Главной тенденцией, наблюдавшейся на Корейском полуострове в уходящем году стала активизация усилий КНДР и Республики Корея (РК) по восстановлению двустороннего диалога. Период консервативного правления в РК оказался десятилетием упущенных возможностей как с точки зрения развития межкорейского диалога, так и урегулирования ядерной проблемы полуострова, так что «мосты» между Пхеньяном и Сеулом пришлось «наводить» практически с нуля.

Основным мотивом к нормализации межкорейских отношений для Севера и Юга стало осознание руководством двух стран опасности перерастания напряженности в новый вооруженный конфликт на полуострове. Поэтому важным итогом 2018 года в отношениях Пхеньяна и Сеула стало подписание совместного соглашения между военными Севера и Юга, направленного на предотвращение случайных инцидентов в демилитаризованной зоне. После этого начался процесс демилитаризации границы, продолжающийся до сих пор. Так, КНДР и РК осуществляют совместное разминирование демилитаризованной зоны (ДМЗ), уже демонтированы посты охраны на 38-й параллели. Основная цель всех этих мероприятий – «превратить ДМЗ в зону мира».

Дополнительным стимулом для активизации Пхеньяном своих внешнеполитических усилий стала его насущная потребность в полном снятии санкций, которые в Северной Корее считают незаконными и несправедливыми. Конечно, существующие ограничения на внешнеэкономическую деятельность с Севером пока еще не дали своего эффекта, на который рассчитывали в Вашингтоне. По многочисленным свидетельствам российских и зарубежных экспертов, неоднократно посещавших КНДР в 2018 году, экономическая ситуация в стране остается стабильной. Продолжаются осторожные преобразования, направленные на внедрение элементов рынка в экономику Северной Кореи, которые сыграли положительную роль в развитии страны.

Санкции остаются главной помехой на пути восстановления межкорейской экономической кооперации. Попытки Сеула договориться с Вашингтоном о смягчении рестрикций в отношении КНДР не увенчались успехом. Несмотря на существующий в Южной Корее внутренний запрос на возобновление экономического сотрудничества с Севером, руководство страны не может пойти на реальные шаги в сторону налаживания двусторонних связей в этой сфере. Учитывая, что американское руководство сегодня не настроено снимать санкции в отношении КНДР, экономическая кооперация двух Корей остаётся делом далекого будущего. В этой ситуации «северная политика» РК базируется, в основном, на символических жестах в виде сотрудничества в области культуры и спорта.

Определенные надежды в Сеуле связывались с возможным визитом Ким Чен Ына в Республику Корея, который был намечен на осень 2018 года. В декабре одна из ведущих южнокорейских газет «Чосон ильбо» сообщила о том, что визит главы северокорейского государства может состояться 18-20 декабря, но вскоре последовали опровержения со стороны администрации президента страны, а также представителей Министерства объединения РК. По сообщению министра объединения РК Чо Мён Гюна, стороны так и не приступили к обсуждению даты и повестки визита. В конце концов, в политических кругах РК «смирились» с мыслью о том, что четвертый межкорейский саммит может состояться уже в 2019 году.

Ситуация вокруг несостоявшегося в текущем году визита Ким Чен Ына в РК демонстрирует реальное состояние отношений Пхеньяна и Сеула. Несмотря на ряд громких заявлений (в частности, о необходимости объявить, о завершении войны на полуострове до конца года) и некоторые меры, направленные на развитие сотрудничества двух Корей, межкорейские отношения остаются непрочными, зависимыми от дуновений политических ветров.