Значительная часть русскоязычного населения США (по разным данным от 5 до 7 млн человек) проживает на западном побережье страны, в основном в Калифорнии[1]. В административной столице штата Калифорния – Сакраменто – легально проживает более 300 тысяч человек, выходцев из Российской империи и СССР. Примерно 80–85% всей русскоязычной общины Сакраменто представлено выходцами из Украины, второе место по численности занимают русские, третье – молдаване[2].

При этом около 90% украинских эмигрантов приехали в Америку из разных областей западной Украины в период с 1985 по 1995 гг., имея статус беженцев, как христиане-протестанты разных деноминаций, «гонимые на родине за веру». Однако в отличие от иных национальностей русскоязычной диаспоры украинцы в своем большинстве не теряли связи с родиной. Зарабатывая в США деньги и предпочитая проживать в Америке, они регулярно посещали и посещают родные места, покупают там дома и квартиры, многие организуют предпринимательскую деятельность (создают различные торговые фирмы, риэлтерские конторы, вкладывают средства в гостиничный бизнес и т.п.). Все это обусловило в украинской части русскоязычной диаспоры значительный интерес к событиям на Майдане. Не остались в стороне от украинских событий русские и белорусы, живущие в США.

Подавляющее большинство калифорнийских украинцев прочно стоят на промайдановских позициях. Первоначально, с ноября по декабрь 2013 г. многие украинцы рассматривали Майдан как организованно-стихийное выступление, направленное на принуждение Президента Януковича к подписанию договора о сотрудничестве с Евросоюзом и не воспринимали майдановцев всерьез. Однако, с 22 февраля 2014 г., после насильственного низложения Януковича, украинские эмигранты, под влиянием американских СМИ, практически единодушно стали активно поддерживать «Майдановскую революцию». В Сан-Франциско перед консульством РФ начались манифестации, осуждающие позицию России в украинском конфликте. Митинги проходили организовано, но непродолжительное время. Дважды украинцы устраивали демонстрации у резиденции Губернатора Калифорнии в Сакраменто. Вместе с тем следует учитывать, что возможности изъявления чувств и взглядов в США весьма ограничены. Полиция не допускает никаких манифестаций без разрешения властей, о чем все проживающие в США прекрасно знают. Более того, в случае угрозы жизни или здоровью полицейского он имеет право незамедлительно открыть огонь на поражение. Это право применяется полицейскими достаточно часто и протестов у населения не вызывает.

Огромное влияние на умонастроение украинцев оказывают пасторы протестантских церквей, где каждое воскресенье собираются тысячи верующих на богослужения. В большинстве русскоязычных протестантских церквей, а их только в Сакраменто официально зарегистрировано 80 (реально значительно больше), пасторы, как правило, стараются не касаться политики, однако события на Майдане стали исключением. И местные пасторы, и приезжие с Украины протестантские богословы, собирают деньги для майдановцев, позволяют себе давать политические оценки событиям на Украине как во время богослужений, так и по русскоязычным каналам радио, телевидения и на страницах многочисленных русскоязычных СМИ Калифорнии. Именно эти пронизанные национализмом высказывания провоцируют обострение отношений в русскоязычной общине между сторонниками и противниками Майдана. Так, в последнее воскресение марта, после одного из воскресных богослужений в крупнейшей в США церкви пятидесятников «Вифания» (6 000 членов), когда заезжий украинский пастор начал проповедь бандеровским приветствием «Слава героям!» между украинцами и русскими эмигрантами началась словесная перепалка, закончившаяся потасовкой. Событие получило большой общественный резонанс в регионе.

Для поиска выхода из углубляющегося конфликта между местными украинскими и российскими иммигрантами, вызванного присоединением Крыма к Российской Федерации, шериф Сакраменто Скотт Джонс вынужден был встретиться с семью церковными лидерами славянской диаспоры[3]. На этой же встрече Николай Бугриев, русский пастор – президент Тихоокеанского побережья славянской баптистской ассоциации – привлек внимание к полному ненависти выступлению одной украинки по местному телевидению, которая эмоционально рассказывала о том, как она ненавидит русских. Шериф Джонс дал понять, что его ведомство не потерпит никакой дискриминации и насилия и призвал жителей немедленно звонить 911, если они стали свидетелями агрессивных действий украинских или русских эмигрантов по отношению друг к другу.

Украинские «активисты» в США уважают американские законы, исполняемые неукоснительно всеми, и очень боятся полицию. Поэтому они стараются «действовать» строго в правовом поле. Свой протест украинцы выражают тем, что пытаются достаточно мелко «мстить русским оккупантам»: отказываются ремонтировать русским эмигрантам машины в автомастерских либо портят их, требуют, чтобы украинские владельцы магазинов запретили продавцам говорить по-русски (в Америке абсолютное большинство украинцев, молдаван, узбеков, азербайджанцев, армян говорят в настоящее время на русском языке), стараются не афишировать былой дружбы с русскими и т.д. Следует констатировать, что многие делегации и пасторы, приезжающие из Украины, своими многочисленными интервью, проповедями и выступлениями отнюдь не способствуют охлаждению страстей[4].

Из противостояния украинцев и русских в США можно извлечь следующие уроки. В Америке правоохранительные органы четко исполняют прекрасно сформулированный закон, согласно которому любые действия отдельных граждан, их групп и сообществ, мешающие жизнедеятельности населения, пресекаются молниеносно с применением огнестрельного оружия. Тексты законов широко изучается во всех средних школах и вузах США. Никто и никогда искать компромисс с «оппозицией», мешающей жизни граждан или угрожающей законной власти не будет. Однако жестко пресекается и противозаконная стрельба в людей.

Со времен Античной Греции аксиомой является тот факт, что демократия должна обеспечиваться строжайшим правопорядком со стороны всего населения государства. В противном случае она неизбежно превращается в охлократию – власть толпы, что таит смертельную опасность для государства. Евромайдан – это не революция, а государственный переворот, т.е. незаконный вооруженный захват власти, показавший слабость государства на Украине. Угрозой правопорядку является то, что такие действия в любой стране весьма «заразительны» и при слабой власти аналогичные движения толпы, направляемый невидимыми, но заинтересованными лицами, очень опасны для любой государственной системы. Нацизм, показавший свой оскал на Украине, как наихудший вариант бандитизма, легко превращается в международный терроризм под любыми лозунгами (националистическими, религиозными, территориальными). Не только в многонациональной России, но и в мультикультурной толерантной Америке вполне вероятны вспышки огня национальной нетерпимости. Однако едва ли они смогут приобрести здесь серьезный размах при существующей системе защиты правопорядка.

 

Петр Павлов. Независимый политолог.



[3] Sacramento County Sheriff Seeks to Calm Tensions Between Russian, Ukrainian Immigrants // The Sacramento Bee. 2014. 2.04.