Т. Мэй на заседании Парламента, проголосовавшего против соглашения о выходе из ЕС

Премьер Т.Мэй на заседании парламента, проголосовавшего против соглашения о выходе из ЕС

Британский парламент 15 января отклонил соглашение о выходе из ЕС, достигнутое в конце ноября 2018 года правительством Т.Мэй и европейскими чиновниками. Теперь власти страны продумывают все возможные варианты вывода государства из тупика Brexit. В срок до 21 января премьер-министр обязана представить парламенту так называемый План Б.

Специалисты признают, что отсутствие договоренности Британии с ЕС – наихудший вариант и для Лондона, и для Брюсселя. Поэтому всё чаще слышатся призывы законодателей вернуться к возможности нового голосования по членству Соединенного Королевства в Евросоюзе. Однако глава правительства и лидер консерваторов Т. Мэй, оставшаяся у власти после организованного 12 декабря 2018 года вотума недоверия однопартийцев, настаивает, что в условиях внутриполитического кризиса повторный референдум невозможен.

Симптоматично, но такую позицию разделяет и ее оппонент, лидер лейбористов Дж. Корбин – причем вопреки мнению большинства представителей его партии (официальная позиция лейбористов не исключает возможности проведения повторного референдума о выходе страны из ЕС, «если все остальные возможности будут истощены»). Это ухудшает политические позиции Корбина и даже ставит под сомнение его пребывание во главе ведущей оппозиционной силы Великобритании, поддерживая одновременно рейтинг Т.Мэй.

Властные элиты не желают плебисцита, так как спрогнозировать исход голосования практически невозможно: настроения британских избирателей по этому вопросу слишком переменчивы (если бы он был проведен в ближайшие дни, то приблизительно 55 % жителей Соединенного Королевства предпочли бы остаться в ЕС, тогда как месяц назад перевес был бы на стороне брекзитеров). Но главное, новый референдум неизбежно спровоцирует распри в политических кругах и обществе относительно вопросов, которые должны быть вынесены на голосование (уйти/остаться/за сделку Т.Мэй /за выход без сделки /за другую сделку и пр.), а также времени его проведения. Так, по оценкам английских экспертов, минимальный срок для организации референдума составит не менее 3 месяцев, что определяет трудность реализации этого шага до дедлайна (29 марта 2019 года).

До настоящего времени Т.Мэй, опасаясь растерять политический вес, публично обещала, что Британия – с соглашением или без – покинет Евросоюз в запланированный срок. Но с учетом складывающейся обстановки, когда представители Брюсселя отказываются от повторного обсуждения условий соглашения, можно предположить, что британские власти все-таки обратятся к европейцам с просьбой предоставить дополнительное время на процедуру выхода их страны из союза. Это не исключает Лиссабонский договор, где, в частности, говорится, что Европейский совет с согласия заинтересованного государства-члена может единогласно продлить двухлетний период, условно предусмотренный на уход какой-либо страны из объединения.

Однако до этого времени деятельность исполнительной власти Великобритании может быть поставлена под сомнение оппозицией. Уже в скором времени кабинет министров Т. Мэй столкнется, видимо, с нажимом Лейбористской партии, которая попытается поставить вопрос о доверии правительству на голосование в Вестминстере.

В целом, англичане с каждым днем растрачивают возможности нахождения оптимального варианта позиционирования страны вне Евросоюза и взаимодействия с государствами-членами блока. Это усугубляет политическую и экономическую нестабильность в общеевропейском масштабе.