В последние годы отношения Республики Таджикистан (РТ) и Китайской Народной Республики (КНР) претерпевают важные изменения, считает эксперт РИСИ Дмитрий Попов. «Новый этап взаимодействия двух стран характеризуется экономической кооперацией в рамках стратегии «Один пояс, один путь», а также ростом сотрудничества в политике, безопасности и гуманитарной сфере. Трансформация китайско-таджикских связей оказывает заметное влияние на архитектуру безопасности и экономическое развитие Таджикистана, а в ряде случаев и соседних республик Центральной Азии. Она затрагивает стратегические интересы России, США и других крупных геополитических игроков в этом регионе», – отмечает он в аналитической статье.

Ключевое место в таджикско-китайских консультациях занимает тематика Шёлкового пути. Аналитик напоминает, что осенью 2013 года Китай запустил инициативу «Один пояс, один путь» (ОПОП), активным проводником которой в регионе выступил Таджикистан. РТ первой из всех государств мира подписала с КНР Меморандум по совместному продвижению Экономического пояса Шёлкового пути. В Душанбе рассматривают ОПОП как возможность для решения задачи взаимного экономического роста. «Республика надеется сыграть роль «связующего моста» между Китаем и сопредельными странами и привлечь дополнительные источники финансирования в свои инфраструктурные проекты», – подчеркивает Д.Попов.

Эксперт РИСИ обращает внимание, что сближению двух стран способствует также их отношение к чувствительным внутриполитическим проблемам друг друга. В Душанбе привержены «политике одного Китая», разделяют позицию Пекина по уйгурскому вопросу и против «независимости Тайваня» в любой форме. В КНР в свою очередь выступают за территориальную целостность Таджикистана, воздерживаются от поддержки оппозиционных движений в РТ и вмешательства в политику таджикских властей в регионах с сепаратистскими настроениями.

В целом, по мнению аналитика, политические контакты таджикского и китайского руководства последовательно развиваются. Несмотря на скромные по масштабам КНР размеры РТ, китайская сторона демонстрирует большое внимание к статусу таджикского президента, включая его обязательные приёмы на высшем уровне. Между элитами соседних государств установились и неофициальные связи. Популярны среди таджикских чиновников и предпринимателей поездки в КНР на лечение и отдых. Таким образом, внешнюю политику двух стран в отношении друг друга можно охарактеризовать как вполне успешную, резюмировал эксперт.

Подробнее о таджикско-китайских отношениях – в аналитической статье из журнала “Проблемы национальной стратегии” №4 (55) эксперта РИСИ Дмитрия Попова «Таджикско-китайские отношения на современном этапе: проблемы и перспективы».