Для Республики Таджикистан (РТ) 2018 год оказался насыщенным на события. С одной стороны, он отмечен экономическими и внешнеполитическими достижениями, с другой – усилением террористических рисков.

Внутриполитическая ситуация в стране в течение 2018 года была стабильной и характеризовалась дальнейшей концентрацией власти в руках действующего руководства во главе с президентом Эмомали Рахмоном. Вытесненные за пределы государства оппозиционные структуры, включая запрещённую в 2015 году Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), предпринимали попытки объединиться и активизировать работу в Европе. Но, несмотря на поддержку со стороны ряда западных организаций, реального влияния на политическую жизнь в РТ они не оказали.

Обстановка в области безопасности, напротив, имела тенденцию к обострению. Ухудшилось положение на севере соседнего Афганистана, где в отдельных приграничных районах закрепились талибы и переброшенные из Сирии Ирака боевики ИГИЛ1. Возросла террористическая активность в самом Таджикистане. В 2018 году там произошли сразу две резонансные акции с участием экстремистов: убийство западных велотуристов под Дангарой в июле и крупный бунт в колонии Худжанда в ноябре. Напряжённая ситуация также сложилась в Горно-Бадахшанской Автономной области, где осенью 2018 года правоохранительные органы РТ начали операцию по восстановлению законности и борьбе с организованной преступностью.

В свою очередь экономика Таджикистана демонстрировала самые высокие темпы роста ВВП в регионе – около 7 %. Правда, это в значительной степени объясняется эффектом низкой базы. Основные доходы правительство страны направляло на социальные нужды и реализацию национального мегапроекта строительства Рогунской ГЭС. В ноябре 2018 года в Таджикистане торжественно запущен 1-й агрегат этой гидроэлектростанции. Событие имело для руководства государства большое политическое значение, хотя ознаменовало завершение лишь промежуточного этапа работ на объекте. По прогнозам, ГЭС может быть полностью достроена в 2028-2033 годах, для чего Душанбе предстоит решить сложные вопросы по поиску финансирования.

В международной сфере «прорывом» года для Таджикистана стало восстановление после длительного периода конфронтации добрососедских отношений с Узбекистаном. В марте 2018 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев совершил первый государственный визит в Душанбе, в ходе которого стороны наметили пути урегулирования большинства проблемных вопросов общей повестки дня. В том числе они согласовали линию государственной границы, сняли ряд ограничений на грузоперевозки и поездки граждан, приступили к воссозданию общей железнодорожной и электросетевой инфраструктуры. Ташкент перестал «торпедировать» строительство Таджикистаном ГЭС на трансграничных реках и активизировал с ним сотрудничество по линии силовых ведомств.

В конструктивном ключе развивались отношения Таджикистана и России – главного торгового и военного партнёра Республики. Взаимный товарооборот сторон превысил докризисный уровень и по итогам года приблизился к рекордному 1 млрд долларов. Москва предложила Таджикистану присоединиться к ЕАЭС в статусе наблюдателя, продолжила модернизацию таджикских вооружённых сил и расширила сотрудничество с РТ в сфере образования. В то же время осложнилась работа в Таджикистане российских компаний, столкнувшихся здесь с неплатежами, административным и налоговым давлением.

Китай в рамках инициативы «Один пояс, один путь» укрепил позиции ведущего кредитора и инвестора Таджикистана. Этому не помешала фактическая приостановка крупнейшего совместного проекта сторон – прокладки по таджикской территории 4-й линии газопровода «Туркменистан – КНР». Пекин также существенно увеличил безвозмездную помощь руководству Республики, выделив 220 млн долларов на новые здания правительства и парламента РТ в Душанбе.

После временного потепления резко обострились отношения Таджикистана с Ираном. Таджикское руководство вновь обвинило Тегеран в поддержке ПИВТ, которую считает террористической организацией. В течение года у Душанбе также возникали заметные разногласия с Туркменией и Киргизией, в основном связанные с транспортными проектами, границами и транзитом.

В целом, несмотря на известные социальные трудности и проблемы в сфере безопасности, 2018 год оказался для Таджикистана «рабочим» и, скорее, положительным по своим результатам. Внутриполитическая стабильность, экономический рост и нормализация диалога с Узбекистаном позволяют Республике с определённым оптимизмом смотреть в будущее.

1 Террористическая организация, запрещена в РФ.