Православный народ должен знать мнение своего Первосвятителя по жизненно важному вопросу современной жизни. Вызывает недоумение, когда на торжественном заседании, во время которого Крым вернулся в лоно России, не присутствовал Патриарх, а единственный митрополит сидел в конце зала, за спинами двух муфтиев и раввина. Очевидно, что молчание Церкви должно быть, как можно скорее прекращено, иначе это может привести к самым нехорошим последствиям и породить в обществе сомнения в единстве линии Президента и Патриарха. Тем более что против Церкви идёт непрекращающаяся война, и такой повод не может быть не использован против нее врагами.

Высокая вероятность того, что Россия будет вынуждена защищать своих братьев на Восточной и Центральной Украине вынуждает нас задаться вопросом: какую идеологию мы туда с собой принесём? Это, впрочем, касается, и Крыма. Когда эйфория победы пройдёт, надо будет чётко ответить людям, в какую Россию они попали. Ответ на этот вопрос будет зависеть от той идеологической линии, какую мы будем там выстраивать. Основные элементы этой линии были выражены в речи Путина 18 февраля. Но они пока не были развернуты в идеологическую программу, кроме того осталось много еще не ясного.

На многие события на Украине мы реагируем неправильно и тем самым только вредим себе. Нет никаких сомнений, что бескровная и молниеносная победа в Крыму, стала результатом не только таланта В. В. Путина как государственного деятеля и хорошо спланированной военно-политической операции, но прежде всего великой Милостию Божьей, проявленной к нам, всему русскому народу, включая наших братьев малороссов. Свершилась историческая и радостная победа. Но благодарим ли мы Господа в полной мере по примеру наших благочестивых предков за эту победу и за эту радость? Нет. В большинстве храмов наших не возносятся благодарственные молебны, в Первопрестольной не идут крестные ходы, в знак благодарности за оказанную Богом милость. Наше церковноначалие вообще не обозначало Крымский триумф как победу, разумеется, не над Украиной, а над силами мирового зла, которые хотели через захват Украины и Крыма, нанести удар вглубь России, подвергнуть русское население беспощадному террору. Очевидно, что в Крыму Россия остановила это мировое зло. Президент об этом сказал. Почему молчим мы, православный народ? Ведь, Господь может и отвернуться от нас и послать нам другие более тяжкие испытания.

Не может не вызывать недоумения, планы некоторых чиновников создать на священной земле Крыма некую «игорную зону». Разве таким образом мы должны выразить свою благодарность Господу? Разве такими должны быть плоды нашего покаяния?

Далее. Как известно, по всей территории Украины прокатился «ленинопад». Кстати, памятники «Ильичу» крушили не только бандеровцы, но и простые и даже прорусски настроенные люди, которые предлагали на месте Ленина поставить памятник Богдану Хмельницкому. Но в основном, конечно, это были бандеровцы. Из чего они исходили? Они исходили из того, что тем самым они мстят России, так Ленин у них ассоциируется с Москвой. Между тем нам надо было заявить, что Россия не имеет никакого отношения к этому истукану, что бандеровцы сносят памятники основателю их собственного независимого государства, а для нас Ленин является преступником и убийцей. Этим мы сразу бы выбили важнейший козырь из рук бандеровцев и их пособников. Слава Богу, что хотя бы не последовало официальных протестов по поводу сносов ильичей. Надо помнить, что на Украине в целом, неприятие большевизма-сталинизма, сильнее, чем у нас. Это связано, как с генетической памятью о страшных зверствах большевиков в Малороссии во время Гражданской войны, репрессий и чудовищного голода 30-х гг., так и оголтелой пропагандой «голодомора» времён Ющенко. Даже в полностью прорусском Крыму не забыли зверства Землячки и Белы Куна над офицерами и солдатами Белой армии, которые так пронзительно описал в своей эпопее “Солнце мёртвых” И. С. Шмелёв. Крымские татары не забыли своей преступной депортации по приказу Сталина в 1944 г., когда жить на своей родине было запрещено даже таким крымским татарам, как Герой Советского Союза лётчик Ахмет-Хан-Султан. Всего за 1945-1946 гг. в места депортации было отправлено 8995 крымских татар-ветеранов войны, в том числе 524 офицера и 1392 сержанта. В 1952 году (после унёсшего много жизней голода 1945 года) только в Узбекистане насчитывалось, по данным НКВД, 6057 участников войны, многие из которых имели высокие правительственные награды[15].

С такой исторической памятью идти на Украину с красными флагами или коммунистической риторикой — есть прямое безумие. В Харькове и Донецке в какой-то степени она ещё может пройти, но дальше при таком развитии событий нас будут воспринимать как «коммуняк», которыми «москали» так и остались. Нужен ли нам такой образ нашей Родины? Разумеется, не нужен, более того он смертельно опасен для восстановления Русского мира. Если мы хотим найти на Украине идеологическую опору, мы должны всячески отмежевываться от любых сравнений российского руководства с Лениным, Сталиным и другими советскими вождями. Поэтому статьи некоторых авторов с названиями: «Сталинские паузы Владимира Путина», «Сталин был бы доволен итогами Лаврова с Керри» и т.п. иначе как идеологической паранойей назвать нельзя. Они объективно дискредитируют Президента и его политику. Мы должны четко и недвусмысленно заявить: Ленин — это не Россия, Сталин — это не Россия, большевизм — это не Россия, коллективизация — это не Россия, «голодомор» — это не Россия, 37 год — это не Россия. А что же тогда Россия?

Ещё раз повторюсь: Путин в своей речи 18 марта обозначал основные вехи ответа. Их надо только развить и подчеркнуть, что ответ на вопрос «Что такое Россия», неминуемо означает и ответ на вопрос что такое «Украина». Россия — это Православие. Оно родилось в Киевской купели. Россия — это великие государственные деятели и полководцы: Рюрик, Олег, Ольга, Святослав, Владимир Святой, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах. Все они были Великими Князьями Киевскими, создателями Руси, а значит и России, и Украины. Россия — это Преподобный Илья Муромец, великий богатырь, герой русских былин, чьи мощи покоятся в Киево-Печерской лавре, посреди сонма других угодников Божьих. Богдан Хмельницкий национальный герой, как для Украины, так и для России, а Гоголь в равной степени, как русский, так и украинский писатель. Победа в Великой Отечественной войне в равной степени победа, как России, так и Украины.

Примеры можно перечислять долго. Но самое главное, что должны уяснить мы сами, прежде чем объяснять это украинцам, что именно на Москву Богом была возложена великая и ответственная миссия быть Третьим Римом, удерживающим мир от падения в бездну зла. Это не наша «выдумка», не наше «бахвальство». Москва была ничуть не лучше Киева или Владимира, когда стала центром Земли Русской. Великая миссия возложена на нас «Божьим соизволением, а не многомятежным человеческим хотением». Наша миссия не имеет ничего общего с захватом Украины, аннексией ее территорий, с проявлением т.н. «русского национализма». Наша миссия — возрождение великой Русской Цивилизации, в которой мы все, русские, украинцы, белорусы, татары, чеченцы, дагестанцы, башкиры, удмурты, якуты — были объединены для жизни в Боге и с Богом, в мире Добра и Справедливости, в которой мы могли бы противостоять богоборческому и античеловеческому западному «новому порядку», стремящемуся уничтожить человека как творение Божие.

Здесь хотелось бы привести слова из книги Л. П. Решетникова «Вернуться в Россию»: «Сегодня Русский Мир искусственно раздроблен. Доходит до абсурда: Киев, матерь городов русских, не является русским городом, так же как и колыбель русской государственности Чернигов. […] Россия обречена или погибнуть, или вновь стать империей. Не для того, чтобы насильственно властвовать и повелевать чужими народами, а для того чтобы противостоять мировой лжеимперии, которая стремится покорить весь мир, навязать нам антихристианские ценности, которые уже погубили некогда христианские страны Европы. […] Мы видим, как духовный агрессор ведёт беспощадную войну с государствами, народы которых не хотят отказываться от христианских ценностей»[16].

Украина стала очередной жертвой этого агрессора и попала под жестокую духовную оккупацию. Долг и призвание России освободить Исконную (Малую) Русь. Но для этого сама Россия должна соответствовать этому высокому призванию.



[1] Энциклопедический словарь. – СПб: Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон, 1902. Т. ХХХIV-а. С. 633.

[2] Цит. по Борисёнок Е. Феномен советской украинизации. – М.: Европа, 2006.

[3] Ленин В. И. О праве наций на самоопределение. – М.: Госполитиздат, 1950

[5] X съезд Российской коммунистической парии. Стенографический отчет (8-16 марта 1921). – М.: Госиздат, 1921.

[6] Сталин — создатель Украины как государства и украинцев как нации // http://www.pseudology.org/state/StalinUkraina.pdf

[7] Борисёнок Е. Феномен советской украинизации

[8] Орлов А. Украинская «Матрица». Перезагрузка. – М.: Поколение, 2006.

[9] Новий Украïнсько-росiйский росiйско-украïнський словник. Новый украино-русский русско-украинский словарь. – Киïв: Видавництво «Аконiт», 1997. С. 6

[10] Энциклопедический словарь. . – СПб: Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон,1896. Т. XVIII-а. С. 485.

[12] Кучма Л. Украина — не Россия. Возвращение в историю. – М., 2003. С. 453

[13] Смолин М. Б. «Украйна» — не Россия, «Украйна» — это болезнь» // Золотой лев. Издание консервативной мысли. № 77-78 // http://www.zlev.ru/77_33.htm

[15] Бугай Н. Ф. Депортация народов Крыма. Москва, ИНСАН, 2002

[16] Решетников Л. П. Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадёжности. – М.: ФИВ, 2013. С. 209