В канун Нового года (28–31 декабря 2019 года) в Пхеньяне состоялся V пленум ЦК Трудовой партии Кореи. После его завершения СМИ КНДР распространили подробный доклад с изложением основных решений партии по целому спектру тем, касающихся внутренней и внешней политики страны. Пленум состоялся в условиях неопределенности вокруг развития ситуации на Корейском полуострове, что обеспечило этому событию особое внимание многих наблюдателей за рубежом.

Впервые с апреля прошлого года по каналам северокорейских СМИ «от первого лица» была изложена точка зрения председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына на ситуацию вокруг американо-северокорейского диалога. Отметим, что в течение достаточного долгого времени (и это даже подчеркивалось в отдельных выступлениях высокопоставленных дипломатов КНДР) глава государства воздерживался от публичных оценок и прямой критики Вашингтона. По косвенным данным было очевидно, что отсутствие практических действий со стороны США, которые бы на деле подкрепили неоднократно анонсированный ими «гибкий подход», увлеченность Вашингтона лишь нажимом на Пхеньян вызывает у северокорейского руководства недоумение и даже раздражение.

Вкратце выраженная на пленуме позиция Ким Чен Ына сводится к следующему. КНДР предприняла необходимые действия по оздоровлению ситуации на Корейском полуострове, в одностороннем порядке отказавшись от ядерных и ракетных испытаний, а также демонтировав испытательный полигон в Пхунгери. Однако эти жесты доброй воли были истолкованы Вашингтоном как повод для дальнейшего наращивания давления на КНДР без каких-либо значительных встречных шагов, включая отмену санкций, которые северяне иначе как «оскорблением нации» не называют. Тем самым, с точки зрения Пхеньяна, американцы нарушили даже те немногие обещания, которые были даны ими в ходе Сингапурского (июнь 2018 года) саммита.

Поскольку конфронтация между КНДР и США стала «естественным состоянием», то председатель Госсовета страны Ким Чен Ын, по его словам, более не считает себя связанным «односторонними обязательствами». Вероятно, это означает, что Пхеньян таким образом объявил о завершении периода ракетно-ядерного моратория, длившегося с осени 2017 года и ставшего одной из основ для возобновления переговорного процесса. И теперь впервые за два года в заявлениях властей КНДР прямо говорится о важности ядерных сил для поддержания обороноспособности страны в условиях американского нажима. По словам главы северокорейского государства, сохранение враждебной политики со стороны США ставит перед страной задачу дальнейшего укрепления национальной экономики и вооруженных сил, а также усовершенствование ракетной программы.

Некоторые пояснения относительно «нового подхода» КНДР по отношению к США были даны и в комментарии замминистра иностранных дел страны Ким Ге Гвана. Он подтвердил, что между лидерами двух стран сохраняются «неплохие отношения», упомянув при этом направленное Трампом поздравление Киму по случаю его дня рождения (8 января). По его словам, между Пхеньяном и Вашингтоном по-прежнему сохраняются каналы и возможности для коммуникации, а значит – северяне более не нуждаются в посреднических услугах Сеула. Тем самым, северяне оставляют дверь для диалога с США открытой, настаивая на своих прежних требованиях встречных шагов со стороны Белого дома.

В свою очередь, из Вашингтона с первых дней Нового года вновь призывают Пхеньян к «полному ядерному разоружению» и «возвращению за стол переговоров». Однако даже если северяне и согласятся на продолжение консультаций по мидовской линии, это вряд ли принесет успех, ибо подходы двух стран к урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова слишком далеки друг от друга. Кроме того, северяне неоднократно заявляли, что не хотят улучшать отношения с США, оплачивая это «ценой собственных национальных интересов». Вывести ситуацию из замкнутого круга могла бы реализация «гибкого подхода», который обсуждается целым рядом американских экспертов, но готовы ли к этому в Белом доме? Возможен ли в такой ситуации новый саммит лидеров США и КНДР – вопрос, безусловно, риторический.

Что же касается межкорейских отношений, то, складывается впечатление, будто для северян эта тема «закрыта». По крайней мере, пока у власти находится администрация Мун Чжэ Ина. Так, во всем тексте доклада по итогам пленума о взаимодействии с Южной Кореей не было сказано ни слова, что выглядит довольно необычным. Известно, что северяне крайне недовольны нынешним состоянием межкорейских отношений, однако они пока воздерживаются от персональной жесткой и эмоциональной критики в адрес южнокорейского руководства. Несмотря на это, в Сеуле не теряют надежд на дальнейшее развитие связей с Пхеньяном, хотя потенциал символических жестов исчерпан, а вывести экономические и политические отношения между двумя Кореями на принципиально новый уровень не позволяют объективные условия, включая санкционную политику США.

В то же время, упомянутое в докладе «политико-дипломатическое наступление», возможно, предполагает более энергичную внешнеполитическую деятельность КНДР на китайском и российском направлениях. По мнению экспертов, в условиях отсутствия предпосылок для прорывов в американо-северокорейском диалоге, Пхеньян, скорее всего, будет более активно развивать весь спектр взаимодействия с Москвой и Пекином, не ограничиваясь только политической повесткой.