В Донбассе и Луганске, обливаясь кровью, бьется сердце России. Свершается великая Заповедь Христова: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15:13). Она свершается именно там, в Малой Руси, а не в Москве или Петербурге. Оставленные, брошенные на произвол судьбы «великими державами», погрязшими в своих кровавых игрищах и дележе русского газа, преданные трусливыми иерархами ополченцы ведут неравный бой с вооруженными до зубов полчищами сатанинского мирового правительства. В рядах ополчения самые разные люди: бывшие военные, крестьяне, рабочие, священники, шахтёры, медсестры, врачи, милиционеры, все те, кто не захотел принять власть дьявола, не захотели покориться ни нелегитимной киевской хунте, ни «легитимному» президенту Порошенко, ни убийце женщин и детей лауреату нобелевской премии мира Обаме со всеми его «частными армиями», ни нацистам из «Правого сектора». Со всеми ними ополченцы ведут смертельный бой: неравный, обреченный, святой и правый. Глядя на лица этих известных и большей часть безызвестных героев, воочию видишь, как за ними проглядываются лики Александра Невского, Димитрия Донского, Сергия Радонежского и Серафима Саровского, колышутся осененные ликом Спасителя прапоры Святой Руси. Козельск — Смоленск — Бородино — Севастополь — Шипка — Осовец — Славянск — незримая линия обороны проходит сейчас по западным границам России.

Часто приходится слышать удивлённые признания, что Игорь Стрелков как две капли воды похож на поручика Императорской армии. Ничего удивительного в этом нет: они исполнены с тем поручиком единого духа, крайне опасного для пятой и шестой колонн, что уже столько десятилетий мучают и терзают нашу несчастную Родину. Эти «национал-предатели», как их метко назвал Президент В. Путин, хорошо понимают, что происходит сейчас в Малой Руси, какая сила рождается на обагрённых кровью улицах Донецка, Луганска, Славянска, и, поэтому делают всё, чтобы не допустить победу этой силы. К сожалению, многие наши патриоты не понимают этого духа. Так, В. И. Катасонов кощунственно сравнил героев-ополченцев с изуверами и психопатами Парижской коммуны 1871 г., чьи «герои» прославились грабежами, массовыми убийствами заложников и тем, что сожгли все дворцы Парижа и его предместий (сохранился только Версаль, так как он был в руках антикоммунаров). Весьма неудачное высказывание принадлежит Е. Холмогорову, сравнившего И. И. Стрелкова с Дж. Гарибальди, масоном, аплодировавшему убийству Императора Александра II. Неправильно сравнивать и подвиг ополченцев с подвигом защитников Сталинграда. Те защищали свою Родину, ополченцы же не просто защищают свои дома и семьи, не просто закрывают собой границы России. Они созидают Новороссию: из Малой Исконной Руси является Русь не новая, но Обновленная. Новороссия — это возвращение Белой идеи, не февралистской, не колчаковской или деникинской, а подлинной Белой Идеи — Святой Руси. О ней в 1922 г. мечтал один из благороднейших русских военных вождей генерал М. К. Дитерихс: «Я верю, что Россия вернется к России Христа, России Помазанника Божьего. Мы были недостойны этой милости Всевышнего Творца».

Общеизвестно, что Игорь Стрелков православный человек, монархист и «дроздовец», особенно почитает святого Царя-Мученика Николая II и просит молиться за спасение Новороссии всей России именно ему. В Луганске не прекращаются крестные ходы с иконами и крестами. Там не увидишь ни портретов картавого сифилитика, русофоба и богоборца, губителя вековой традиционной России, ни усатого упыря, залившего Россию кровью и присвоившего себе великую Победу нашего народа, не услышишь там и демагогических заклинаний о «демократических ценностях». В бой с кроваво-чёрной (цвет Правого сектора) нерусью идёт в священный бой Белая Русь. Как гениально предвидела это в свое время Марина Цветаева!

Белая Гвардия, путь твой высок:

Черному дулу — грудь и висок.

Божье да белое твое дело:

Белое тело твое — в песок.

Не лебедей это в небе стая:

Белогвардейская рать святая

Белым видением тает, тает…

Старого мира — последний сон:

Молодость — Доблесть — Вандея — Дон.

Кто уцелел — умрет, кто мертв — воспрянет.

И вот потомки, вспомнив старину:

 — Где были вы? — Вопрос как громом грянет,

Ответ как громом грянет: — На Дону!

 — Что делали? — Да принимали муки,

Потом устали и легли на сон.

И в словаре задумчивые внуки

За словом: долг напишут слово: Дон.

Именно так: Молодость — Доблесть — Вандея (то есть верность традиционным единодержавным основам русской государственности) — Дон (Донбасс, Донецк). Только одно не верно: нынешняя Белая Гвардия— это не «последний сон старого мира», а начинающаяся заря воскресающего Русского Мира, перед которым бессильны все мировые правительства, его наемные армии, штрих-коды, чипы и политтехнологии.

На обломках русофобской Украины создаются русские народные государства. Они свободны от олигархической паутины, от красной и либеральной идеологии. Поэтому пример Новороссии так опасен тем, кто стремится контролировать власть в России, кто не даёт всем национальным силам стряхнуть путы «национал-предателей».

Панический страх шестой колонны перед возрождающейся Белой Россией проявился сразу, когда о Стрелкове и ополченцах только-только заговорили. Красно-либеральное сообщество отлично осознало, что происходит духовное возрождение русской традиционной государственности, символом которой является наш святой Царь-Мученик Николай. И вот уже красный «изборец» С. Черняховский, на первый взгляд совершенно непонятно почему, принялся рассуждать, что восстановление монархии в России невозможно. Со свойственным ему цинизмом, граничащим с глумлением, Черняховский замечает: «Если в элите мечтают о царе – в народе не прочь его вновь расстрелять». Наверное, Черняховский знает, о каком народе ведет речь, ясно только, что к многонациональному народу России он не имеет никакого отношения. А дальше просто откровенная ложь про выставку в манеже, посвященную 300-летию династии Романовых: «Длинные очереди в манеж на выставку Романовых есть показатель не столько этого интереса, сколько административного усердия чиновников, дававших разнарядки на ее обязательное посещение студентами, школьниками и преподавателями». Смысл этого очевидного вранья один — посеять неприязнь не просто к монархии, но к монархии русской, монархии династии Романовых, величие которой так убедительно доказала выставка в Манеже.

По каналу «Россия-1» передача «Прямой эфир» была посвящена «страшно опасному явлению» — якобы существующему почитанию Царя-Мученика Николая II, чуть ли не как Самого Христа (якобы существующая секта «царебожников»). На самом деле так называемые «царебожники», если и существуют, то в исключительно в штучном варианте, во всяком случае ни одного психически вменяемого человека среди них нет. Зато вот царененавистников у нас пруд-пруди, в том числе и тех, кто глумится над прославленной Церковью Царской Семьёй. В качестве примера «царебожника» на передачу затащили то ли больного, то ли оклеветанного человека по имени Олег, который якобы является членом якобы существующего «братства Царя-Искупителя». По версии авторов передачи Олег, уйдя в «секту» бросил свою семью, а теперь пытается отобрать у бывшей жены детей, чтобы воспитывать их в сектантском духе. Но передача затевалась вовсе не ради того, что бы посмаковать подробности семейной жизни «сектанта» Олега и его «несчастной» жены. Цель ее была иной: прочно увязать имя Императора Николая II с жуткой сектой, изуверами-сектантами, существующими вне Церкви и ее таинств. Несколько раз в кадрах появлялся портрет святого Государя, с обязательной надписью: «Похитители душ: наш папа попал в секту». Жена Олега постоянно упоминала, что ее бывший супруг сравнивал свой уход из семьи с отречением Николая II от престола. Потом она тыкала пальцем в портрет Государя и говорила: «вот его настоящая семья».

Примечательно, что чем упорнее и успешнее ведут свой смертельный бой православные ополченцы Новороссии, тем активнее действуют агенты необольшевизма. Причем эти действия похожи на панику. Иначе трудно понять нелепую идею подброшенную Президенту Путину по референдуму о переименовании Волгограда в Сталинград, и наглое требование Зюганова провести референдум о возвращении имени Ленинграда Санкт-Петербургу. Когда предлагают переименовать Волгоград в Сталинград, забывают, что город изначально в 1589 г. при Царе Феодоре Иоанновиче был назван Царицыным. То есть даже здесь нам предлагают выбирать между лже-царем Сталиным и подлинным Царем. Кстати, хочется сказать любителям Ленина, Сталина и прочих извергов: народ не с вами. Вот результаты проведенных опросов самых разных интернет-СМИ:

Название сайта

«За» Сталинград

«Против» по разным причинам

Из них «за» Царицын

«Защищать Россию»[1].

669 человек

675

116

«Полит.ру»[2]

228 человек

848

370

«Волгоград.ру» [3]

10,2 % опрошенных

85,7 %

16%

«База данных ФОМ»[4].

20% опрошенных

38 %

вопрос не задавался

Форум «Волгоград.ру»

17% опрошенных

69, 93

6, 64

Так что не надо подводить Президента нелепыми идеями, это только злит народ. Отношение к переименованию Волгограда видно из большинства мнений простых людей в интернете (приводим в орфографии авторов): «На какую угодно херню готовы пойти для поддержания “нацианального духа”, лишь бы ничего толкового не делать»; Борис: «Провести референдум надо 14 сентября, чтоб раз и навсегда закрыть эту тему. Уверен, что 80% выскажется за Волгоград, 10-15% за Сталинград и 5-10% — за Царицын. И больше не будут приставать к Путину с переименованием. Надо только не отсиживаться, а придти всем, и проголосовать»; Татьяна: «Как уже задрали этими переименованиями! Волгоград – уже тоже историческое название! При нищете не до пафосу! “А вы друзья, как ни садитесь…” Какая разница теперь, как называется город с низким уровнем всего: медобслуживания, зарплаты, долгами ЖКХ, раздолбанными дорогами, кланами везде, во всех организациях!»; Александр Поликарпыч: «Как задолбали эти коммуняки! 70 лет издевались над населением. Потом получили поджопник и вот опять никак не успокоятся. И ведь помалкивают в тряпочку, когда их спрашиваешь, как же случилось, что немцы дошли до Сталинграда? Сколько народа здесь погибло!»; Борис: «Очередной идиотизм!!! Я живу в Волгограде! Город в ужасном состоянии!»; Вера: «Этот спор сейчас провокационный: есть потомки тех, кто сидел, умирал в лагерях, на сталинских стройках, рудниках, высланных целыми семьями с малолетними детьми, в общем по плану их и не должно было быть этих потомков, но все же случайно выжившие есть. А есть потомки тех, кто сажал, охранял, расстреливал, калечил. Кстати, те кто попадал в плен, раненый, без сознания, бежавший из него, этих тоже в лагеря, хоть Герой Советского Союза. Поэтому не надо, память еще есть, кто-то всю жизнь оплакивал сгнивших от репрессий, не имея даже могилы, на которую можно прийти и помянуть, а кто-то скупал за кусок хлеба произведения искусства в том же Ленинграде»; Ольга: «Моего родного деда раскулачили и сослали в 30-м, в ссылке погибла вся семья, кроме моей матери, которая все детство и всю юность промыкалась по детским домам, а потом всю жизнь искала хоть каких-то родственников и нашла их, только когда ей уже было за пятьдесят. Упыря Сталина ненавидела люто до самой смерти. Таких, как она, в стране не меньше, чем ветеранов, почему не спрашивают их, хотят ли они возродить культ этого нелюдя? Почему не заклеймят позором его преступления? Когда, наконец, вобьют осиновый кол в его могилу?»; Игорь: «336 лет город назывался Царицын, 53 года — Волгоград и 36 лет — Сталинград». Надежда (в ответ): «Вот именно… А со Сталиным пошли все к … Проханову». Григорий: «А почему бы не спросить у жертв сталинских репрессий и их потомков? Может Президент намекает о грядущих возможных расправах с протестующим против его правления народом».

Отметим, что предложение о референдуме по поводу возвращения Сталинграда, было воспринято большинством людей, как попытка оправдать неудачную, по их мнению, политику на Донбассе и Луганске. Елена Щербакова: «Не время думать о переименовании, надо кормить детей Юго-Восточной Украины и восстанавливать дома».

Не думаю, что В. В. Путин рассчитывал вызвать такую реакцию, когда отвечал в Нормандии на вопрос ветерана. Очевидно, что инициатива с референдумом о Сталинграде всколыхнула протестную волну, которая вовсе не способствует успокоению в обществе и направлена на подрыв авторитета Путина, который так возрос после воссоединения Крыма с Россией.

Поэтому вдвойне странно было услышать поддержку референдума о переименовании Волгограда со стороны протоиерея Всеволода Чаплина, который заявил: «Мне лично больше нравится название Царицын, но я не вижу причин, почему не позволить людям высказаться на эту тему. Слово «Сталинград» уже живет жизнью, независимой от имени Сталина, ассоциируется с победой в известной битве, с некоторой частью нашей истории». Споры же о Сталине, конечно, будут продолжаться, в том числе среди православных христиан, отметил священник, назвав очевидным, что Сталин был гонителем Церкви и что осуществлявшиеся при нем репрессии «в значительной своей части были несправедливыми». В то же время, добавил протоиерей, если спросить священнослужителей, монашествующих и активных мирян, то среди них будет немало тех, кто видит и положительные моменты в деятельности Сталина. «Не будем забывать и того, что в последние годы его жизни наши Патриарх и Синод высказывались о нем с уважением», — напомнил священник[5].

На фоне вопиющего молчания нашей иерархии по поводу событий на Донбассе и Луганщине, массовых убийств женщин и грудных детей, артобстрелов в праздник Пресвятой Троицы, расстрелов раненых «Правым сектором», убийств священников, проклятий украинских митрополитов в адрес главы Российского государства и Российской армии — подобная словоохотливость отца Всеволода не может не удивлять. Как не может не удивлять резкое изменение взглядов представителей Московского Патриархата. Ведь сравнительно недавно, в 2008 г., одного престарелого игумена Ефстафия (Жакова), повесившего где-то у себя в углу храма «икону» (на самом деле картину) со святой Матроной Московской и Сталиным, громко отправили на покой. Хотя Сталин был изображен на «иконе» без нимба, повернувшегося спиной к Блаженной. Тем не менее, реакция Патриархии была резкой, и оргвыводы последовали немедленно. При этом были сказаны вполне правильные слова. Так, тогдашний руководитель пресс-службы Московского Патриархата отец Владимир Вигилянский заявил: «Разговоры о святости Сталина — кощунство над памятью мучеников, которые погибли во время сталинского режима, ведь при Сталине никто так не пострадал, как духовенство, которое было истреблено почти на сто процентов. Произошло дисциплинарное нарушение: клирик не имеет права вешать в храме неканоническую икону. С поступком священника будет разбираться правящий архиерей».Тогдашний руководитель миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии протоирей Александр Будников был не менее категоричен: «Думаю, с этим священником будет разбираться митрополит. Есть у нас такие церковные экстремисты, к сожалению. В храме недопустимо выставлять даже неканонизированных святых, а что уж говорить о такой персоналии, как Сталин. Это соблазн, это самочиние, самоуправство. Это сбивает с толку людей. Мы не можем смущать верующих подобными иконами. В ближайшее время эта икона из храма должна исчезнуть».

А вот, что говорил тогда, и вполне справедливо, протоиерей Всеволод Чаплин: «На иконах часто изображают злодеев. Но Сталин изображен не как злодей, а как символ поклонения. Мало того, по мнению многих, никакой встречи святой Матроны Московской со Сталиным не было. И вообще — как можно прославлять человека, при котором были попраны святыни, много священников и верующих отправлены в тюрьмы и уничтожены?! Некоторые пытаются оправдать Сталина, уверяя, что он был тайным христианином, но тайных христиан не бывает. Он до смерти называл себя атеистом и не раскаивался в совершенном. Христианин же только тот, кто исповедует Христа и не отрекается от него перед людьми»[6].

Каким же образом сегодня отец Всеволод допускает, даже гипотетически, чтобы в честь этого тирана и атеиста, «при котором были попраны святыни, много священников и верующих отправлены в тюрьмы и уничтожены» был назван целый огромный город? Напомним также, что митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) дал такую оценку Сталину: «Я считаю, что Сталин был чудовищем, духовным уродом, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре. Он развязал геноцид против народа своей страны и несет личную ответственность за смерть миллионов безвинных людей».

И снова вопрос: как могут представители Церкви, при существовании такой оценки от лица одного из ее иерархов, соглашаться с возможностью референдума о Сталинграде? А если это частное мнение протоиерея Всеволода Чаплина, то почему нет соответствующей реакции высшего священноначалия Русской Православной Церкви? Разговоры о том, что «слово «Сталинград» уже живет жизнью, независимой от имени Сталина» на наш взгляд являются, на наш взгляд, пустопорожними рассуждениями. Если бы речь шла об увековечении памяти именно битвы, то было бы достаточно назвать главный проспект в городе Волгограде (или Царицыне) Сталинградским, а в Москве у могилы Неизвестного солдата уже есть памятная доска с надпись «город-герой Сталинград». Этого вполне достаточно. Поэтому если город будут переименовывать, то только в честь Сталина, а не битвы.

Нашей власти и церковноначалию необходимо чётко и ясно уяснить, что любое заигрывание с большевизмом и сталинизмом есть прямая угроза для власти и для церковноначалия. Коммунисты (не путать с членами партии) всегда предавали своих попутчиков, а то, что нынешняя власть и Церковь воспринимаются коммунистами всех мастей именно как попутчики, не подлежит сомнению. Использовав их в своих целях, они обязательно при удобном моменте нанесут удар в спину.

Но здесь следует указать на еще одну связь между возможным референдумом о Сталинграде и событиях в Новороссии. Ведь возрождения Русского Мира боится не только пятая колонна внутри страны, но и ее западные хозяева. Кстати, об этом недвусмысленно заявил министр иностранных дел С. В. Лавров на встрече с членами Российского совета по международным делам в Москве: «К нашему удивлению, [на Западе] стали даже оперировать тезисом о том, что Советский Союз с его коммунистической доктриной, по крайней мере, оставался в рамках выработанной на Западе системы идей, в то время как новая Россия возвращается к своим традиционным ценностям, коренящимся в Православии, и вследствие этого становится еще менее понятной».

Как тут не вспомнить американского политолога С. Хантингтона: «Конфликт между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом был конфликтом идеологий, которые, невзирая на все различия, хотя бы внешне ставили одни и те же основные цели: свободу, равенство и процветание. Но Россия традиционалистская, авторитарная, националистическая будет стремиться к совершенно иным целям. Западный демократ вполне мог вести интеллектуальный спор с советским марксистом. Но это будет немыслимо с русским традиционалистом. И если русские, перестав быть марксистами, не примут либеральную демократию и начнут вести себя как россияне, а не как западные люди, отношения между Россией и Западом опять могут стать отдаленными и враждебными»[7].

Эти отчужденность и враждебность в полной мере проявляются на полях Донбасса и Луганщины. Если они падут, жало Запада будет направлено в самое сердце нашей Родины — Москву. Запад никогда не стерпит возрождение Святой Руси. Он всегда будет пытаться нас уничтожить, подсовывая в качестве героев своих бывших агентов влияния (в большей или меньшей степени): Ленина, Троцкого, Сталина. Он всегда будет стремиться всячески, очернить, опорочить нашу православную цивилизацию, нашего святого Царя, чтобы через них опорочить и скомпрометировать нашу Православную Церковь и нашего сегодняшнее государство, взорвав их изнутри. К сожалению, многие как в государстве, так и в Церкви по-прежнему не понимают прямой зависимости между этими явлениями. Наша победа сможет осуществиться только тогда, когда мы все пойдем в бой не за Сталина или Ленина, не за либерализм и демократию, не за газ и нефть, а за Святую Русь, «за други своя». Как это делали наши предки, как это делает русский герой Игорь Иванович Стрелков.