Активный этап восстановления диалога между Севером и Югом Корейского полуострова сменился его затишьем. Этому способствовало как отсутствие прорывов в урегулировании ядерной проблемы на американо-северокорейских переговорах в Ханое, так и общая исчерпанность двусторонней повестки в условиях действующих международных санкций СБ ООН. Иными словами, всё, что можно было пообещать, уже было обещано в ходе первых трех встреч двух лидеров Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина и отражено в ряде межкорейских документов.

В Пхеньяне неизменно настаивают на исполнении буквы и духа межкорейских договоренностей, достигнутых в 2018 году. Они заключаются в полном прекращении совместных американо-южнокорейских учений, которые воспринимают как грубое нарушение Соглашения о реализации положений Пханмунчжомской декларации в военной сфере (сентябрь 2018 года.). Вдобавок, как следует из текстов официальных документов, в КНДР не приемлют посреднических усилий Сеула по наведению мостов между Северной Кореей и США. Более того, северокорейцы настойчиво призывают власти РК определиться, на чьей они стороне, и занять «самостоятельную позицию» в вопросе урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова.

В этой ситуации южнокорейцы пытаются оживить переговорный процесс между Севером и Югом. В частности, президент РК Мун Чжэ Ин не раз заявлял о своей готовности к проведению нового межкорейского саммита. После того, как южнокорейцы оправились от шока, вызванного провалом американо-северокорейских переговоров в Ханое (февраль нынешнего года), в Сеуле, по всей видимости, начали «зондировать почву» на предмет подготовки новой встречи лидеров двух Корей. Первоначально, как сообщали южнокорейские СМИ, она должна была состояться по случаю годовщины принятия Пханмунчжомской декларации.

Вместе с тем, по состоянию на середину июня 2019 года и в Чхонвадэ (администрация президента РК), и в Министерстве объединения РК «сохраняют осторожный оптимизм» относительно проведения новых встреч с Ким Чен Ыном. В частности, на полях встречи в верхах с президентом Финляндии С.Нийнисте (июнь 2019 года) Мун Чжэ Ин заявил о том, что возобновление межкорейского диалога ожидается в скором времени, не уточнив, правда, конкретных сроков. Судя по всему, Сеул действительно по своим каналам пытается добиться от Пхеньяна возвращения за стол переговоров.

Министр объединения РК Ким Ён Чхоль, которого считают сторонником активизации межкорейского сотрудничества, высказывается более осторожно. Говоря о перспективах организации новой встречи лидеров Севера и Юга, он отмечает, что в настоящее время сложно говорить о том, состоится ли она вообще.

Помимо этого жестом дружелюбия со стороны РК стало решение о направлении 8 млн долларов, выделенных Всемирной продовольственной программе и ЮНИСЕФ на оказание помощи в КНДР. Такое решение южнокорейскими властями было принято на фоне известий о засухе в Северной Корее, которая может привести к неурожаям в стране.

Отметим, что для ряда южнокорейских обозревателей показателем, демонстрирующим реальное состояние межкорейского диалога, стала реакция КНДР на кончину супруги экс-президента Ким Дэ Чжуна (1998–2003) Ли Хи Хо. Председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын выразил соболезнования и передал через свою сестру, первого заместителя начальника отдела пропаганды и агитации ЦК ТПК Ким Ё Чжон, траурный венок. По словам директора Совета национальной безопасности при президенте Республики Корея Чон Ый Ёна, глава Северной Кореи выразил надежду на продолжение межкорейского диалога, отметив заслуги покойной в мирном урегулировании на полуострове. В свете ужесточения северокорейской риторики в адрес Южной Кореи и их постоянных заявлений о необходимости реализации практических шагов в двустороннем взаимодействии послание лидера Северной Кореи является признаком того, что в Пхеньяне сохраняют настрой на диалог с Сеулом, хотя и не намерены спешить с проведением встреч на высшем уровне.

При этом, необходимо учитывать, что в нынешней ситуации для руководства РК восстановление диалога на межкорейском треке было бы крайне желательным. В Сеуле опасаются, что окончательное прекращение переговорного процесса может стать прологом к новому обострению ситуации на Корейском полуострове в условиях, когда Вашингтон заметно ужесточил свой подход к Северной Корее. Примечательно, что в последние месяцы американская сторона достаточно предметно обсуждает будущее урегулирования ядерной проблемы полуострова не с Мун Чжэ Ином, а с Синдзо Абэ, который придерживается гораздо более жесткой линии по отношению к Пхеньяну, чем Сеул.

При этом вопрос о перспективах «новой северной политики» Сеула в отношении Северной Кореи имеет и ярко выраженную внутриполитическую составляющую. Правительство Мун Чжэ Ина подвергается жесткой критике со стороны консерваторов за якобы «неоправданно мягкий» курс по отношению к КНДР «в ущерб» взаимоотношениям с США. В этой связи показательно сообщение ключевой правоконсервативной газеты «Чосон ильбо» в конце мая 2019 года, о якобы имевшей место расправе над дипломатами и высокопоставленными функционерами КНДР, участвовавшими в подготовке американо-северокорейской встречи.

В контексте вышеупомянутой критики межкорейских инициатив Муна со стороны представителей правого лагеря подобные сообщения очень похожи на попытку нанести удар по относительно стабильному рейтингу главы государства. Напомним, что будущий год станет для южнокорейской политики своего рода «моментом истины»: на парламентских выборах консерваторы надеются одержать реванш, задачей же либералов остается удержание власти в своих руках. Де-факто предвыборная гонка уже начата, и она может принести немало сюрпризов. А от внутриполитического баланса сил в РК будет многое зависеть и будущее межкорейских отношений.