Со второй декады января мировое информационное пространство будоражат новости из Китая, где эпидемия пневмонии, вызванная новым коронавирусом, судя по имеющимся сообщениям, приняла серьезные масштабы. На данный момент уже подтверждены порядка 4,5 тысяч случаев заболевания и более 100 смертей от этого вируса (смертность составляет 2-3%). Причем, некоторые гонконгские эксперты в области инфекционных заболеваний считают, что общее количество зараженных коронавирусом в Ухане может составлять до 44 тысяч человек.

Эпицентром инфекции считают город Ухань в провинции Хубэй, который в данный момент находится под строжайшим карантином. Местные власти в провинции продолжают закрывать другие города для въезда-выезда в связи с распространением коронавируса. Их число на сегодняшний день уже достигло 17, причем все находятся в провинции Хубэй и насчитывают около 60 млн человек.

Карантин необходим, потому что вирус быстро передается в инкубационный период, который может составлять до 14 дней. При этом рост числа подтвержденных заболеваний более скоротечный, чем во время эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году. Тогда с ноября 2002-го по март 2003 года погибли 649 человек из более чем 7000 заразившихся (смертность составила 9-10%).

В настоящее время центральные власти Китая предпринимают все возможные меры для сдерживания эпидемии, ограничения ее негативных экономических эффектов и борьбы с распространением в обществе недостоверной и заведомо ложной информации о развитии ситуации. По итогам встречи Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК 25 января были созданы центральная и местные руководящие группы по реагированию на эпидемию, а также в провинции были отправлены специальные координационные команды и медицинский персонал для борьбы с новым вирусом. На данный момент в более чем 30 провинциях и городах центрального подчинения КНР с населением свыше 1 млрд человек борьба с инфекцией объявлена в качестве приоритета номер один в области обеспечения безопасности здоровья граждан.

Нынешняя вирусная эпидемия также создает благоприятную почву для информационного хаоса, распространения ненадежной информации, слухов и, тем самым, негативно сказывается на авторитете властей и социально-политической стабильности в обществе. В этой связи на заседании Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК 25 января было подчеркнуто, что необходимо своевременно точно и прозрачно обнародовать всю информацию об эпидемии в качестве ответа на озабоченность, проявляемую как внутри страны, так и за рубежом.

Какие же экономические и политические последствия несет нынешняя ситуация с уханьским вирусом?

Во-первых, главная проблема не нынешняя опасность заражения, а потенциальные риски дезорганизации жизни в Китае. В случае сохранения режима карантина миллионы людей не смогут вернуться на работу в свои города, приостановится обучение в вузах и школах, могут начаться перебои с поставками некоторых товаров и т.д. Власти многих городов уже отменили мероприятия по случаю китайского Нового года. Новогодние праздники в КНР продлены на 2 дня, трудовые будни возобновятся с понедельника 3 февраля, а учебные заведения сами определят дату завершения каникул. К примеру, в Шанхае они официально продлены до 8 февраля, а некоторые учебные заведения начнут работу не позже 15 февраля.

На данный момент в китайских провинциях около 200 млн иногородних мигрантов, а в общей сложности количество людей, перемещающихся по всему Китаю в новогодние каникулы может составлять порядка 400 млн человек. По заявлениям мэра Уханя, в связи с новогодними праздниками и эпидемией коронавируса город покинули свыше 5 млн человек (около трети населения) .

Ухань – крупнейший центр авиа, железнодорожных, речных и автоперевозок Китая. В условиях китайского Нового года запрет на пассажироперевозки может вызвать серьезные транспортные трудности для всей КНР. Недавно опубликованная статистика по пассажирским перевозкам за 26 января свидетельствует о том, что количество поездок во второй день китайского Нового года в целом сократилось по сравнению с прошлым годом на 63,2%, а днем ранее темпы снижения показателя составляли 28,8%. Медленнее всего сокращаются перевозки на воздушном транспорте: количество поездок снизилось всего на 39,2%.

В связи с эпидемией веден приостановлена продажа зарубежных и внутренних туристических путёвок в масштабе всего Китая. На период новогодних праздников, по некоторым оценкам, без туров могут остаться до 40 млн китайских туристов, а это уже повлечет соответствующие последствия для экономики провинций и некоторых зарубежных стран.

С учетом всех имеющихся факторов и продолжения роста числа заболевших коронавирусом можно предположить, что ситуация карантина в провинции Хубэй будет сохраняться вплоть до середины февраля — начала марта. Вполне вероятно, что по прошествии определенного количества дней число городов-кандидатов на введение режима карантина может увеличиться.

В южных провинциях страны заболевания сопровождаются низкими температурами в домах, так как в южных провинциях КНР большинство квартир не отапливается. Однако при куда больших заболевших и SARS, и H1N1, и даже Эболы во время сезонной Кантонской Выставки власти никогда не блокировали транспортное сообщение в городах, не говоря уже о таком транспортном хабе как Ухань. Это говорит о том, что реальный масштаб распространения коронавируса может быть гораздо выше официально заявленного, хотя это и не означает, что инфекция является столь смертельной, как это пытаются преподнести некоторые международные СМИ.

Во-вторых, эпидемия нового коронавируса вмешивается в традиционный политический цикл КНР и негативно отражается на настроениях населения в отношении местного партийного руководства.

Традиционно к марту происходит ротация кадрового состава региональных органов власти, затрагивающая местные парткомы, собрания народных представителей, а также глав правительств городов и провинций КНР. Как правило, новый состав региональных органов в марте принимает участие в работе «двух сессий» (Всекитайского собрания народных представителей — парламента КНР, и Народного политического консультативного совета Китая — аналог Общественной палаты в России). Сегодняшняя ситуация в Поднебесной делает невозможным смену руководителей, так они параллельно руководят штабами борьбы с «вирусом», и тем самым нарушает планы центрального руководства Китая и устоявшийся политический цикл. Так, к примеру, ежегодные сессии местных законодательных собраний в феврале были отменены в провинции Юньнань и городе Циндао провинции Шандун.

Вместе с тем ситуация вокруг уханьского вируса открывает новые траектории движения политических элит. Это относится как к провинившимся (к примеру, главе правительства провинции Хубэй Ван Сяодун), так и к тем партийным деятелям, которые смогут аккумулировать политический капитал на противодействии нынешней угрозе. Как мы помним, политический взлет де-факто второго человека в стране зампредседателя КНР Ван Цишаня (в прошлом глава Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины – главного партийного антикоррупционного органа) был в немалой степени обусловлен его ролью как мэра Пекина в успешной ликвидации вспышки атипичной пневмонии в 2003 году.

Можно с уверенностью сказать, что сейчас критерий способности чиновников реагировать на чрезвычайные ситуации становится еще более актуальным для их дальнейшего продвижения. По сути, нынешняя эпидемия представляет собой стресс для китайских властей, который они, судя по всему, намерены успешно преодолеть. Подобный опыт действий в нестандартных, сложных условиях актуален для Китая сейчас как никогда. Этому способствуют большое число потенциальных рисков: в дополнение к вспышкам болезней и эпидемиям можно отнести вопросы продовольственной безопасности, экологические проблемы, финансовые риски на рынке недвижимости и госпредприятиях, потеря рабочих мест, вызванная торговой войной с США и замедлением мировой экономики и т.д.